Анастасия Жигач Все статьи автора
16 декабря 2019, 10:14 530

Кофе с клюшками. Основатель Фонда развития гольфа Дмитрий Ботин о том, как догнать по популярности футбол

Дмитрий Ботин
Дмитрий Ботин
Фото: Лидия Верещагина

Основатель Фонда развития гольфа, владелец ресторана "№1 Гольф Рестобар" Дмитрий Ботин — о том, как сделать этот вид спорта в России таким же популярным, как футбол, сколько стоит экипировка новичка и как много людей занимаются гольфом у нас и по всему миру.

Вы заболели этим в 2012 году. Что вообще кайфового в гольфе? Чем и кого он может зацепить?

Вооружен, но безопасен. Руководитель соцсети "Одноклассники" Антон Федчин и его увлечение стрельбой

Вооружен, но безопасен. Руководитель соцсети "Одноклассники" Антон Федчин и его увлечение стрельбой

2632
Анастасия Жигач

— Увидел сначала по телевизору, потом столкнулся с гольфом во время рабочих поездок. Отметил, что это интересно, красиво и не так просто, как многие думают. Когда погрузился в гольф, понял, что в нем много нюансов и моментов, которые надо анализировать. Ветер, уровень травы и другие параметры сильно влияют на то, как покатится мяч. Каждая площадка — как новый мир. Ты абсолютно не знаешь поле, приходится все заново познавать и изучать. Кроме того, надо держать психологическое равновесие, конечно, голова должна хорошо работать. В общем, приходится постоянно учиться. Мне нравится, что нельзя взять и освоить гольф и успокоиться на этом.

"№1 Гольф Рестобар" — первое заведение в России, где напитки и еда, панорамный вид на городские крыши соседствуют с профессиональным гольф–симулятором, клюшками и прочей амуницией. Такой увеселительный формат гольфа с кофе и борщом — коллеги над вами не подсмеиваются?

— Мнения в гольф–мире о таком формате, конечно, разные, но многие понимают, что цель благая. Не уверен, что это все разделяют, но слышал много слов поддержки и от директоров клубов, и от тренерского состава. Люди, которые сначала пришли к нам, в итоге приходят к ним. Цифры пока следующие. За 2 года проект увидели 15 тысяч человек, 4 тысячи гостей попробовали гольф во время банкетов, вечеринок и других мероприятий, около 30 уже начали играть по–настоящему. А это 10% от всех, игравших в него в Петербурге 2 года назад. Это те, кто участвует в соревнованиях и часто тренируется.

В Москве, для сравнения, 2,5 тысячи зарегистрированных игроков. Мы проводили серьезный анализ, раздумывая о том, как привлечь людей в гольф. Рестобар — наш ответ. Всегда говорю: предложите другой формат, буду рад его поддержать! Когда размышлял о том, почему гольф у нас не развивается, понимал, что в этом виноваты стереотипы и с ними надо бороться. Не хочу их перечислять.

А я попробую! Первый: чтобы начать учиться, нужно много времени, денег и связей.

— Мы бьем по этим стереотипам и подчеркиваем, что человек с любым достатком может прийти сюда и попробовать гольф бесплатно. Убираем порог входа. Любой человек из любой российской семьи должен иметь возможность сначала попробовать гольф, а потом решить, будет он заниматься или нет. И магазин в рестобаре неспроста: специально показываем, что хорошее оборудование может продаваться по значительно более низким ценам, чем все привыкли думать. Одеть ребенка–гольфиста в 2 раза дешевле, чем ребенка–хоккеиста.

И сколько это в рублях?

Пеперони для тотального диктанта. Глава Pizza Hut в России об особенностях местного рынка и черепашках–ниндзя

Пеперони для тотального диктанта. Глава Pizza Hut в России об особенностях местного рынка и черепашках–ниндзя

776
Анастасия Жигач

— Приблизительно 20 тыс. нужно для гольфиста — с клюшками, футболками, кепкой, обувью. Подчеркну, что даже это не обязательно. Клюшку легко арендовать. У нас в рестобаре ее вообще можно взять бесплатно и поехать в гольф–клуб. Человек постепенно должен сам решать, что ему надо купить, а что нет. А для того, чтобы одеть хоккеиста, нужно примерно 50 тыс. рублей, причем сразу, иначе он не сможет играть. При этом хоккеистов у нас намного больше, чем гольфистов. Все думают, что гольф — это дорого. Это стереотип, его надо рушить.

Кстати, с чем связана разница в товарах для гольфа в Европе и России? Почему у нас настолько дорого?

— Долгое время почему–то возили топ–оборудование топ–фирм. Представьте, поставляли бы в Россию только Bentley или Mercedes, а, скажем, Hyundai — нет. Скорее всего, было интересно продавать дорогое оборудование тем, кто мог купить дорогое оборудование. Наш рынок гольф–экипировки только формируется, до недавнего времени это были, можно сказать, разовые поставки.

А сколько может стоит клюшка?

— У нас набор для женщин из 10–11 клюшек стоит около 25 тыс. рублей, детский — 12–15 тыс., для мужчин — 30 тыс. рублей.

Несколько лет назад вы говорили, что в российском гольфе нет прибыльных проектов: поля убыточны, тренировочные центры тоже. Ситуация поменялась?

— Гольф–клуб будет прибыльным, только если у него есть большое количество постоянных членов — около 800 человек и до 70% проданной недвижимости. В Москве есть ряд хороших проектов, в Питере с этим похуже. Я буду рад сказать, что часть гольф–клубов прибавляет в обороте благодаря тому, что решили проводить разные мероприятия. В том числе корпоративы, фестивали и юбилеи, на которых есть возможность попробовать гольф. Это выбор, который позволяет клубам улучшать свое финансовое состояние. Те, которые продают недвижимость рядом с собой, — они, конечно, наиболее успешны. Но, чтобы гольф–индустрия развивалась, надо менять и цены на жилье рядом, создавать новые продукты.

Мы хотим, чтобы все связанное с гольфом воспринималось не таким элитным. Конечно, закрытые клубы ВИП–уровня всегда будут, у нас в Петербурге тоже есть такой. Но концепция open golf уже звучит. Главное — чтобы это было на разных площадках.

Тем не менее пока у большинства россиян ощущение, что гольф — нечто из аристократического мира дорогих аксессуаров, сигар, респектабельных интерьеров и коллекционных вин. Насколько его вообще можно считать спортом? Как относитесь к клише: успешный бизнесмен играет в портативный гольф у себя в кабинете?

— Во всем мире гольф открыт. Играю в разных странах, вижу студентов, преподавателей, врачей. Да, и бизнесменов, но не могу сказать, что их больше. В Америке в гольф играют 28 млн человек. Скорее всего, лишь 5% из них — предприниматели и бизнес–элита. У нас, конечно, пока по большей части это бизнесмены и руководители компаний. В Европе, например, играть на поле можно за 18–40 евро — на 18 лунках, 4–5 часов. Уже профессиональная история, целая прогулка. Можно брать половинку игры — 9 лунок. В общем, вполне доступно. Как покататься на лыжах или сходить в ресторан. В Азии, особенно в Корее и Китае, сейчас индустрия растет: там построили много полей в последнее время. В Японии 8% населения играет — как в Америке.

Кстати, по опросу Nielsen Media Research, 8 млн человек в России хотели бы приобщиться к гольфу. Мы еще не создали условия, чтобы они могли попробовать. Но интерес есть.

В открытие рестобара вы вложили 9 млн рублей, планировали окупить за 2 года. Два года и прошло. Получилось? Рынок сильно поменялся за это время?

— Мы близки к выполнению этой цели. Так что идем по нашему плану, хотя, конечно, на старте были моменты, которые пришлось долго оттачивать. В будущем планируем открывать сеть по России и привлекать как инвесторов, так и франчайзи. Так что изначально подходили с расчетом сохранить те же самые инвестиции для старта наших партнеров.

Конечно, некоторые площадки мы должны делать большими по размеру, так что небольшая дельта на ремонт в этой связи появится.

Когда и где откроется следующая точка?

— В 2021 году, скорее всего. Сейчас тщательно выбираем партнеров. Это может быть любой город–миллионник, в том числе и Петербург, — одной точки нашему мегаполису точно недостаточно.

Виртуальный гольф–симулятор — самая дорогая часть инвестиций для запуска такого места?

— Существенная. Сейчас есть варианты стоимостью от $20 тыс. до $40 тыс., но ищем более доступные, ничем не уступающие аналоги, чтобы снизить объем инвестиций.

Вы работали на топ–позициях в McDonald’s, потом в Burger King. Сейчас — стартапер. Что было самым сложным после того, как вы поменяли позицию наемного топ–менеджера на роль владельца компании — новичка на рынке?

— Надо было кардинально перестроиться. Представьте: когда я был исполнительным директором в Burger King, в компании работало 8 тысяч человек, 3,5 тысячи — у меня в подчинении, я отвечал за 100 ресторанов. Оборот — несколько миллиардов рублей. Перешел в микробизнес — пришлось заниматься микроменеджментом: ты и директор, и, условно, курьер. На первой стадии некому делать — берешь и делаешь. Или учишь, как сделать. Приходилось переступать через себя. Был к этому готов, мне это интересно. Линейка жизни конечна: примерно 90 сантиметров. Находился в ее середине и понимал, что было бы дальше, если бы я остался в международной компании. У меня было бы все хорошо, каждый день я бы приблизительно знал, что будет. Чувствовал бы себя очень устойчиво и понимал, что скоро могу испортиться. А человек должен быть голодным. Голод у меня возник. Хотя менталитет руководителя с точки зрения эффективности, конечно, не поменялся. Меньше стал ездить в командировки; раньше много летал. Не знаю, где окажусь через несколько лет. Да, я стартапер. И мне это нравится. У меня есть миссия.

Ресторанный рынок выглядит перегруженным: каких только заведений в городе нет. Открываются десятками, закрываются пачками. Можете сформулировать для себя формулу успеха на рынке общепита?

— Надо любить то, что создаешь, и понимать, почему любишь именно это. Есть, конечно, примеры на рынке, когда ресторан открывается только ради денег. Но, если понимаешь, для кого и почему создаешь это место, посетители почувствуют изюминку и миссию места. Хотя, конечно, любовь к бренду не решит нехватки денег на старте. Трудности будут у всех, первый год жизни ресторана всегда самый сложный. Но хорошая, продуманная концепция помогает держаться на плаву.

Почему вы этим занимаетесь?

— Мы в фонде развития гольфа поставили цель, чтобы к 2044 году в России играли 1 млн человек. Очень амбициозно. С другой стороны, если смотреть на Америку, где в гольф играет 28 млн, она кажется уже вполне реалистичной. Пока в России делают это 5, максимум — 10 тысяч человек. Но посмотрите на Финляндию: там 3% населения играет, 130 гольф–полей. У нас около 30 полей и 100–150 гольф–объектов: мини–площадки, симуляторы, мини–дорожки. Если будет задействован хотя бы миллион россиян, это уже сильно изменит отношение к этому виду спорта. Англичане сравнили тех, кто играет в гольф, и тех, кто не играет. Выяснилось, что первые живут в среднем на 7 лет дольше. Так что наш играющий в гольф миллион еще и жить будет дольше.

Персона: Дмитрий Ботин

— Родился 22 октября 1975 года в Ленинграде. Окончил Нахимовское военно–морское училище, учился в Государственной морской академии им. Макарова (судоводитель).

— С 1996 по 2011 год прошел в "Макдоналдсе" карьерный путь от рядового сотрудника до старшего управляющего ресторанами.

— 2012–2016 годы — исполнительный директор "Бургер Кинга" по Северо–Западу, Уралу и Сибири.

— С 2017 года — учредитель Фонда развития гольфа, владелец "№ 1 Гольф Рестобара".

— Поэт (псевдоним: Дмитрий Известный), член Российского Союза писателей.

— Призер чемпионатов Ленинградской области и Кубка Северо–Западного федерального округа по гольфу.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама