Дмитрий Маракулин Все статьи автора
14 декабря 2019, 14:29 18935

Судиться проще не будет. Тенденции в судопроизводстве 2019 года

Фото: Vostock-Photo

В этом году юристы, опрошенные "ДП", отметили некоторые тенденции в судопроизводстве.

Меняться вместе. Лучшие юристы Петербурга — 2019

Меняться вместе. Лучшие юристы Петербурга — 2019

10728
Редакция

Суды все чаще занимали консервативную позицию при рассмотрении дел, и этот тренд, как прогнозируют в адвокатском бюро "Румянцев Лигал", будет усиливаться. В юридической компании Versus.legal называют наиболее важным все возрастающий формализм судей при рассмотрении дел в апелляционной и кассационной инстанциях: происходит снижение процента отмен судебных актов и их изменений, снижение качества мотивировки актов вышестоящих судов. А в юркомпании "Варшавский и партнеры" добавляют: все тяжелее становится вести дела против госорганов, особенно налоговых и таможенных.

Таможня добро не дает

При этом в юридической фирме Forte Tax & Law обращают внимание на увеличение количества таможенных споров и споров с госорганами. "Очевидно, что государство старается взыскать платежи и сборы в бюджет всеми возможными способами, в том числе с тех объектов, с которых они ранее не взимались. Мы полагаем, что в будущем году это сохранится", — добавляют эксперты.

В юридической компании "Магистраль" поддерживают коллег и конкретизируют: "Второй год увеличивается количество споров по классификации товаров по ТН ВЭД ЕАЭС (классификатор, используемый для проведения таможенных операций специалистами по таможенному оформлению и сотрудниками таможенных органов. — "ДП"), тогда как количество споров по таможенной стоимости, традиционно составлявших основную массу таких споров, уменьшается". По оценке "Магистрали", происходящее ведет к усложнению таможенных споров и повышает требования к профессиональным навыкам юристов таможенной практики.

Актуальной темой этого года остается банкротство как компаний, так и граждан. Так, в юридической компании Maxima Legal говорят о стремительном росте количества банкротств именно физлиц. В юридической компании Vinder Law Office обращают внимание на закрепление Верховным судом РФ такого термина, как "банкротный туризм": должники, искусственно меняя территориальную подсудность дела о банкротстве (намеренно регистрируются в другом регионе, покидая место ведения бизнеса), пытаются причинить вред кредиторам. Дело о банкротстве должно быть рассмотрено именно в месте фактического проживания должника и концентрации его капитала.

Снизить нагрузку на суды может помочь законопроект о введении внесудебного порядка признания гражданина банкротом. По оценке юридической компании Vinder Law Office, последствия возбуждения внесудебного порядка, как следует из пояснительной записки к законопроекту, сопоставимы с последствиями введения реструктуризации долгов (прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по всем обязательствам гражданина.

И диджитал тоже

Юрист — почти бизнес–консультант. Интервью с победителем Юридического рейтинга Дмитрием Некрестьяновым

Юрист — почти бизнес–консультант. Интервью с победителем Юридического рейтинга Дмитрием Некрестьяновым

972
Дмитрий Маракулин

Среди правовых новелл этого года в Юридической конторе Гессена называют появление нового объекта гражданских прав — цифровых прав. "Данные изменения должны подготовить как законодательство, так и субъектов гражданского оборота к последующему принятию закона о цифровых финансовых активах (криптовалюте и токенах) и вступлению в силу в 2020 году закона о краудфандинге (привлечении инвестиций через электронные площадки)", — отмечают специалисты фирмы.

Коллег поддерживают в юридическом бюро "Григорьев и партнеры", называя закон о краудфандинговых платформах наиболее ожидаемым в 2020–м. Предполагается, что он легализует этот давно сложившийся рынок: "Инвесторами и получателями средств в них смогут быть и юрлица, и ИП, и простые граждане. Закон накладывает несколько ограничений, впрочем логичных: только безнал, закрытый список способов инвестиций, лимиты для граждан — до 600 тыс. рублей".

История с географией

Юридическая компания Claims отмечает изменения в сфере интеллектуального права: в этом году было введено новое понятие — "географическое указание". Оно в СМИ также получило название "региональный бренд". Этот термин указывает на географический объект, на территории которого товар изготавливается, обрабатывается или перерабатывается. При этом на территории должна производиться хотя бы одна из существенных стадий изготовления товара. "Мы ожидаем летом 2020 года (в первый день действия закона) массовую подачу заявок от региональных бизнесов для закрепления своего приоритета на такие указания, при последующем, однако, снижении такой активности", — прогнозируют в Claims.

Без шансов на успех

В 2018 году оправдания добились лишь 2082 человека (0,24%), что стало минимальным показателем с момента распада СССР. Позитивная тенденция наблюдается лишь в суде присяжных: после введения этого института в районных судах летом прошлого года процент оправданий по делам с присяжными подскочил на 10%.

Мизерный процент оправданий часто объясняют "высочайшим качеством работы следственных органов". Этой позиции ожидаемо придерживается глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Генпрокурор Юрий Чайка считает, что в системе работают профессионалы высокого класса и, если прокуратура берет дело в производство, "для этого есть веские основания".

"Если выносится оправдательный приговор, это воспринимается как поражение всей системы, в том числе и суда, ведь он тоже принимает участие, например, в избрании мер пресечения на стадии следствия. Получается, что все старались, а судья берет и оправдывает человека", — объясняет логику системы руководитель "Команды 29" Иван Павлов. Руководитель юридической службы правозащитного проекта "Апология протеста" Алексей Глухов видит объяснение обвинительному уклону правосудия в нежелании судей быть арбитрами в процессе: "Сегодня основная работа адвоката строится на стадии следствия. Условная задача — не допустить передачу дела в суд. В суде же адвокаты вынуждены биться за квалификацию и сроки, а не за оправдание".

Усилить эффект от "шансов на успех" в российском суде можно было бы сравнением с временами "большого террора". В книге Михаила Кожевникова "История советского суда" указывается, что в 1935 году число оправдательных приговоров, вынесенных народными судами РСФСР, составляло 10,2%, в 1937 году, в разгар сталинских репрессий, — 10,3%, а в 1938 году и вовсе увеличилось до 13,4%. Однако в такую статистику не входили приговоры "особых троек", а там шансы на оправдание равнялись 0,03%. При этом опрошенные "ДП" историки и юристы не смогли однозначно оценить корректность такого сравнения.

По мнению Марка Павлова, адвоката Балтийской коллегии адвокатов им. Анатолия Собчака, проблему большого количества обвинительных приговоров можно решить расширением компетенции судов присяжных: "В их ведение следует передать уголовные дела о мошенничествах, коррупционных преступлениях и преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в которых встречается большое количество фальсификаций, провокаций и злоупотреблений со стороны следственно–оперативных служб".

Мария Кудреман, журналист

Супружеская доля

Жены предпринимателей при разводе раньше предпочитали недвижимость и материальное возмещение, а теперь настаивают на праве в управлении бизнесом. Юристы и адвокаты замечают интересную тенденцию в бракоразводных делах: все больше исковых заявлений о разделе совместно нажитого имущества содержат требования о разделе доли в бизнесе.

Закон дает бывшим супругам 3 года с момента расторжения брака для того, чтобы разделить совместно нажитое имущество. Согласно Семейному кодексу РФ, это не только деньги, вещи, недвижимость, но и доли в капитале коммерческих организаций, акции, ценные бумаги. И если еще в конце 1990–х — начале 2000–х годов вопрос зачастую решался просто выплатой "отступных" бывшей супруге, то сейчас все больше женщин настаивают на более или менее стабильном доходе, который можно получать от деятельности компании, управляемой экс–супругом. Если бизнес успешен, дивиденды можно получать на протяжении многих лет, а может быть, и десятилетий.

Представления о том, что только мужчина может реализовать себя в предпринимательской сфере, уже давно разрушены современным обществом. Так что и судам приходится опираться на принципы равноправия и удовлетворять исковые требования жен предпринимателей. Минувшим летом Московский городской суд указал в своем определении, что нормы действующего законодательства не содержат положений, ограничивающих право супругов на раздел общего имущества в виде долей в уставном капитале общества.

Впрочем, нельзя не учитывать и мнение Конституционного суда РФ, который напоминает, что после приобретения доли у нового владельца появляются и обязанности, определенные уставом. Это прежде всего участие в управлении компанией (собраниях, голосованиях и пр.). Уклонение от этой работы может повлечь исключение из состава владельцев компании. Необходимо помнить и про ответственность по обязательствам и долгам общества. Зачастую при разделе доли супруги не задумываются об этих, казалось бы, очевидных вещах. А ведь при банкротстве компании владелец может быть привлечен к ответственности, в том числе субсидиарной.

Спорных исков становится все больше, но судебные инстанции часто не приходят к однозначному толкованию закона. Так, например, Ставропольский краевой суд недавно решил долю супруге не выделять, потому что другие участники общества не дали согласия на ее отчуждение. Ситуацию отнесли к спорной, и супруга получила компенсацию в размере действительной стоимости доли. С другой стороны, Иркутский областной суд, напротив, посчитал, что возможность перехода права на долю в уставном капитале от участников общества к третьим лицам не предполагает получения согласия других участников и не противоречит действующему законодательству. Так что, прежде чем предъявлять требования к своим бывшим, стоит не только учитывать нормы права, но и смотреть на сложившуюся судебную практику в своем регионе.

Наталья Прокопенко, юрист юридической компании Legal to Business

ФНС приблизится к бизнесу

Это относительно новая форма налогового контроля, заключающаяся в предоставлении фискальному ведомству доступа к финансово–хозяйственной информации компаний в режиме онлайн. Взамен налогоплательщик освобождается от камеральных и выездных налоговых проверок и получает возможность запрашивать мотивированное мнение налогового органа о правильности исчисления, полноте и своевременности уплаты налогов, обязательное как для налогоплательщика, так и для ФНС. При этом если следование разъяснениям, содержащимся в мотивированном мнении, приводит к возникновению недоимки, вина налогоплательщика исключается, а пени не начисляются.

По данным ФНС, за последние 4 года количество участников налогового мониторинга увеличилось с 7 до 95, при этом в 2019–м к мониторингу присоединились 52 налогоплательщика, среди которых — "ДОМ.РФ" и Банк "ДОМ.РФ", ООО "Вайлдберриз", ПАО "Ростелеком", АО "РУСАЛ Новокузнецк", ПАО "Россети", ПАО "РусГидро", ООО "Агроаспект", входящее в X5 Retail Group, АО "Федеральная грузовая компания". Они обеспечивают 12,25% налоговых поступлений в консолидированный бюджет.

Отметим, что воспользоваться этим механизмом могут не все компании. Законом устанавливаются параметры, соблюдение которых позволяет претендовать на эту форму контроля. Требования касаются суммы налогов, уплаченных за предыдущий календарный год, доходов, полученных за тот же период, и стоимости активов налогоплательщика. Всего в России около 2 тыс. компаний, отвечающих этим требованиям.

Рост интереса частных компаний к данной форме контроля объясняется тем, что применение налогового мониторинга позволяет налогоплательщику оперативно урегулировать спорные вопросы, заранее оценить последствия хозяйственных операций, что повышает уровень правовой определенности в отношениях бизнеса с государством. В результате риски налоговых доначислений снижаются, сокращаются издержки на комплаенс, сопровождение мероприятий налогового контроля, судебные тяжбы.

По данным ФНС, в среднем количество документов, предоставляемых компаниями по требованию фискалов, снизилось на 77%, уточненных деклараций — на 9%, количество требований о предоставлении документов и пояснений — на 54%. Приведенные цифры, помимо прочего, свидетельствуют о сокращении числа контактов с налоговыми органами.

Вместе с тем некоторые участники рынка, в том числе госкомпании, выражают определенные опасения. В частности, в качестве факторов риска отмечают потенциальное несоблюдение безопасности при предоставлении доступа к данным бухгалтерского учета, возможные нарушения режима государственной тайны. Кроме того, как на препятствие переходу на налоговый мониторинг указывают на отсутствие необходимой технической базы для электронного взаимодействия с налоговым органом.

Егор Шаньшеров, юрист адвокатского бюро "S&K Вертикаль"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама