Иван Жидков Все статьи автора
9 августа 2019, 10:16 239

Все оттенки коричневого. Как Малкому избежать свиста с трибун и мемов от фанатов "Зенита"

Испанская AS, а затем и британский The Sun (или британский The Sun, а потом уже испанская AS) увидели во время матча "Зенит" — "Краснодар" на трибунах "Газпром–арены" нечто, что осталось незамеченным почти 55 тысячами зрителей. После чего весь мир узнал, что бразилец Малком, стоивший сине–бело–голубым рекордных для этого сезона трансферных денег, здесь "не велкам". Те, кто приезжал на чемпионат мира, поверили с трудом, но мир значительно больше. Удар по репутации незаслуженный и ненужный.

По курсу — Лига чемпионов. "Зенит" определил цель в престижном европейском турнире

По курсу — Лига чемпионов. "Зенит" определил цель в престижном европейском турнире

663
Борис Глебов

"Темнокожих спортсменов" просматривал для "Зенита" еще Юрий Морозов — было это, если правильно помню, в 2001–м. Одного даже звали Кпака. Сначала мэтр радовался пластике экзотических гостей — так сильно он устал от наших футбольных крестьян, на которых можно было орать без устали, все равно толку никакого. Но очень быстро Юрий Андреевич успокоился — эти ребята оказались сами по себе. В итоге Кпака даже поиграл в Бельгии, но звезды из него не вышло. Как принято сейчас писать, "Максимюк на минималках" (это, если что, такой украинский легионер в Петербурге играл, похожий по манере игры на трамвай). В общем, уехали африканцы. Хотя народ был не против. Народу было интересно. "Традиции" еще не зародились. Например, когда в 1994–м "Зенит", ни за что не борясь в первой лиге, проигрывал в лютую ноябрьскую стужу заключительный домашний матч сезона ленинск–кузнецкой "Заре", к железным лавкам "Петровского" примерзло всего четыре сотни зрителей. Из носителей "традиций" там не было практически никого.

Русские люди вообще часто пытаются показаться хуже, чем они есть. На самом деле они способны выпить с кем угодно, а потом еще и найти совместного врага и объединиться. Нашему менталитету куда более свойственна симпатия к "максимкам" из Патриса Лумумбы, чем оголтелая ненависть к иному и цветному. Собственно, когда за "Спартак" в 1990–х выступал корявенький, но страстный нападающий Робсон, его Максимкой и прозвали. Прощали даже бесконечные небразильские промахи в элементарных ситуациях — Робсон был свой.

Нет сомнений, что та же история будет и с Малкомом. Мне, честно говоря, вообще непонятно, какие могут быть по нему вопросы даже у поклонников парня из Браунау на Инне, если до этого в "Зените" без проблем адаптировался Вильмар Барриос, Эрнани, а Халк до сих пор так пропитан клубным духом, что даже из Шанхая высказывается на тему, как правильно поступили сине–бело–голубые, что потратили свои 40 млн на Малкома. Ходят байки, что инициативная группа любителей баннеров при каждом подобном трансфере изучает все оттенки коричневого, чтобы определить, выдать новичку виртуальную "визу" или нет. Если это так, то нелепость этой "традиционалистической" идеологии достойна пера Даниила Хармса: "Однажды старуха, пытаясь рассмотреть цвет кожи Малкома, вывалилась из окна и умерла".

Остальному миру до нашего сарказма дела нет, мир — как, кстати, и мы — читает новости в привычных СМИ и смотрит телевизор. А там людям рассказывают, что Малком вот–вот обидится и уедет туда, где "такого безобразия не бывает". Но современный футбольный рынок устроен достаточно надежно — даже если игрок недостаточно внимательно изучал историю страны, в которую едет (надо же, такое действительно может быть!), вокруг человека, которому дают зарплату уж точно не меньше 5 млн евро в год, всегда найдутся люди, способные дать добрый совет. И уж точно кто–то шепнет: "Старик, имей в виду — с трибуны могут показать банан. Но ты, надеюсь, не собираешься париться из–за этого?"

Конечно, Малком не собирается. Как и его мама, уже сделавшая заявление, что сын ни во время, ни после матча даже не заметил, как его оскорбляли на весь мир. Футбольной публике Петербурга, неприлично быстро привыкшей к закрытой в "минус 17" крыше, "европейскому" обзору и безопасности, нет никакого дела до комариного писка из прошлого, которое лишь по какому–то недоразумению стало известным обществу. И даже по телевизору было слышно, как в действительности трибуны встретили появление Малкома во втором тайме.

Такой восторженный аванс даже показался странным. Так что Малкому все же придется сделать кое–что, чтобы застраховаться от свиста и мемов: перезапустить свою карьеру после неудачного года в "Барселоне". Иначе за что "Зениту" все это?

Иван Жидков, главный редактор Sportsdaily.ru, специально для "ДП"

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама