Ольга Комок Все статьи автора
27 апреля 2019, 11:15 772

Творец ли Автор? "Волнение" Ивана Вырыпаева в БДТ

Фото: Стас Левшин

Если бульварный театр — это не ругательство, а термин, историческое название театра для всех и каждого, а не только для умников да (пост)модернистов, то "Волнение" Ивана Вырыпаева в БДТ — это прямо–таки его образец. Высокой пробы и идеальной точности, как эталон метрической системы. Во всяком случае, так кажется поначалу.

Что такое красный? "Не зря" проекта "Особый театр" на Новой сцене Александринского театра

Что такое красный? "Не зря" проекта "Особый театр" на Новой сцене Александринского театра

927
Ольга Комок

Следить за лихими поворотами одного несостоявшегося интервью — вполне увлекательное занятие. Нажатия на болевые точки политической ленты новостей — нацизм, антисемитизм, толерантность, левый либерализм, цензура — вызывают смех, особенно когда проблемы современной Польши и всего остального просвещенного мира напоминают зрителю о собственных российских проблемах. От признаний и скандалов ничего не отвлекает. Художник Анна Мет оборудовала на сцене безликий нью–йоркский лофт с рекламными огнями и фрагментом лейбла — sin (ага, ага!) — за окном. Тут все и разговаривают полтора часа, только Улья разок выходит в туалет (и это поворотный момент сюжета). Музыка Антона Батагова, еще до премьеры звучавшая на публике в собственном исполнении автора, в спектакле почти незаметна. Давно декларируемый идеал Ивана Вырыпаева как будто бы достигнут: зрительский театр, кассовая постановка, никакого режиссерского волюнтаризма, благо автор пьесы — сам же и режиссер.

Но все это — только видимость. Неправда. Точнее, цитируя саму Улью Рихте, то и дело сочиняющую душераздирающие подробности своей биографии, которые легко опровергаются "Википедией", "это не ложь, это творчество". Заподозрить неладное стоит, когда закадровый голос Андрея Феськова, поясняющий мотивы и чувства персонажей, начинает сбиваться на странные притчи о буддийских монахах, нацистских офицерах и священниках–педофилах. В бульварной истории задувает потусторонний сквозняк. Иван Вырыпаев принимается своими руками разбирать на молекулы реальность, которую сам же так тщательно обустроил.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Актеры второго плана — умильно–фальшивый интервьюер Рустам Насыров (воплощение всех и всяческих фобий по поводу журналистики и журналистов), карикатурно–взвинченный литературный агент Дмитрий Воробьев, холодная нью–йоркская штучка Юлия Марченко и "хороший парень" Василий Реутов (который оказывается вовсе не таковым) — героически держатся своих типажей, несмотря на поплывшую ткань сценического бытия. Не потому ли, что их персонажи отказываются слышать и принимать то, что говорит Улья Рихте, а значит, недостойны вочеловечения?

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама