Фото: Игорь Онучин/ТАСС

Нефтяной картель согласовал снижение добычи, но места в хранилищах не хватит

Участники ОПЕК+ в конце минувшей недели смогли договориться о мерах по стабилизации нефтяного рынка. Однако кроме низких цен на сырье в мире есть и другая серьезная угроза — заполнение нефтехранилищ.

Спустя месяц после скандального "разрыва" участники ОПЕК+ снова сели за стол переговоров, ради безопасности — виртуальный (в режиме телеконференции). Цель, разумеется, не праздная — в ходе обсуждений требовалось выработать стратегию, которая приведет к стабилизации мировой рынок нефти. Точнее, остановит его падение и вернет энергию роста.

Картель капут. Сделка ОПЕК+ была обречена, а обвал цен — предрешен

Картель капут. Сделка ОПЕК+ была обречена, а обвал цен — предрешен

1356
Александр Пирожков

Но перед этим состоялось событие куда более важное — телефонные переговоры глав России, США и Саудовской Аравии, в ходе которых стороны договорились сотрудничать. Интересно, что именно американский президент Дональд Трамп позиционирует себя в качестве инициатора переговоров. Имея две большие проблемы в виде убытков американского сланцевого бизнеса и постепенно заполняющихся из–за спада спроса нефтехранилищ, глава Белого дома выступает как соединяющая и примиряющая сторона. Хороший политический ход. Однако важнее — конкретный план действий.

"Влияние на рынок нефти беспрецедентное. Крупномасштабное снижение спроса на нефть и, как следствие, огромный дисбаланс спроса и предложения могут быстро заполнить мировые хранилища и вызвать остановку производства. Негативное влияние на доходы стран — экспортеров нефти огромно, в то время как они сталкиваются с человеческой трагедией и последующим экономическим спадом. Мы находимся на критическом, переломном этапе, когда необходимо действовать. Рынок нефти находится в неустойчивом свободном падении. Это экстренное совещание должно быть возможностью для решительных и немедленных действий", — этими словами министр энергетики Алжира и президент конференции ОПЕК Мухаммед Аркаб открыл совещание, продлившееся 9 часов.

В проекте соглашения ОПЕК+ сокращение добычи нефти разбито на три этапа. На первом этапе (с мая по июль 2020 года) страны–участницы совокупно снижают добычу на 10 млн барр./сутки, или на 23% от базового уровня, который зафиксирован в объемах добытой нефти в октябре 2018 года. Эта цифра не распространяется на Россию и Саудовскую Аравию, для которых установлен одинаковый базовый уровень — 11 млн барр./сутки. Значит, обе страны до июля смогут добывать не более 8,5 млн.

Второй этап продлится с июля по декабрь 2020 года, когда страны должны будут сократить добычу уже на 18%, или 8 млн барр. /сутки. Россия и Саудовская Аравия смогут добывать не более 9 млн барр. /сутки. На третьем этапе, который рассчитан с января 2021 года по апрель 2022–го, сокращение составит 14%, или 6 млн барр./сутки совокупно. Максимально разрешенная добыча российской стороны и саудитов подрастет до 9,5 млн барр. /сутки. Все соглашение, таким образом, рассчитано на 2 года, с возможным пересмотром в декабре 2021–го. Следующее заседание ОПЕК+ запланировано на июнь — пока тоже в формате видеоконференции.

Мало пространства

Отметим, что к заключению соглашения пришли не сразу — воспротивилась Мексика, которой предписывалось урезать добычу на 400 тыс. барр./сутки, однако министр энергетики страны Росио Нале Гарсия настаивала на цифре 100 тыс. барр./сутки. Своего она не добилась и из видеочата вышла. Ситуацию спасли США, стремительно согласившиеся урезать свою добычу на 250 тыс. барр./сутки, чтобы компенсировать выпадающую долю Мексики. На закономерный вопрос о сокращении добычи черного золота как жеста солидарности со странами ОПЕК+ американцы отвечают, что она и так упала на 2 млн барр./сутки — вследствие уменьшения спроса.

Из–под ОПЕКи. Как обвал рубля повлиял на петербургские компании

Из–под ОПЕКи. Как обвал рубля повлиял на петербургские компании

14669
Редакция ДП

Однако итоги переговоров инвесторов все равно разочаровали. По словам главного аналитика нефтяных рынков Rystad Energy Бьорнара Тонхаугена, объем первичного сокращения не сможет долго поддерживать рынок: "Хотя 10 млн баррелей в сутки помогут в краткосрочной перспективе избежать заполнения хранилищ, это разочаровывает тех, кто осознает размер мирового переизбытка нефти".

В ОПЕК прогнозируют, что емкости для хранения нефти иссякнут к концу весны. По словам генсека альянса Мухаммеда Баркиндо, разрыв спроса и предложения беспрецедентен: "Запасы нефти в мире могут вырасти еще на 1,3 млрд баррелей, что приведет к полному заполнению хранилищ в течение мая".

Падение спроса уже ощутили российские нефтепеработчики. Так, Киришский НПЗ, принадлежащий структурам "Сургутнефтегаза", ищет альтернативные способы хранения невостребованных нефтепродуктов. По данным источников, близких к НПЗ, руководство рассматривает использование железнодорожных цистерн. Завод перерабатывает 21 млн тонн нефти в год, мощности для хранения получаемой продукции равны 400 кубометрам. В марте 2020 года их загруженность на 10% превышала уровень марта прошлого года.

По данным ИГ "Петромаркет", среднесуточная переработка нефти в России в начале апреля на 6% превысила объем аналогичного периода 2019 года. Однако НПЗ оперативно переориентировали производство на выпуск экспортного топлива (производство дизтоплива в результате выросло на 16%). При этом на 36% упал выпуск авиакеросина и на 10% — автобензина.

Аналитики прогнозируют снижение по итогам апреля потребности в бензине не менее чем на 40%, дизтоплива — на 7%, керосина — на 50%.

Благо от противного

Для поддержки отечественных НПЗ правительство выработало "грациозную" стратегию — полугодовой запрет на импорт дешевого бензина. Комментарий Минэнерго по инициативе выглядит скорее оправданием.

"Это антикризисная мера, она предлагается на 6 месяцев. И это вынужденная мера, поскольку она не совсем рыночная, но многие страны в настоящее время прибегают к такой мере. Например, Казахстан ввел запрет на ввоз нефтепродуктов. Мы также предлагаем эту меру для того, чтобы сохранить нашу нефтеперерабатывающую отрасль, и в первую очередь это обеспечит нам сохранение рабочих мест, сохранение работы нефтеперерабатывающих заводов", — заявил глава ведомства Александр Новак.

Вследствие падения цен на нефть снизилась стоимость топлива — это характерная для мирового рынка ситуация. Но не для российского, где топливный ценник от резких скачков защищает демпферный механизм. Схематично его работа такова: если российский рынок становится премиальным в сравнении с зарубежным, нефтяные компании доплачивают разницу государству и, чтобы это компенсировать, не снижают цены на АЗС. Если зарубежный рынок становится более выгодным, то правительство доплачивает упущенную прибыль компаниям, и те, в свою очередь, не повышают розничные расценки.

С начала года экспортная цена на автобензин и дизельное топливо демонстрирует спад. Так, на момент написания публикации данные последних торгов показывали, что netback летнего дизеля на 30% ниже внутренней цены. За тонну на российском рынке предлагали 43,3 тыс. рублей, на зарубежном — 29,8 тыс. рублей.

В аналогичную дату в 2019 году летний дизель на внутреннем рынке стоил 46 тыс. рублей, а его netback составлял 53 тыс. рублей.

Для потребителей удешевление бензина было бы радостью — особенно в условиях экономического кризиса. Но, перефразируя расхожую поговорку: что россиянину хорошо, то нефтедобытчику — смерть.

Любовь Лучко Все статьи автора
15 апреля 2020, 14:00 9135
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама