Светлана Афонина, Дарья Кильцова Все статьи автора
10 декабря 2019, 23:52 11049

Вход в метро. Кому достанется контроль над петербургским "Метростроем"

Фото: ТАСС

В офисе ОАО "Метрострой" прошли обыски, УФСБ задержало бенефициара и гендиректора компании Николая Александрова. По данным "ДП", правоохранители пообщались и с его отцом, совладельцем ОАО Вадимом Александровым. Пока данных о его задержании нет. Собеседники "ДП" уверены: компанию в начале 2020–го ждет смена собственника. В числе интересантов называют структуры Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко (на фото).

К вечеру вторника, 10 декабря, в пресс–службе "Метростроя" подтвердили: гендиректор Николай Александров на работе не появился, связи с ним нет.

Гендиректора петербургского "Метростроя" арестовали на 2 месяца

Гендиректора петербургского "Метростроя" арестовали на 2 месяца

536

"По имеющейся информации, он задержан и ожидает предъявления обвинения и избрания меры пресечения. Нам неизвестно, с какой целью и в рамках какого дела произошло задержание и какова позиция обвинения", — говорится в официальном заявлении компании.

По информации "ДП", следствие ведет региональное УФСБ, Николай Александров подозревается в присвоении и растрате, совершенной организованной группой либо в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Следствие уже вышло в Дзержинский райсуд с ходатайством об избрании Александрову меры пресечения в виде содержания под стражей.

В пресс–службе Эдуарда Батанова, петербургского вице–губернатора, курирующего инвестиционную политику и транспорт, рассказали "ДП", что правительство города не вмешивается в деятельность правоохранительных органов и не комментирует их. "Операционная деятельность ОАО "Метрострой" не нарушена, компания продолжает работу в обычном режиме", — добавили в пресс–службе.

Источник "ДП" не исключает, что силовые действия в отношении семьи Александровых направлены на смягчение их позиции относительно продажи контрольного пакета акций ОАО. Потенциальный покупатель, как утверждает источник, уже найден, и он лоялен Смольному.

Пакет акций ОАО "Метрострой" разделен между семьей Александровых, которая более 15 лет непосредственно руководит компанией, и властями Петербурга. В Смольном, которому для получения контроля над предприятием не хватает небольшого пакета, давно настаивают на том, чтобы Александровы продали свою долю, однако те сопротивляются и не идут на уступки по цене, говорит собеседник газеты.

В течение 2019 года происходил незначительный переток акций из рук в руки, но расстановка сил принципиально не изменилась. В ноябре на внеочередном общем собрании акционеров был избран новый совет директоров, и оба Александрова попали в его состав. Смольный в совете сменил двух своих представителей, но этим перестановки и ограничились.

Ущерб по делу гендиректора "Метростроя" составил 178 млн рублей

Ущерб по делу гендиректора "Метростроя" составил 178 млн рублей

611

Однако, по данным источника "ДП", в конце ноября в Смольном состоялась встреча, где власти города и потенциальные инвесторы договорились о переходе части акций "Метростроя" в новые руки. Правда, при условии, что стоимость покупки "пакета Александровых" будет значительно снижена. Этими инвесторами собеседник газеты называет братьев Ротенбергов.

Драгоценный "Метрострой"

Задержание Николая Александрова стало шоком для другого собеседника газеты, близкого к строительству метрополитена. "Чиновники годами затыкали "Метростроем" все "дыры", включая стадион на Крестовском, достраивать который больше не захотел никто. А их туда затащили, и не случайно у "Метростроя" с тех пор вдруг не стало оборотных средств", — говорит он.

"Никто другой в Петербурге не может строить метро. В первую очередь потому, что у "Метростроя" в собственности проходческий щит нужного диаметра", — говорит другой источник. По его мнению, этот щит, так же как имеющиеся лицензии и опыт работы со сложными петербургскими грунтами, — главная ценность компании на данный момент.

Чиновники из инфраструктурного блока Смольного сказали, что про покупку "Метростроя" ничего не слышали, однако были бы не против, если бы покупатель нашелся. Неофициально они напоминают: в начале года генподрядчиком строительства метро руководили почти вручную, перечисляя средства из бюджета на выплату зарплат сотрудникам. В начале 2019–го город пытался разорвать действующие контракты с "Метростроем" из–за срыва сроков строительства станций "Проспект Славы", "Дунайская" и "Шушары" (их в итоге сдали в октябре 2019–го вместо декабря 2018–го).

Вице–губернатор Эдуард Батанов заявил тогда, что Смольный даст возможность "Метрострою" восстановить репутацию надежного партнера. Возможно, такая риторика была необходима в связи с предстоящими выборами губернатора. Иначе "Метрострой" начал бы судиться с чиновниками, и тогда "прости–прощай, новые станции", полагает один из собеседников "ДП" в бизнес–кругах.

"Но через год все вернулось к тому же самому: компания разваливается, зарплаты не платятся, Фрунзенский радиус открывали по два раза, но все равно только что запущенную "Дунайскую" чуть не затопило растаявшим снегом", — отмечает источник "ДП" в Смольном.

По данным собеседника газеты, близкого к семье Александровых, перекупить акции им предлагали в этом году структуры Геннадия Тимченко, но стороны не договорились о цене. По данным собеседника "ДП", в Смольном решили в 2020 году получить "запасного" подрядчика для строительства метро. Но у городских властей вызывает тревогу опытность нового подрядчика: грунт сложный, и "Метрострой" необходим для подстраховки, полагает он.

"Метрострой" однозначно будет трансформирован. Это очевидно", — говорит источник "ДП", близкий к метростроению. Он полагает, что заключить новые контракты в Петербурге компании вряд ли удастся. При этом, по его данным, в схеме оздоровления ОАО может принять участие Газпромбанк.

Спорный актив

К петербургскому метро москвичи подбираются уже несколько лет, и продать "Метрострой" Ротенбергам Александровы хотели давно, только этот актив никому не нужен, полагает другой собеседник газеты из бизнес–кругов. "В случае банкротства "Метростроя" отвечать по долгам субсидиарно придется и банкам, и Смольному. В случае продажи компании новому владельцу полетят иски от города за недоделки и от банков. А если все оставить как есть, участвовать в госзаказе "Метрострой" уже не сможет — никто не даст ему банковскую гарантию из–за налоговой недоимки. Иначе говоря, простого выхода из ситуации нет", — резюмирует собеседник "ДП".

Сейчас у Смольного с "Метростроем" действуют контракты на строительство Красносельско–Калининской и Лахтинско–Правобережной линий метрополитена. Сумма контрактов — 37,7 млрд и 20,8 млрд рублей соответственно.

До сдачи следующих станций времени еще много: участки от "Спасской" до "Горного института", а также между "Путиловской" и "Юго–Западной" запланированы к запуску в 2022 году.

Об альтернативных "Метрострою" подрядчиках Смольный вспоминал еще в июле. Среди желающих участвовать в строительстве метрополитена в Петербурге тогда назывались компании "Ойкумена", "Трансинжстрой" и "Стройтрансгаз".

"После сдачи Фрунзенского радиуса будем думать, как перегруппироваться, чтобы не было неожиданностей", — заявлял в июле глава комитета по развитию транспортной инфраструктуры Петербурга Сергей Харлашкин.

Позже на горизонте появился еще один игрок — китайская China Railway Construction Corporation (CRCC), которая направила в Смольный предложение по строительству метро от "Проспекта Ветеранов" до кампуса ИТМО в городе–спутнике Южном. Объем инвестиций в строительство ветки протяженностью 25 км со станциями "Ульянка", "Пулково", "Экспофорум", "Александровская" и "ИТМО Хайпарк" оценивается в 130 млрд рублей с учетом капитального гранта от бюджета. CRCC с 2017 года строит метро в Москве (станции "Аминьевское шоссе", "Мичуринский проспект" и "Проспект Вернадского", перегонные тоннели на юго–западном и восточном участках Большой кольцевой линии) и уже давно присматривается к петербургскому рынку. Здесь она планирует работать в консорциуме с российской группой "ВИС".

Светлана Афонина, Дарья Кильцова, Алексей Стрельников

Понятно, что это решение было согласовано на самом высоком уровне — иначе бы следственные действия не начались. Работу ведет УФСБ. Вызывает некоторое удивление, что под стражей остается только Александров–младший, а старший пока отпущен. Ведь работали они вдвоем. Пострадало очень много подрядчиков "Метростроя". Их тупо кидали на деньги — не перечисляя заработанное. На счетах подрядчиков просто не было средств, им нечем было платить зарплату работникам. А дальше материалы шли в Следственный комитет. Потому что невыплата зарплат — это статья, находящаяся сегодня на особом контроле. Думаю, не ошибусь, если скажу, что полгорода ждало, пока эта вакханалия закончится.
Высокопоставленный представитель правоохранительных органов
Высокопоставленный представитель правоохранительных органов
пожелавший остаться неназванным
Финансовое положение "Метрострой" так и не выправил. Конец декабря — дедлайн, а там будем смотреть. Сами расторгать контракты с ним не будем. Возможно, это произойдет через процедуру банкротства.
Сергей Харлашкин
Сергей Харлашкин
Председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры Санкт–Петербурга
Работа сотрудников ОАО и всех его структурных подразделений продолжается. Реализация государственных контрактов проходит в рабочем порядке. Обязательства, имеющиеся у компании перед городом, будут выполняться. В частности, в рамках гарантийных обязательств устранены протечки, возникшие накануне на станции метро "Дунайская".
Пресс–служба ОАО "Метрострой"
Пресс–служба ОАО "Метрострой"

В контексте

Какие бы разнообразные главы ни появлялись в хронике «Метростроя» — про суды, разрыв контрактов, банкротства и вот теперь эта, — на самом деле история одна и та же: о том, как город хочет забрать контроль над компанией у семьи Александровых. А они не отдают.

Впрочем, надо признать, что новая глава выходит за привычные рамки: подобным образом бизнес–вопросы такого уровня в Петербурге давно не решались.

В 2012 году пафосно, с заявлений о выявленных миллиардных хищениях, начиналось трубное дело, закончившееся через несколько лет условными сроками. Говорили, что подоплека этой истории — в перераспределении контрактов на прокладку труб. Потом были дела Марата Оганесяна и о кабеле, проложенном менеджерами "Ленэнерго" по дну залива в Кронштадт (несуществующем). Но за ними не виделся передел рынка или недружественное поглощение. И даже раскручивающаяся сейчас история "Водоканала" больше похожа на аудит в резкой форме. Поэтому, хотя на федеральном уровне бизнес часто переходит из рук в руки на фоне уголовных дел, в Петербурге это большая редкость.

С другой стороны, редкость и то, как долго держится империя Вадима и Николая Александровых. Город хотел установить над ней контроль еще со времен Валентины Матвиенко и даже получал для этого федеральное финансирование. Но договориться о проведении допэмиссии акций, которую собирался выкупить, никак не мог.

В конце прошлого года Смольный предпринял самую яростную атаку, прямо заявляя, что его конечная цель — увеличение доли в "Метрострое". Власти дошли почти до конца, расторгнув три из четырех контрактов с компанией, но потом, поняв, что альтернативы нет, сдали назад.

Но и после этого чиновники не скрывали, что недовольны работой "Метростроя", и рассуждали о необходимости "демонополизации" рынка метростроения. Не обсуждая, что будет после демонополизации: рыночная свобода, появление нового монополиста или прямое распределение подрядов через городскую структуру, как это сделано в Москве.

Семья Александровых, Феликс Кармазинов и Владимир Гарюгин до последнего времени были тремя столпами стабильности в бушующем море городского хозяйства. Менялись губернаторы и даже более вышестоящие начальники, а они оставались. Но вот кармазиновского "Водоканала" больше нет, судьба александровского "Метростоя" — под большим вопросом. Остается только гарюгинский "Метрополитен".

Антон Мухин

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама