Иван Хлебов Все статьи автора
31 марта 2019, 11:43 1088

Сутяжный дворец Мясниковых. История роскошного особняка на улице Восстания

Фото: Сергей Ермохин

Этот особняк на ул. Восстания, что раньше называлась Знаменской, выглядит как настоящий дворец. Колонны и пилястры, тяжелый балкон, который поддерживают гипсовые атланты, обильная и разнообразная лепнина снаружи, мраморная лестница, роспись и золочение на стенах и потолках внутри — такое оформление сделало бы честь дворцу кого–нибудь из великих князей. Но владельцами его были братья Мясниковы, потомки известной купеческой династии и наследники огромного состояния. А еще — фигуранты странной истории, от которой тянет какой–то гнусной уголовщиной.

Доходный дом "миллионера из трущоб". Удивительная история разбогатевшего бедняка из Гомеля

Доходный дом "миллионера из трущоб". Удивительная история разбогатевшего бедняка из Гомеля

2270
Иван Хлебов

Купеческий род Мясниковых был не только одним из самых богатых, но и самых известных в России. Основатель его — ростовский крестьянин Федор, Борисов сын, нажил состояние тем, что сперва просто торговал мясом в лавке (откуда и пошла родовая фамилия), потом стал скупать скот по деревням, а затем развернул мясную торговлю на всю губернию. Когда и этого показалось мало, Федор Борисович занялся винными откупами и в считаные годы стал таким уважаемым купцом, что в доме его, бывая в Ростове, гостили члены императорской фамилии и высшие церковные иерархи.

Фото: Сергей Ермохин

Дворянские потомки купеческой династии

Александр и Иван Мясниковы приходились основателю рода правнуками и были представителями уже второго поколения династии, родившегося в столице. Купеческих корней своих они даже как–то стеснялись: оба были дворянами и детьми дворянина, пусть и не титулованного, оба сделали столичную карьеру. Старший, Александр, имел чин жандармского ротмистра и был адъютантом начальника Третьего отделения, младший, Иван, стал коллежским асессором, надворным советником и имел немалое влияние в сфере образования. А обретенное предками состояние работало на них обоих, позволяя вести истинно столичный образ жизни, не беспокоясь решительно ни о чем. В частности — выстроить в 1857 году роскошнейший особняк на Знаменской, 45. Точнее сказать, строил его — утверждал с архитектором Александром Гемилианом проект и присматривал за ходом работ — Иван. Потому и вензель в картуше на боковом фасаде его. Но жили здесь братья вместе.

Фото: Сергей Ермохин

Дядька — управляющий

Деньгами дворянских потомков купеческой династии управлял муж их тетушки — классический self made man того времени сарапульский купец Козьма Беляев. Он и сам был человеком весьма небедным — обладателем миллионного состояния. А возможность опираться еще и на мясниковский капитал делала его практически неуязвимым игроком на любом секторе рынка, который привлекал его внимание. Поэтому занимался он и винными откупами, и рыбными промыслами, и торговлей лесом, владел заводами судостроительными, литейными и спиртовыми, мебельной фабрикой и прилагающимся к ней модным салоном, да еще вдобавок к тому был одним из трех совладельцев Гутуевского острова в Петербурге со всеми размещенными там производствами. Дела купца–миллионщика шли более чем успешно. Но осенью 1858 года, в момент наивысшего своего коммерческого успеха, он скончался от сердечного приступа. Это никого не удивило: Козьма Васильевич уже давно страдал грудной жабой. Странные дела начались уже после его смерти.

Странный мор

Братья Мясниковы стали наследниками еще и многочисленных заводов–газет–пароходов Беляева. Его вдове и одной из его сестер достались буквально крохи, а прочим родственникам — вовсе ничего. Завещание было признано подлинным и вступило в силу. Но тут из Сарапула приехал племянник Козьмы Васильевича и заявил, что документ поддельный. Мало того, дошел аж до самого генерал–губернатора. Началось следствие. Но заявитель… внезапно умер. От холеры. Мать умершего спешно прибыла в столицу, попыталась продолжить тяжбу, но… тоже скончалась. А следом за ней и нотариус, составивший некогда текст завещания. И оба свидетеля, чьи подписи заверяли подлинность завещания, — тоже. Учитывая, какую должность занимал Александр Мясников и какими тайными рычагами обладало всемогущее Третье отделение, эта череда смертей выглядит весьма подозрительно.

Социализм в красках. Киновиевский завод как удачный стартап

Социализм в красках. Киновиевский завод как удачный стартап

2393
Иван Хлебов

В отсутствие ключевых свидетелей спор вокруг завещания Беляева мог бы и заглохнуть, но следователи оказались хоть и неспешными, да дотошными. И к 1871 году так–таки довели дело до суда. Разразился невероятный по силе скандал: обвинение в подлоге персон такого уровня, как братья Мясниковы, было для столичной публики настоящим шоком. И, хотя суд присяжных и оправдал обоих, по репутации потомков купеческой династии был нанесен удар нешуточный. Александру пришлось оставить службу, а с Иваном и вовсе на фоне всех треволнений приключился удар и паралич. Вскоре братья покинули столицу и уехали в Ростов. А особняк на Знаменской, 45, был продан новым владельцам, причем намного дешевле, чем он стоил на самом деле.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама