Фото: Vostock-photo

Лучший подарок. Старейшая сеть книжных магазинов Петербурга перезапускается в новом формате

АО "Торговая фирма "Санкт–Петербургский Дом книги", старейшая сеть книжных магазинов города, перезапускается в новом формате. Компания отказывается от притязаний более чем на десять помещений, а взамен просит четыре объекта. Здесь откроются современные магазины с площадками для лекций и мероприятий. Финансироваться проект будет за счет городских средств, выделенных компании еще в 2017 году.

О планах по перезапуску сети "ДП" рассказал гендиректор АО "ТФ "Санкт–Петербургский Дом книги" Виталий Федоров. Новые магазины должны открыться на Литейном пр., 64 / 78, Ленинском пр., 127, Лиговском пр., 105, и Народной ул., 16. Все помещения принадлежат городу. На данный момент два из них пустуют, работают магазины на Литейном, Народной и в Кронштадте (будет закрыт). Дом книги занимает их исторически, но договоров аренды с городом нет. Поэтому в любой момент магазины могут выселить, говорит Виталий Федоров (так произошло в прошлом году с объектом на Ленинском). По данным комитета по печати и взаимодействию со СМИ, заключить новые договоры аренды должны во II квартале этого года.

Рублевый офис."Трансмашхолдинг" купил историческое здание напротив Крестовского острова

Рублевый офис."Трансмашхолдинг" купил историческое здание напротив Крестовского острова

592
Иван Ершов

Документы должны быть согласованы c антимонопольной службой — компания рассчитывает получить помещения целевым образом, без торгов. Срок аренды составит 3 года. Ставка будет рыночной, без понижающих коэффициентов, поясняют в комитете имущественных отношений (КИО): льготы по аренде применяются только в отношении помещений, включенных в Фонд социально значимых объектов (формируется из адресов с относительно невысокой стоимостью). По словам Федорова, ставка для Народной сейчас составляет около 900 руб. / м2, Ленинского — около 2100 руб. / м2. В договорах пропишут ограничения по функциональному использованию (строго под книжный) и запрет на субаренду.

Один город — одна сеть

Вопрос предоставления обществу нежилых помещений, по данным "ДП", обсуждался на недавнем совещании в Смольном, в котором приняли участие представители комитета по печати, КИО, комитета финансов, комитета государственного финансового контроля. "Нам предлагали оставить за собой лишь два места, но с точки зрения бизнес–процессов это нецелесообразно", — говорит Виталий Федоров. В итоге договорились о четырех адресах.

АО "ТФ "Санкт–Петербургский Дом книги" останется единственной городской сетью книжных магазинов, сообщил Виталий Федоров. Он также возглавляет АО "Книжный центр "Прометей" и АО "Книжный дом "Родина", принадлежащие Санкт–Петербургу. По его словам, эти компании будут ликвидированы. Однако на данный момент в СПАРК нет данных о ликвидации обществ.

Деньги на развитие сети у Санкт–Петербургского Дома книги есть — в 2017 году компания получила из городского бюджета 506 млн рублей, часть которых на данный момент еще не израсходована.

Эти средства были направлены на выход общества из кризисного состояния, на погашение задолженности (по заработной плате, платежам в бюджет, расчетам с контрагентами, включая поставщиков, исполнительным производствам), закупку товара, расширение ассортимента и восстановление сети, сообщила "ДП" заместитель председателя комитета по печати Марина Мерцалова. Дополнительные инвестиции с тех пор компания не получала, на 2020 год финансирование из бюджета также не предусмотрено.

Ткачей — в сенаторы. Креативное пространство "Ткачи" продано холдингу "Империя" под бизнес–центр

Ткачей — в сенаторы. Креативное пространство "Ткачи" продано холдингу "Империя" под бизнес–центр

6819
Иван Ершов, Павел Никифоров

Модный книжный

По словам Виталия Федорова, новые магазины будут запущены в современном формате — как общественные пространства с зонами для проведения лекций, встреч с авторами, заседаний литературных клубов и т. п., а также небольшими кофейнями. В одном из них хотят открыть музей ленинградской книги. Планируется обновить и облик магазинов, которые пока что заметно проигрывают "модным" конкурентам. Дизайн подготовлен архитектурной мастерской Spirin architects. За проект магазина на Народной улице компания получила диплом архитектурного конкурса "Золотой Трезини".

"Это абсолютно логичное решение. Потребитель более не нуждается в розничных магазинах старого образца, в которых, кроме ассортимента, нет никакой ценности, хотя и она сомнительна, когда все можно найти в интернете. Нужны новые крафтовые форматы розницы, сочетающие в себе правильно подобранный ассортимент, красивый атмосферный интерьер и функцию "социального клуба", — комментирует Вадим Дымов, основатель и владелец федеральной сети магазинов книг и подарков "Республика". — Это не вопрос увеличения трафика или продаж, это вопрос выживания: старый формат просто более нежизнеспособен. Покупатель приходит в магазин не только за книгой, но и вдохновиться, отдохнуть, выпить кофе и пообщаться с единомышленниками". Кроме того, в планах Дома книги — запуск к августу этого года интернет–магазина.

Место с историей

Санкт–Петербургский Дом книги — старейшая сеть книжных магазинов в городе, в прошлом году она отмечала столетний юбилей. Правда, к этой дате компания подошла, растеряв былое величие. Еще в начале 2000–х она насчитывала несколько десятков магазинов в разных районах города. Проблемы у нее начались после переезда из Дома Зингера на Невском пр., 28. В 1998 году здание было сдано в аренду на 49 лет ЗАО "Петербургское агентство недвижимости" (ПАН). Условием договора было сохранение книжного магазина. На время ремонта его выселили, как предполагалось — временно. Это было прописано в договоре аренды, заключенном между ПАН и Смольным. Однако вернуться не удалось. Место исторического магазина заняло одноименное ООО, связанное с арендатором, которое работает там до сих пор. После этого "посыпались" и менее раскрученные магазины — на Пушкинской улице, Казанской, улице Ленина, проспектах Энгельса, Пятилеток и пр. С тех пор некоторые помещения пустуют, некоторые — используются без юридических оснований. В планах КИО — вовлечь их в хозяйственный оборот. "Закрытие было связано с кризисным состоянием книготорговой сети, потерей флагманского магазина на Невском, последующим предбанкротным состоянием, отсутствием товарных запасов и поступлений", — поясняет Марина Мерцалова.

В начале 2010–х городская компания действительно была на грани банкротства. При участии Смольного для спасения сети подключили частного инвестора в лице компании Лейлы Мамишевой, племянницы главы азербайджанской диаспоры Петербурга Вагифа Мамишева (№ 27 в Рейтинге миллиардеров "ДП" — 2019). И хотя многие до сих пор связывают АО "ТФ "Санкт–Петербургский Дом книги" с Мамишевым, знакомые с ситуацией эксперты говорят, что предприниматель давно потерял интерес к этому проекту: книжный бизнес не является для него интересным, а недвижимость, ранее закрепленная за компанией, ограничена по функциональному использованию и не может быть приватизирована.

По данным СПАРК, выручка компании по итогам 2016–го составляла 2,3 млн, 2017–го — 3,3 млн, 2018–го — 5,4 млн рублей. Убыток в 2016 году — 190 млн, в 2017–м — 5,8 млн, в 2018–м — 2,5 млн рублей. По предварительным подсчетам, в 2019–м общество должно было получить прибыль в размере 6,4 млн рублей, говорят в Компечати.

Читать не по бумаге

Совокупный оборот книжной розницы в России в целом демонстрирует тренд к снижению, хотя в 2018 году по отношению к 2017–му был зафиксирован небольшой рост — 1,4%.

"У всех на рынке Петербурга наблюдается либо падение like for like по магазинам, либо снижение темпов роста, как у нас, например, стремительно падает средний чек в связи с сокращением уровня доходов покупателей. Многие магазины в центре зависят от туристического трафика, но сейчас исчезли гости из Китая, которые худо–бедно в несезон приходили и покупали. Немалая часть европейцев отменяет туры на лето, — комментирует Михаил Иванов, совладелец книжного магазина "Подписные издания". — Чемпионат Европы тоже не помощник: самые плохие выручки летом у нас были во время ЧМ–2018, потому что футбольные фанаты занимали все жилье и русскоговорящие туристы не могли приехать в Петербург, а они — основа туристического трафика книжных в центре города. Несетевые магазины продолжают держаться на энтузиазме своих владельцев, которые одновременно являются и закупщиками, и грузчиками, и продавцами, и эсэмэмщиками, и много кем еще. Появление новых игроков в книжном бизнесе мы не прогнозируем, арендные ставки и уровень жизни просто не позволят запустить эффективную организацию. Ну и формат классического сетевого книжного магазина безнадежно устарел".

Городу абсолютно не нужны государственные книжные магазины, уверен он: "Все примеры попыток государства пойти в традиционный бизнес, а ретейл таковым и является, всегда заканчиваются фиаско".

Высвободившиеся помещения Санкт–Петербургского Дома книги должны быть через аукционы отданы в аренду тем, кто профессионально занимается книжным бизнесом, считает эксперт.

В контексте

В сентябре, когда Владимир Мединский еще был министром культуры, он сокрушался, что Россия занимает одно из самых последних мест в Европе (и даже в мире) по количеству книжных магазинов на душу населения. Министр ушел, но тревога осталась.

Есть мнение, что русская культура литературоцентрична. Пока Европа выливала общественные чаяния в публичную политику, интеллектуалы имперской России оставались заперты в своих книгах, где через сложные аллегории отвечали на вопрос, что делать и кто виноват. Даже сегодня мы, по статистике, остаемся одной из самых читающих наций. 59% россиян читают каждый день или хотя бы раз в неделю, и это второй показатель в мире после Китая.

Но мир меняется, и на смену любовному роману или детективу, которые отлично украшали статистику, приходят Instagram, YouTube и прочие орудия клипового мышления. В эпоху легкого дофамина, которым нас готовы заливать котики и кликбейтные заголовки, читать много букв от Льва Николаевича становится все сложнее. Доктор Курпатов, ставший нынче амбассадором Сбербанка в когнитивных науках, называет это революционным переходом от эпохи Гутенберга к эпохе Цукерберга.

Это не значит, конечно, что люди перестали интересоваться новыми знаниями. Просто любовь к ним принимает причудливые для книжного человека форматы. Убедиться в этом легко, по смотрев, сколько лайков собирают на канале Arzamas видео вроде «История русской культуры за 25 минут». Можете сравнить с соответствующими книжными тиражами. Да и, в общем, потребителя такого контента можно понять. Книга — это сухой текст, в случае с бизнес–литературой — еще и не самого лучшего качества. А в видеоролике или подкасте оратор (если это оратор, конечно) заряжает слушателя эмоциями. Совсем другой уровень вовлечения. Скажете, глупо? Ну привыкайте, такая эпоха.

Поэтому полмиллиарда рублей на поддержку книжных лавок — это, мягко говоря, благотворительность. Примерно такая же дань уходящему веку, как и поддержка городского телеканала с рейтингом менее 1% (правда, там сумма субсидий превышает миллиард). Во что это может превратиться, хорошо видно по газетным лавкам в петербургском метро. Когда–то всех торговцев кока–колой выгнали из подземки под тем предлогом, что нужно поддержать самую читающую нацию в ее интеллектуальной жажде. Взгляните на ассортимент сегодня: все вернулось на круги своя. Надежда тут одна — что из книжного магазина смогут сделать храм просвещения. В котором лекторы расскажут о русской литературе в удобном людям формате — за 25 минут.

Георгий Вермишев

Сокращение книжной сети — дань времени. К сожалению, офлайн–торговля уменьшается в объемах, очень много покупается через интернет. И книги не являются исключением. Останутся только те магазины, где возможно реализовать интерактивный формат, разместить кафе, лекционный зал. Хороший пример — парк культуры и чтения "Буквоед" на Невском, "Порядок слов", Masters. Это магазины, концепция которых предлагает встречу с авторами, возможность задать вопрос известной персоне, насладиться харизмой знаменитости — то есть то, что невозможно получить через интернет. В "Пассаже" работает книжный магазин Masters с подборкой литературы об искусстве, познавательными и обучающими изданиями об искусстве для детей. Мы проводим книжные фестивали, на которых можно приобрести книги без торговой наценки, послушать лекции, выступления писателей, поэтов, известных людей. Также создан отдел библиотеки им. Маяковского, в котором можно получить заказанные книги, поучаствовать в буккроссинге. Недавно мы открыли площадку "Пассаж LIB", где будут проходить лекции, семинары, мастер–классы. В целом культурные мероприятия повышают статус торговых центров, которые благодаря этому приобретают социально значимые функции — просвещения, обучения, образования. По нашему опыту, это положительно отражается на всех бизнес–процессах, увеличивает посещаемость и медийность торгового дома.
Дмитрий Абрамов
Директор "Пассажа"
Петербургский рынок во многом похож на московский с поправкой на масштаб. Здесь меньше сетевых игроков, но лидер по количеству розничных магазинов тот же, как и наличие множества игроков с единичными точками продаж. Рынок не консолидирован и далек от насыщенности, при этом книги в культурной столице, естественно, востребованы. Как и в Москве, в ближайшем будущем мы, скорее всего, увидим здесь новые форматы и выход игроков на смежные рынки, а также неизбежное закрытие ретейлеров, не осознавших перемены.
Вадим Дымов
Основатель и владелец сети магазинов книг и подарков "Республика"
Петербургский рынок выглядит заметно лучше, чем общероссийский и даже московский. Однако в целом перспективы сегмента скорее не радужные: доходы россиян не растут, в таких условиях расходы перераспределяются в пользу товаров первой необходимости, покупка книг к ним не относится. Однако есть отдельные сегменты, на которые покупатели до сих пор тратятся. В первую очередь это учебники, спрос на которые остается стабильным. В целом рост цен на печатную книжную продукцию составляет порядка 4–5% в год, на учебники — порядка 10% в год.
Алексей Коренев
Алексей Коренев
Аналитик ГК "ФИНАМ"
Иван Ершов Все статьи автора
17 марта 2020, 00:00 12155
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама