Алексей Михайлов Все статьи автора
24 января 2020, 06:23 6758

Хороший бюджет, и профицит большой. Итоги экономической политики — 2019

Наводнение в Иркутской области не стало проблемой, достойной федеральных допзатрат
Наводнение в Иркутской области не стало проблемой, достойной федеральных допзатрат
Фото: ТАСС

Минфин подвел итоги года. Формально бюджет–2019 выполнен так (в трлн рублей): доходы — 20,2, расходы — 18,2, профицит — 2. В реальности все смотрится немного по–другому.

Прежде всего, фактические поступления в казну значительно выше, потому что по бюджетному правилу часть из них попадает на счета Минфина, минуя статью "доходы" федерального бюджета. Не случайно при профиците 2 трлн рублей фактический прирост средств на счетах составил 3,1 трлн. А на самом деле — 4,1 трлн, потому что еще триллион спрятан за "бумажными убытками" по курсовым разницам (из–за роста курса рубля в прошлом году).

Получается бюджет–2019 с фактическим профицитом не 1,8% ВВП (как по официальной статистике), а 3,8%. На что обычно используют профицит бюджета? Сокращение налогов, увеличение расходов, возврат долгов. У нас все было наоборот.

Итак, налоги. С 1 января 2019–го увеличен НДС. Который вполне прогнозируемо привел к скачку инфляции и замедлению экономического роста. Так зачем нужно было его повышать при профицитном бюджете? Бюджет мог взять еще денег — и взял. Жадность, ничего более.

Расходы. Помимо запланированных трат на прошлый год выпали большие переходящие остатки с 2018–го. В итоге с их учетом бюджетная роспись на 2019–й была увеличена до 19,3 трлн рублей. А фактически исполнено только 18,2 трлн.

То есть 1,1 трлн рублей — это уже переходящие остатки с 2019 на 2020 год. Свободные деньги Минфина. Так сказать, прямой подарок от старого премьера — новому. Нет, не то чтобы Медведев сознательно "наэкономил" триллион с лишним. Он просто не смог их потратить. Ведь под них нужны контракты, бизнес–планы. А их нет. Почти половину от этого бюджетного провала составили расходы на гособоронзаказ и нацэкономику (в первую очередь те самые нацпроекты, над которыми уже полтора года работает правительство). За это, по большому счету, Медведев и слетел. Не выполняет указы президента и проваливает нацпроекты.

Впрочем, и прямые "сэкономленные" деньги у Белого дома тоже были — например, вообще не расходовались в 2019–м резервные фонды правительства (почти 180 млрд рублей). Не оказалось в стране ни одной серьезной проблемы, требующей незапланированной траты денег из федерального бюджета. Наводнение в Иркутской области? Лесные пожары по всей Сибири? О чем вы?

Долги. Кажется, при профицитном бюджете незачем занимать деньги. Но в 2019–м Минфин привлек на рынке более 2 трлн рублей, увеличив чистую рыночную задолженность на 1,3 трлн. Минфин "делает бизнес" на этих деньгах, размещая их на депозиты в банках — на 22 января 2020–го такая судьба постигла почти 1,5 трлн рублей депозитов. При этом процент, который Минфин платит по займам, существенно выше того, который он получает по депозитам. Прямые убытки бюджета. Зачем? Может, потому, что это прямые прибыли банков (в основном государственных)?

Что в итоге? Федеральный бюджет накопил за последние годы колоссальные резервы. Медведев передал Мишустину полномочия по распоряжению 16,5 трлн рублей, имеющихся на счетах федеральных органов власти (данные ЦБР на 1 декабря 2019–го). Практически второй годовой бюджет. Откуда взялись такие деньги у правительства? Нефтяные сверхдоходы плюс жестко зажатая социалка. Складирование денег на счетах бюджета и выведение их из оборота — это фактически уничтожение ВВП. Оно идет темпами по 2–4% ВВП в год. Понятно, что в таких условиях никакого экономического роста и быть не может.

Упавшие с 2013 года на 10% и лежащие на дне реальные доходы населения. Сверху нам все время говорят, что надо повышать доходы на основе роста ВВП и производительности труда.

Но, извините, ВВП давно уже (если верить Росстату) восстановился и превзошел уровень 2013–го. Так почему же реальные доходы людей — нет?

Потому что они отжаты в бюджет и пошли на формирование невероятных резервов. Плюс деньги, зарытые в бесконечные избыточные трубопроводы, неиспользуемые стадионы, гособоронзаказ, просто разворовывание. Медведев передал Мишустину отличный, высокопрофицитный бюджет и колоссальные денежные резервы. Но с другой стороны — вялый (чтоб не сказать отсутствующий) экономический рост и крайне жесткую социальную политику, застарелые, нерешенные социальные проблемы.

Что со всем этим будет делать новый премьер? Он ведь не по части потратить деньги. 10 лет его главной задачей было собирание налогов. Так стоит ли ждать изменения бюджетной политики?

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама