Спасение на водах. Крупная паромная компания просит налоговых послаблений

Круизно–паромная компания Moby SPL, работающая в Петербурге, обратилась за помощью к различным государствам, в том числе российскому. Перевозчик просит налоговых послаблений на время отсутствия навигации, так как несет "колоссальные убытки". Иначе в сложившейся ситуации компания может самостоятельно не выплыть. На эти просьбы власти реагируют по–разному, не все готовы спасти тонущий паром.

Морские пассажирские перевозки по Балтике, прерванные из–за угрозы распространения коронавируса, оказались в финансовом шторме. Закрытые границы государств Балтии, Скандинавии, а затем и России вынудили часть компаний приостановить курсирование, а петербургскую Moby SPL — отодвинуть начало навигации на апрель. Предприниматели подают сигнал SOS, заявляя о растущих расходах в условиях отсутствия прибыли.

Дело в маске. Городские власти выразили обеспокоенность дефицитом медицинских масок в Петербурге

Дело в маске. Городские власти выразили обеспокоенность дефицитом медицинских масок в Петербурге

4137
Алексей Стрельников

В не менее затруднительном положении, чем Moby SPL, находится ее материнская Moby. Большая часть маршрутов этой итальянской группы компаний сконцентрирована в Средиземном море, паромы до недавнего времени курсировали между островными территориями и Апеннинским полуостровом. В Италии навигация остановлена 14 марта, в стране введен тотальный карантин.

В странах Балтийского региона статистика фиксирует значительно меньшую интенсивность заболеваемости COVID–19. Но в Смольном рассматривают сценарий, при котором запрет на передвижение по воде продлят и на летний период. Такой вариант сейчас кажется пессимистичным, но нет никакой гарантии, что навигация–2020 вообще полноценно откроется.

И в этих условиях экономический блок петербургской администрации занимается в первую очередь калькуляцией возможных убытков оператора портовой инфраструктуры АО "Пассажирский порт Санкт–Петербург “Морской фасад”", принадлежащего городу.

Юбилейный, 10–й, сезон для паромно–круизной компании Moby SPL должен был начаться 21 марта. На первый рейс было продано 1100 билетов, а через день паром Princess Anastasia собирался вернуться в Петербург еще за 1200 пассажирами. Но уже 16 марта правительство Эстонии ввело чрезвычайную ситуацию по всей стране, а на следующий день российские власти распорядились приостановить въезд иностранных граждан. Перевозчику пришлось отодвинуть начало навигации, предложив клиентам вернуть деньги за билеты или перенести поездки на более поздний срок.

Эти события дополнили череду неудач, которые преследуют компанию. Накануне новогодних круизов паром Princess Anastasia ушел на внеплановый ремонт из–за поломки рядом со Стокгольмом. Выяснилось, что у судна вышел из строя распределительный вал, поэтому пришлось ждать изготовления необходимых деталей. При этом большую часть новогодних каникул паром простоял в доке в Польше, а средства за заранее проданные билеты пришлось возвращать путешественникам.

Беды ничто не предвещало

Чтобы не платить дважды. Петербург и Ленобласть готовы договориться обо всех аспектах мусорной реформы

Чтобы не платить дважды. Петербург и Ленобласть готовы договориться обо всех аспектах мусорной реформы

6796
Алексей Стрельников, Иван Ершов

К этому сезону компания подходила в хорошем расположении духа. Как рассказывал "ДП" в кулуарах международной туристической выставки в начале 2020 года в Хельсинки гендиректор Moby SPL Сергей Котенев, компания планировала увеличить пассажиропоток в нынешнюю навигацию на 10%, до 340 тысяч человек.

"Увеличения ждем за счет заполняемости судна, в том числе роста продаж палубных мест (без бронирования каюты). Можно будет добраться до Хельсинки, например, всего за 5 евро. Кроме того, мы усовершенствовали программу для иностранцев — расширили линейку круизов и туров, продвигаем систему лояльности для российских путешественников, предлагаем им совмещение маршрутов “паром+автобус” по привлекательной цене", — говорил он.

Но свои коррективы внесла пандемия. "Мое мнение: новости о коронавирусе — обычная паника, без которой все было бы в порядке. Но, если есть постановление правительства РФ, видимо, есть реальные прогнозы специалистов. Не могу согласиться, что закрытие городов — однозначное решение. Но мы с этим должны мириться и вынуждены нести колоссальные убытки, ведь судно не эксплуатируется. Спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации не может никто", — отмечает теперь Сергей Котенев.

По его словам, прогнозируемый убыток на ближайшее время составляет 240 млн рублей. Часть из этих средств ушла на подготовку к туристическому сезону, маркетинговые расходы и зарплату экипажу, остальную часть придется потратить во время простоя и возврата билетов. Пока компания старается убедить путешественников сохранить проездные документы, которые в рублевом пересчете дорожают вместе с растущей курсовой разницей.

"Туристы покупали билеты по одному курсу евро, теперь он совсем другой. Но мы предлагаем перенести круизы на летний период, когда цены, даже в евро, традиционно выше. При этом не меняем класс каюты. Конечно, есть обращения, касающиеся возврата денег, но мы стараемся объяснить ситуацию. Пока получается: 60–70% пассажиров соглашаются на перенос", — говорит Сергей Котенев.

Параллельно компания ведет переговоры с властями стран балтийского региона, через города которого проходит маршрут Princess Anastasia: Moby SPL обратилась к ним с просьбой предоставить налоговые послабления. Некоторые страны, по словам главы Moby SPL, уже дали положительный ответ. Швеция рассматривает возможность снижения портовых сборов на 50%, близки к аналогичной мере финские власти.

"Эстония предложила нам перешвартовать к ним Princess Anastasia и дождаться начала сезона бесплатно, — говорит Сергей Котенев. — С такой же просьбой обратились в “Морской фасад”, но там не идут навстречу. Хотя Петербург — единственный город, который имеет такое морское сообщение, и местные власти получают одни из самых высоких портовых сборов. Но все равно хотят 60 тыс. рублей в день за стоянку судна без операций. При этом мы платим десятки миллионов за использование городской инфраструктуры “Морского вокзала” каждый сезон. И главное — мы просим не денежных средств, а лишь моратория на взимание или сокращения различных сборов, чтобы отрасль выжила".

Эти предложения, рассказал "ДП" Сергей Котенев, были направлены в Минтранс и профильные комитеты петербургской администрации. Он затруднился оценить размер финансовой подушки безопасности, необходимой как Moby SPL, так и всей группе Moby. Однако отметил, что в этом году компания планировала сбалансировать расходы и доходы.

Ни в Средиземном, ни в Балтийском

На сайте группы Moby есть отчет за 2018 год, согласно которому выручка от продажи билетов на всех маршрутах составила 584 млн евро. Из них 2,7% (16 млн евро) принес балтийский маршрут Moby SPL.

Львиную долю доходов Moby приносят маршруты из Сардинии, которые также оказались парализованы из–за вспышки коронавируса. Это направление позволило итальянцам заработать в 2018 году 288 млн евро, а сейчас по нему разрешено перевозить только грузы. Пассажирские перевозки планировалось возобновить 25 марта. Но этого не произошло: число заражений COVID–19 в Италии продолжает стремительно расти, превысив 63 тыс. Moby также обратилась к итальянским властям за финансовой поддержкой. Там ее дождаться реально, учитывая особенность пассажирского сообщения в Средиземном море.

"На некоторых маршрутах, как между островами, паромные линии остаются единственным способом пассажироперевозок. Все государства, в том числе на Балтике, рассматривают использование резервных фондов для поддержки бизнеса. Ведь это еще и большое количество рабочих мест, налоги, грузопотоки", — говорит глава Moby SPL.

Как рассказал собеседник "ДП" в Смольном, власти готовятся и к наихудшему сценарию — отсутствию пассажирского сообщения на весь период навигации. Но сейчас там больше обеспокоены собственной инфраструктурой в условиях отсутствия судозаходов. Речь о дочернем АО "Пассажирский порт Санкт–Петербург “Морской фасад”".

"Сейчас все делается, чтобы последствия оказались минимальными. Пока подушка безопасности есть, она позволит год работать без дохода от основного вида деятельности, а это 80% выручки. Готовимся к худшему, но рассчитываем на лучшее, — говорит он. — Не думаю, что итальянцы закроют балтийский маршрут, ведь эта линия хорошо раскатана. Потом потребуются годы, чтобы она заработала в прежнюю силу".

По словам чиновника, есть и хорошие новости для отрасли: 12 марта в Росимуществе подписано распоряжение о передаче дебаркадеров на петербургских набережных из федеральной в региональную собственность. Властям еще остается привести в порядок инфраструктуру, но "появилось дополнительное время для соблюдения всех процедур".

Сергей Котенев также считает, что Moby не оставит балтийский маршрут, который сохраняет перспективу увеличения пассажиропотока. Однако Россия из него может быть исключена, и тогда Петербург потеряет единственный морской пассажирский путь на Балтике.

В контексте

Коронавирус уже не просто вносит коррективы в нашу повседневную жизнь — он без преувеличения меняет мир. Постулаты, казавшиеся вчера незыблемыми, рушатся как карточный домик.

Например, США и ЕС полностью закрыли границы с внешним миром. Еще совсем недавно такое не могло присниться в самом страшном сне. Теперь это реальность.

Постепенно становится очевидно, что государства, где права человека никогда не были приоритетом (скажем, Китай) или где в начале года на них быстро махнули рукой (Южная Корея и Япония), борются с эпидемией гораздо эффективнее, чем страны, которые принято считать оплотом свобод и развитого здравоохранения. Оказалось, что жесткий принудительный карантин больше способствует «закрытию» вируса, чем пресловутая свобода перемещения. Так что учебники демократии по итогам пандемии подлежат если не переписыванию, то как минимум переосмыслению.

То же и с законами экономики. Мы привыкли сетовать, что в России малый и средний бизнес вносит лишь 20 %–ный вклад в ВВП, тогда как в западных странах эта доля выше 50 %. Но именно этот сегмент нуждается сейчас в первую очередь в дополнительной господдержке. Выходит, российским властям на такую помощь придется потратить меньше, чем большинству других. И вообще, не окажется ли отечественная моноэкономика, опорой которой являются крупные государственные и квазигосударственные компании, более устойчивой к новой угрозе, чем диверсифицированная западная?

Все, что сейчас происходит, — не просто закрытие границ, нарушение привычных логистических цепочек, аномально низкие цены на нефть, переоценка инвестиционных рисков и турбулентность на биржах. Это и резкое сокращение как спроса, так и предложения. А это самый что ни на есть фундамент экономики.

Причем мы имеем дело не с синхронным сокращением, а искаженным. В каких–то отраслях (туризм, пассажирские авиаперевозки, гостиничный бизнес) предложение, пусть и ограниченное, осталось, а спрос почти обнулился. Где–то (общепит, учреждения культуры, образования, спорта) спрос сохранился, но, наоборот, под влиянием государственных запретов исчезло предложение. Современная экономика не умеет безболезненно адаптироваться к таким дисбалансам.

Точнее, пока не умеет. Кризис научит. Он уже разорвал многие шаблоны. Главное — извлекать уроки из нынешних неожиданных экономических и социальных загогулин, а не делать вид, что это кратковременный форс–мажор.

Мы не можем создавать исключительные условия для конкретных компаний. "Морской фасад" на 100% принадлежит городу, поэтому любые преференции и скидки должны обсуждаться на совете директоров. У Moby SPL есть возможность стоять у других стивидоров, например в порту Бронка. Компания просила, чтобы мы снизили плату за отстой судна с 60 тыс. до 12 тыс. рублей в день, но решением генерального директора были оставлены те ставки, которые являются официальными и публичными. Они размещены на сайте "Морского фасада". Что касается снижения арендных платежей офиса Moby SPL в Морском вокзале, то этот вопрос пока не обсуждался. Рассуждать о финансовой устойчивости Moby SPL мне сложно, но возможность изыскать денежные средства наверняка есть. Эта компания фактически единственная на петербургском рынке, спрос на ее услуги достаточно высокий. За отсутствием альтернатив, полагаю, пассажиропотоком она будет обеспечена. Предполагаю, что если бы компания генерировала одни убытки, то уже через год или два после учреждения ее не было бы на рынке. Навигация прошлого года у Moby SPL завершилась неудачно, они ушли в ремонт. Но к нынешнему сезону подготовились максимально качественно. У Moby SPL большой опыт в решении таких форс–мажорных вопросов, и остается надеяться, что она сможет дождаться начала навигации.
Алексей Панфилов
Алексей Панфилов
Коммерческий директор АО "Пассажирский порт Санкт–Петербург “Морской фасад”"
К сожалению, развитие ситуации с коронавирусом и решения властей Финляндии, Швеции и Эстонии затронули работу паромов Viking Line. С 18 марта по 13 апреля приостановлено движение паромов из Хельсинки в Стокгольм и обратно. Это направление популярно и среди российских туристов. Мы рассчитываем, что 13 апреля начнем выполнять рейсы в прежнем объеме. Но пока из–за ограничений на въезд в разных странах продолжать движение становится нерентабельно. Облегчает ситуацию то, что эти запреты и вынужденные меры выпали на низкий сезон.
Илья Беруненко
Илья Беруненко
Директор по маркетингу Viking Line на международных рынках
Временно приостановлено курсирование паромов из Стокгольма в Ригу, Таллин и Хельсинки. Паром Megastar продолжает ходить на линии Таллин — Хельсинки, чтобы гарантировать возможность вернуться домой гражданам Эстонии, Финляндии и транзитным пассажирам. Компания Tallink Grupp оптимизирует расходы и предпринимает шаги по минимизации затрат. Например, сокращены расходы на рекламу. Что касается Петербурга, то два чартерных захода парома Europa на серию игр футбольного чемпионата Европы — 2020 были отменены из–за переноса турнира на 2021 год.
Мария Моносова
Мария Моносова
Директор по маркетингу российского представительства Tallink Grupp
Алексей Стрельников, Алексей Клепиков Все статьи автора
25 марта 2020, 00:02 18054
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама