Иван Воронцов Все статьи автора
25 декабря 2019, 06:37 3185

Цирк без дураков. Эдгард Запашный о том, как окупить шоу стоимостью $5 млн

Фото: ТАСС

С 27 декабря по 8 января в Петербурге на "Сибур Арене" проходят гастроли Большого московского государственного цирка на проспекте Вернадского с большим шоу "Инопланетный цирк OFU. Приземление" — трогательной историей инопланетянина, пытающегося понять, как устроена жизнь на Земле. Накануне премьеры "ДП" поговорил с директором БМГЦ, известным дрессировщиком Эдгардом Запашным.

Новый год — горячая пора для шоу всех видов и форматов, от цирковых до ледовых. Насколько жестко вам приходится конкурировать за зрителя с собратьями по ремеслу?

Королева бала. Татьяна Навка о политике, шоу и воспитании олимпийского чемпиона

Королева бала. Татьяна Навка о политике, шоу и воспитании олимпийского чемпиона

9644
Иван Воронцов

— Я не сторонник того, чтобы отговаривать зрителя от того, чтобы пойти на другие шоу. Хлеба и зрелищ народу! Если человек получает удовольствие от жизни, у него остаются время и средства, чтобы веселиться, — это прекрасно! И надо сделать все для того, чтобы это желание не пропадало.

Мы с братом на протяжении длительного времени анализируем, что зрителю нравится. Первое: это должен быть качественный продукт. Во всех смыслах. Это должен быть качественный свет, качественный звук, артисты высшей категории, спецэффекты, которых зритель никогда раньше не видел. Большие декорации, мягкие сиденья, удобный вход в гардероб или буфет. Инфраструктура, чтобы спокойно дойти от метро. Все это — большая работа. Так что мы делаем не только само шоу, но и все сопутствующее. Чтобы зрители получили удовольствие, вернулись домой и сказали: "А давайте еще куда–нибудь сходим!"

Мы, живое искусство, очень сильно отличаемся от кинематографа. Когда ты приходишь из кино, то говоришь: "Я посмотрел плохой фильм". А когда приходишь из цирка, то говоришь: "Я посмотрел плохой цирк". В кино ты всегда выбираешь: на "Гарри Поттера" не пойду, а вот на "Властелина колец" схожу. А в цирке, один раз обманув зрителя, ты можешь отбить ему охоту ходить сюда навсегда. Так же и с театром. Таковы неписаные правила, по которым мы работаем. Поэтому надо всегда показывать высокое качество, делать это с уважением к зрителю и всегда работать на перспективу. Чтобы количество зрителей увеличивалось. Я уверен, что это поле деятельности готово давать достаточно возможностей для параллельного развития и Татьяне Навке, и Илье Авербуху, и канадскому цирку Cirque du Soleil, и нам. Вот и все. Ни в коем случае нельзя пытаться дискредитировать друг друга.

Раз уж вы сами упомянули Cirque du Soleil, то не могу не спросить, за что вы его так не любите?

— Да при чем здесь не люблю! Я просто хочу, чтобы не пропадала вера в то, что мы, русские, можем делать качественный продукт. Существует определенный стереотип, что мы тут лаптем щи хлебаем, ничего не достойны и все, что идет с Запада, априори лучше нашего. Я с этим категорически не согласен. Я не понимаю, когда человек говорит: "Ах, Cirque du Soleil"! При этом сам последний раз на его выступлении был… никогда! И это не шутка. Начинаешь его спрашивать: а что ты посмотрел, приведи мне конкретный пример, что именно там лучше, — он теряется. Но стереотипно для него "Макдоналдс" лучше любого другого ресторана. Просто потому, что это "Макдоналдс".

Вы считаете, это действительно идеологическая борьба между отечественным и западным, а не просто хороший маркетинг?

— Сидят крыса и хомяк и рассуждают друг с другом. Крыса говорит: "Что происходит? Ты грызун, и я грызун. Но тебя все любят, на руках носят. А меня не любят, травят, боятся". Хомяк отвечает: "У тебя пиар неправильный". В этом анекдоте — вся суть шоу–бизнеса. Надо отдать должное — все, что создается на Западе, особенно в Америке, отлично продвигается. И сразу транслируется на весь мир. Аль Пачино и Леонардо Ди Каприо знают и в Африке, и в Австралии. Наши же продукты с большим трудом куда–то выезжают. Это большой минус целой страны. Нельзя обвинять кого–то одного, надо обвинять идеологию. "Железный занавес" в свое время прорывали балет, цирк и опера. Потому что это искусство, оно понятно на всех континентах. Сейчас мы этим не пользуемся. Я неоднократно говорил об этом с министром культуры, с президентом. Надо очень много внимания этому уделять.

Скользящий график. Илья Авербух о финансовой части ледовых постановок и скандалах вокруг спортсменов

Скользящий график. Илья Авербух о финансовой части ледовых постановок и скандалах вокруг спортсменов

31231
Иван Воронцов

Любой западный фильм, даже самого низкого качества, становится окупаемым за счет мирового проката. Они вкладывают $20 млн в фильм. Фильм не оправдывает надежды, но его посмотрят в каждой стране. Поэтому все равно останется еще $60 млн на создание нового продукта. Они делают работу над ошибками. И вот вам "Мстители". Вот вам фильм "Джокер". С суперрежиссурой, с суперталантливым актером в главной роли. Мы, Россия, тоже должны этим заниматься. Но без поддержки государства не сможем.

Cirque du Soleil же справляется без поддержки государства?..

— Неправда! Меня удивляет, когда люди транслируют подобные вещи, отталкиваясь от слухов! Руководство Монреаля в свое время осознало, что язык циркового искусства может быть очень полезен для того, чтобы миру рассказать, что такое Канада. Что мы вообще знаем о Канаде? Что там Овечкин играет? Вот и все. Вроде страна, вроде большая, вроде успешная. Но ничего не производит. Мы не ездим на их машинах, не общаемся по их телефонам. Канадцы поняли, что для привлечения турпотока, для создания имиджа цирковое искусство подходит как нельзя лучше. И если они сейчас начнут его развивать, то через некоторое время во всех странах мира будут стоять шапито с канадским флагом наверху. И они это сделали!

Администрация Монреаля активно поддерживает это, и правильно делает. Да, это частная история. Но в ней сильно заинтересовано государство. Канадцы, кстати, многое позаимствовали из советского опыта. В свое время руководство начинающего цирка приезжало к нам в Россию и смотрело, как устроена система. Особенно система проката, когда шоу путешествует по всем городам страны. Они сделали все то же самое в мировом масштабе.

Насколько я понимаю, главный протест у вас вызывает идея создания в России стационарного цирка для канадской труппы?

— Да, я выступал и выступаю против постройки в России стационарного Cirque du Soleil. Но при этом за 15 лет, которые они присутствуют на нашем рынке, я ни разу не подверг их критике и не сказал им: "Go home!" Никто не может меня упрекнуть в том, что я хоть раз нарушил законы гостеприимства! Тем не менее создавать стационарный цирк в России для меня — это все равно что базу НАТО поставить сейчас в Белоруссии. Станем мы из–за этого жить хуже? Нет, не станем. Опасность это несет? Несет.

Если мы с вами не прекратим равняться на западный продукт, то потеряем свою идентичность. Мы можем потерять российский футбол, если "Лужники" отдадим "Барселоне" или "Реалу". Так же мы можем потерять и театральное искусство, если в каждом городе откроем филиал "Мулен Руж", "Лидо" или Фридрихштадтпаласта.

Ребята, приезжайте с гастролями, выступайте. Либо обмен. Хотите иметь стационар канадского цирка — тогда и мы у вас хотим. Однако они в жизни нам не дадут построить филиал Большого театра в Нью–Йорке. Или Большого московского цирка. Потому что Большой театр просто поглотит американское балетное искусство. Они нас не пустят.

Фактически вы говорите, что если Cirque du Soleil плотно зайдет в Россию, то наш цирк не сможет с ним конкурировать. Как же так?

— Я всегда рассуждаю по принципам: нужно ли нам это и честно ли это? Я говорил президенту: в то время когда они против нас санкции вводят, мы им будем давать развернуться? Хотя бы из этих соображений это неправильно! Канада — одно из государств, которые прессуют нас по поводу и без повода. При этом мы про Канаду знаем только Овечкина. Нас Канада не интересует вообще.

У нас сейчас те же шоу Авербуха и Навки только–только начали голову поднимать. Пока у них появился бюджет, появилась узнаваемость — годы прошли! И тут канадцы заходят и говорят: "А теперь мы здесь сделаем свое ледовое шоу. И ваши артисты будут трудиться у нас, потому что мы заплатим на $100 больше". Так уничтожается все. Я сторонник либо бартерных отношений, либо временных. Они все равно другие. И далеко не все из них остаются благодарны нашему гостеприимству. Вот что обидно! Нас не любят. Потому что сильных никогда не любили в этом мире.

Илья Авербух и Татьяна Навка в интервью "ДП" жаловались на то, что у них большие проблемы с окупаемостью. Стоит все дорого, а достаточно высокую цену на билеты поставить невозможно из–за общего уровня доходов. У цирка те же проблемы?

— Абсолютно все то же самое. Любое искусство напрямую зависит от ситуации в стране. Если у человека нет средств купить хлеб, то ему не нужны зрелища. Конечно, платежеспособность нашего населения оставляет желать лучшего. И это будет сохраняться еще на протяжении неизвестного количества времени. Илья Авербух прекрасно понимает, что надо пытаться захватить мировой рынок, чтобы более активно развиваться. Поэтому он и вывозил свои шоу в Италию, в Израиль. Поэтому и мы ездим на заграничные гастроли.

При этом вы декларируете, что держите нижнюю планку цен на билеты. За счет чего?

— За счет того, что мы не жадные. Это только в русской сказке люди становятся богатыми мгновенно. А мы с братом довольно рано осознали, что не надо гнаться за быстрым рублем и портить отношения со зрителем. Надо сделать все для того, чтобы у человека оставалось хорошее послевкусие. Я очень хочу, чтобы не было обделенного ребенка. Чтобы родители в многодетной семье не выбирали, кто не пойдет в цирк из–за дорогих билетов. Должны пойти все.

И все же об окупаемости. Сколько стоил "OFU. Приземление"?

— Это дорогой проект. Мы подсчитали, что общая сумма вложенных средств получается около $5–6 млн. Поэтому его очень трудно вывезти в регионы. Надо либо ставить высокую цену на билеты, либо играть очень много спектаклей. Мы получаем много заявок со всей страны, но понимаем, что без поддержки подобные проекты возить не можем.

Цирк с участием животных последнее время подвергается очень жесткой критике. Как вы на нее реагируете?

— Я всегда пытаюсь анализировать любые высказывания, любую борьбу за что–нибудь с позиции не лозунгов, а конечной цели. Претензии у зоозащитников ведь не только к циркам и зоопаркам. Но и к содержанию домашних животных, потому что их тоже дрессируют. Собаку же надо научить не лаять, на людей не бросаться, носить намордник. А дальше что? А дальше дети!

Может быть, я покажусь вам безумцем, но если вы проанализируете радикальных зоозащитников, то у них в основном даже нет собственных детей! Почему? Потому что воспитание ребенка — это та же дрессура.

А что такое дрессура по сути? Это свод правил, которым мы должны подчиняться, которым мы должны следовать. И которым мы учим подчиняться. Мы все дрессированные. Мы сидим в одежде, мы не хамим друг другу, не рукоприкладствуем. Переходим дорогу по сигналу светофора. Платим, а не воруем. Вас выдрессировали ваши родители, школа, университет. Теперь вы сами занимаетесь тем же со своими детьми.

Радикальные зоозащитники этого не приемлют. У них в известной степени анархическое мировосприятие. И я всегда говорю им: если вы так ратуете за всеобщую свободу, то почему же сами живете в социуме и подчиняетесь правилам?

А про бурно обсуждаемый закон о профилактике домашнего насилия что вы думаете?

— Я не очень погружен в тему, честно говоря. Конечно, домашнее насилие есть. Но в борьбе с ним мы ни в коем случае не должны уйти в крайности, как это происходит во многих европейских странах. В Финляндии, например, после любого цыканья на ребенка у тебя могут его отобрать.

Я такого не слышал, честно говоря.

— Ну как же! Это уже далеко не единичный случай в Финляндии! Мы не должны прийти к этому. Это тонкая грань между идиотизмом и законом. Является ли домашним насилием то, что я поставил ребенка в угол? Мне лично родители таких оплеух отвешивали! Но сейчас, когда я вырос, я благодарен за каждую оплеуху, потому что она вовремя прилетела, она была обоснована, и она воспитала из меня культурного человека, который принимает общество, не пытается его ввергнуть в анархию.

Я с уважением отношусь к личному пространству. Мы должны оставлять возможность каждому родителю воспитывать его ребенка. Ни в коем случае домашнее насилие не должно обобщаться. Если решить, что нельзя ничего — нельзя кричать, нельзя наказывать, нельзя лишать игрушек, — это будет полный беспредел. Любой ребенок не хочет идти в школу! Любой! Но нас с вами взяли за руку и туда отвели, правда же?

Выставление оценок — это тоже в какой–то степени насилие. Но приемлемое? Приемлемое.

Персона: Запашный Эдгард Вальтерович

— Представитель четвертого поколения известной цирковой династии.

— Родился 11 июля 1976 года. На манеже дебютировал в 1988–м.

— В 1998 году вместе с братом Аскольдом принял от отца аттракцион "Среди хищников".

— Трижды внесен в Книгу рекордов Гиннесса. Продюсерский центр братьев Запашных поставил около 10 различных шоу, которые гастролировали во многих странах мира.

— С ноября 2012 года занимает должность директора Большого московского государственного цирка, оставаясь выступающим артистом.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама