Фото: Толстов Антон

Все течет. Петербуржцы заново отвоевывают водные пространства

Воды, дайте воды! Именно с такой просьбой петербуржцы (не все, но самые неравнодушные) обращаются к городу. Кому в столице рек и каналов не хватает морского духа? Как "музей борщевика" на Охте связан с освоением прибрежных территорий? Что связывает активистов и предпринимателей? Институт исследования стрит–арта помогает "ДП" разобраться в особых отношениях горожан с водными артериями.

Отдать за якорь. Какие причалы нужны Петербургу, чтобы развивать водный транспорт

Отдать за якорь. Какие причалы нужны Петербургу, чтобы развивать водный транспорт

1016
Дарья Кильцова

За реки — горой

С этим городом и его жителями все абсолютно ясно: воевать за выход к морю у местных в крови. Как с Петра I началось — так до сих пор и не кончилось. Правда, теперь методы куда более щадящие: за прибрежные зоны сражаются словами и мирными делами. Баталии объяснимы: "город на воде" вроде есть (по крайней мере, на туристических экскурсиях так и говорят), а вот доступа к этой самой воде у людей почти нет.

Один из очевидных способов "пообщаться" с петербургскими водами — традиционные прогулки по рекам и каналам на теплоходах. И все же развлечение это — недешевое. Да и подходит оно скорее отдыхающим, а не близ живущим: "отуристился" за все лето один раз — и хватит. Вот и получается, что реки используются исключительно в гедонистических, но страшно непрактичных целях.

И вот, вспоминая о почившем аквабусе, в Петербурге все же решили возродить практику поездок на водных "маршрутках": изменения предложили в городском комитете по транспорту. Уже в 2020–2022 годах новый маршрут соединит Литейный мост с Арсенальной набережной. О специфичных пробках на воде и рентабельности проекта говорить пока рано, но все же такой транспорт выглядит для Петербурга естественным.

Следующий вариант по поиску контактов с водой — это выходы к водным пространствам с суши: не искупаться, так хотя бы полюбоваться. Где, кроме как на пляже Петропавловской крепости, ловить петербургское солнце и наслаждаться (по крайней мере попробовать) местными ветрами?

"Сейчас из публичных площадок — это "Севкабель Порт" и "Новая Голландия". Интересно наблюдать, как люди взаимодействуют с водой в защищенном месте — обедают на газонах или просто долго смотрят вдаль. Еще из знаковых мест — Елагин остров, пляж у Южной дороги и Парк 300–летия. Горожане отдыхают именно там, где есть доступ к воде", — делится наблюдениями Альбина Мотор, сооснователь петербургского Института исследования стрит–арта. И добавляет, что помимо существующих водных зон в городе есть много потенциальных мест отдыха. Именно их развитием занимаются участники международного проекта "Waterfront/Водная линия", который инициирован Альбиной Мотор в содружестве с Датским институтом культуры.

Галерная гавань, Охта, Пряжка и пляж на юго–западе — те самые территории, которые могут стать новыми точками притяжения. Проблема разве что в инфраструктуре: здесь ее попросту нет.

Водные процедуры. Городские власти не намерены отказываться от летнего отключения горячей воды

Водные процедуры. Городские власти не намерены отказываться от летнего отключения горячей воды

631
Андрей Жуков

"Нас, например, поразило, как люди "общаются" с водой на пляже юго–запада. В плохую, страшно ветреную погоду горожане приезжают сюда на машине, встают на дороге и, не выходя из транспорта, наблюдают за закатом и Финским заливом", — рассказывает Альбина Мотор.

Вдоль по водной линии

Проект Waterfront — художественно–исследовательский, заточенный под взаимодействие с местными сообществами. Миссия по вовлечению в дело горожан изначально легла на плечи художников: искусство — притягательная сила. В первой стадии проекта (2017 год) участвовали 14 художников, а во второй (2018–й) — уже 40 человек: от урбанистов и архитекторов до социологов и антропологов. Несколько месяцев они изучали диалог воды, города и человека. К чему пришли? Загибать пальцы даже не предлагаем: все равно их не хватит.

Например, за плечами команды Охты — интерактивная карта региона, несколько пикников с горожанами и звуковая инсталляция. Одна из крупных реализованных работ — импровизированный музей борщевика: на деревянной вышке–беседке участники команды развесили таблички об опасном растении, которое заполонило берега реки.

"Мы проводили кабинетные исследования, общались с краеведами, анкетировали местных жителей. Затем, собрав данные, сплавлялись на лодке от устья реки, чтобы проанализировать доступность берегов. После — прошли пеший маршрут по обоим берегам и попробовали несколько способов по уничтожению борщевика", — рассказывают о методологии в команде Охты.

Не меньше проектов воплотили архитекторы и художники из команды Галерной гавани. На их счету — несколько мероприятий на дебаркадере, интерактивная экскурсия по территории, двухдневный архитектурный воркшоп, организация бесплатного катания на байдарках и установленный объект для сбора пластиковых бутылок. Пожалуй, самыми заметными проектами стали стихийный пленэр и арт–интервенции.

"Это был мастер–класс по росписи керамических плиток, где мы предлагали местным жителям переосмыслить водную тематику. В большинстве случаев медиаторами между нами и жителями были дети, ведь не все взрослые соглашались поучаствовать (кто–то спешил, кто–то стеснялся). Плодотворным было и сотрудничество со студией творческого интеллекта Nutschool. Мы сняли фильм и создали арт–объекты — они родились и "умерли" в гавани. Это было концептуально. Мы даже сделали карту с их местоположением — на это был запрос в соцсетях", — делятся опытом участники команды.

Разумеется, получалось не все. Например, так и не удалось добиться разрешения на строительство общественного амфитеатра на Пряжке, а водный перформанс с участием сапсерферов не состоялся из–за законов — гребные плавсредства могут находиться на реках лишь с 5 до 8 утра. И все же не это стало основной трудностью для проекта.

300 петербуржцев

Взаимодействие с местными жителями одновременно и дополняло, и тормозило процесс. Далеко не все были готовы бороться за создание новых, пока неосязаемых зон отдыха.

"Сейчас в проект активно вовлечено около 300 человек, но хотелось бы больше. Ведь все это — про то, как мы и наши дети будем жить в ближайшие десятилетия. Пока нет запроса от жителей, решения будут приниматься без учета наших потребностей. Причем чаще всего теми людьми, которые проезжают мимо наших потенциальных общественных пространств лишь на автомобилях", — объясняет Альбина Мотор.

Но оказалось, что с водой наладить диалог чуть ли не проще, чем с самими местными жителями.

"Мы не ждем быстрых результатов. К проактивной позиции люди всегда относятся настороженно. Если мы приглашаем к сотрудничеству бизнес, который тоже претендует на площадки у воды, сразу возникает еще больше подозрений: мол, мы лоббируем интересы предпринимателей. Хотя нам на самом деле важно, чтобы все стороны хотя бы выслушали друг друга. Это тотальное недоверие к низовым инициативам. Нужно топить лед", — уверена Альбина Мотор.

"Сейчас мы ищем, находим и знакомим между собой людей, готовых на изменения. На наши лекции мы приглашаем экспертов, активистов и общественников, которые делятся своим опытом и рассказывают, с чего начинать. Малыми шагами, надеюсь, сформируется местное сообщество", — делится стремлениями художница Александра Кокачева, участница команды Пряжки.

В октябре закрылась вторая стадия Waterfront, но планам на будущее это не мешает.

"Диалог выстраивается небыстро, но оно того стоит. В итоге оказывается, что использование набережных — это нестрашно и полезно: и бизнесу, и чиновникам, и профессиональному сообществу (архитекторам и урбанистам), и "обычным" жителям города. Мы пытаемся эволюционировать так, чтобы все четыре стороны научились говорить друг с другом", — подводит итог Альбина Мотор.

Значит, если и воевать за воду, то вместе. За окном, конечно, не Черное море, но и северной романтике облагораживание точно не помешает.

Петербург — приморский город, пусть и расположенный совсем не в теплых широтах. Воды здесь много, даже в избытке, поэтому отношение к ее ценности не вполне осмысленное. Да, водные прогулки по петербургским рекам и каналам входят в привлекательный туристический набор, но в городе достаточно неухоженных "неизвестных" рек и водоемов, к которым не доходят туристические тропы. Есть также береговые линии, которые при разрастании города попали в районы новостроек. Исследованию и пониманию их ценности и посвящен наш проект. В его методологию была заложена важная функция обратной связи. Кроме исследования территории команды должны были выстроить социальные связи с местными сообществами, чтобы понять, как сами жители оценивают необходимость благоустройства и какие именно элементы этого благоустройства считают наиболее важными. В наше время наряду с беспокойством об экологии и ответственности за будущее существенно меняется понятие о ценности воды как значимого ресурса. В исследовательских поездках мы изучали опыт наших европейских соседей по Скандинавии. Это путешествие наглядно показало, что даже в мегаполисе сегодня можно жить комфортно и близко к живой природе, без пафоса и эффектных гранитных эспланад. Финальная выставка проекта "Waterfront / Водная линия" — это краткая визуальная презентация долгосрочной работы, которая проводилась на четырех (очень разных) локациях в городе. Она дает общее представление о проекте, но отсылает к конкретным территориям на карте города, которые требуют внимания и изменений.
Дмитрий Пиликин
Дмитрий Пиликин
куратор финальной выставки проекта "Waterfront/Водная Линия" в пространстве "Севкабель Порт"
Проект Waterfront ставит в центр внимания проблему использования городских набережных, а Галерная гавань — оазис в городских джунглях Василеостровского района. Впитавшая в себя множество событий, хранящая историю, она укрыта от людей, что придает ей еще большую привлекательность в глазах не только туриста, но и жителя Петербурга. Мы с командой погрузились в историю. Галерная гавань — это памятник культурного наследия, но, как оказалось, большинство ее жителей не знают историю этого места. Это связано в первую очередь с тем, что вокруг современная жилая застройка. Соответственно, здесь в новые дома заселяются люди, которые, как правило, переезжают из других районов или городов. В итоге мы решили провести интерактивную экскурсию, где каждый участник становился сам себе экскурсоводом. На прогулке мы всем вручили буклет с вопросами и картой Галерной гавани, а ответы на них хранились в нашей группе в соцсетях.
Полина Штанько
Полина Штанько
участница команды Галерной гавани
Маргарита Фещенко Все статьи автора
15 декабря 2019, 10:42 4137
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама