Андрей Жуков Все статьи автора
27 марта 2019, 12:25 13451

Не пользуешься — плати. Должны ли компании платить за резерв сетевой мощности

Фото: Сергей Коньков

Плата за резерв сетевой мощности — здравое, но пока непроработанное решение

Правительство РФ в январе приняло принципиальное решение о поэтапном введении платы за резерв сетевой мощности. По логике чиновников, потребители, которые при присоединении к энергоисточникам заказали себе мощности с запасом и сейчас не используют их полностью, должны либо оплачивать эти излишки, либо отказаться от них. Предполагается, что пока плата будет распространяться на клиентов энергокомпаний с заявленной максимальной мощностью свыше 670 кВт.

Испытание водой. Петербург хочет изменить закон о теплоснабжении

Испытание водой. Петербург хочет изменить закон о теплоснабжении

18901
Андрей Жуков

Павел Ливинский, генеральный директор ПАО "Россети", в интервью Интерфаксу осенью прошлого года говорил, что эффект от введения регуляторной новации оценивается в 50 млрд рублей в год. "Это не дополнительные средства, а высвобождение дефицитных инвестиционных ресурсов, которые фактически мы расходуем нерационально. Получается, что мы потратили инвестиционные ресурсы на объекты, по которым у нас нет полезного отпуска", — уточнил Ливинский. По его словам, предполагается, что с 2020 года потребители будут оплачивать 10% неиспользуемых мощностей, с 2021–го — 15%, с 2022–го — 20%, с 2023–го — 60%, а с 2024 года — уже 100%.

По информации Александра Новака, министра энергетики РФ, на сегодняшний день резерв составляет примерно 90 ГВт мощностей.

"Это больше половины пика потребления в энергосистеме страны (порядка 150 ГВт), или свыше трети всей установленной мощности электростанций (около 240 ГВт)", — сказал "ДП" Алексей Преснов, управляющий партнер Агентства энергетического анализа. Впрочем, уточнил эксперт, сетевая мощность и мощность генерации — разные вещи, прямо их сравнивать нельзя. Сети — это дороги к потребителям, а генерация — это автомобили с грузами, которые должны по этим дорогам ехать. "Понятно, что дороги должны вмещать транспортный поток в любой момент времени, иначе он не доедет. Поэтому они всегда условно шире, то есть мощность сетей должна быть больше, чем включенной генерации", — отметил Преснов.

Проблема недозагруженных мощностей возникла в том числе по причине введения льгот по технологическому присоединению потребителей до 15 кВт, а с осени 2017 года — и до 150 кВт. "Но более значимой причиной являются плохо обоснованные инвестпрограммы сетевых компаний, в частности во время подготовки к Олимпиаде–2014 или прочих инвестпроектов, как правило государственных", — считает Преснов.

Недобор

Недозагруженные мощности есть практически во всех регионах страны, в том числе в Петербурге и Ленинградской области. Как сообщили "ДП" в пресс–службе "Ленэнерго", ежегодно суммарная электрическая нагрузка увеличивается лишь на 30% от суммарной мощности, выданной заявителям в соответствии с актами технологического присоединения. В компании данный факт объясняют низким темпом набора мощности потребителями, а также необоснованным завышением заявителями необходимого объема мощности при заключении договоров присоединения.

Споры высокого напряжения. Энергетика Петербурга и Ленобласти показала рост

Споры высокого напряжения. Энергетика Петербурга и Ленобласти показала рост

8402
Андрей Жуков

"Таким образом, центры питания фактически недозагружены, в то время как формально, с учетом зарезервированной мощности по выданным актам, их загрузка может составлять более 100%, — отметил представитель энергокомпании. — Данное обстоятельство приводит к необоснованным затратам сетевой организации на реконструкцию и строительство новых центров питания, что ведет к увеличению инвестиционной нагрузки на тариф по передаче электроэнергии для потребителей".

С подобной проблемой сталкивается и компания "ЛОЭСК", работающая в городах Ленобласти. Жанна Айгильдина, заместитель генерального директора по экономике и финансам ЛОЭСК, отметила, что средний показатель величины резервируемой максимальной мощности по отношению к величине максимальной мощности энергопринимающих устройств крупных потребителей (максимальная мощность — свыше 670 кВт) за период 2016–2018 годов составил 66,6%, это 200,35 МВт. Причем год от года это соотношение растет: в 2016 году — 65,7%, в 2017–м — 66,2%, в 2018–м — 68%.

На поклон к директору завода

По словам представителя ЛОЭСК, в составе крупных потребителей с подобным резервом много компаний–застройщиков, набор мощности которых напрямую зависит от темпа продажи и заселения многоквартирных жилых домов.

Впрочем, самих застройщиков перспектива платить за резервирование мощности пока не пугает. "Я полагаю, что в нашем случае плата за резервирование будет меньше, чем потери, которые возникают из–за дефицита мощностей в том или ином районе", — сказал "ДП" Алексей Белоусов, глава ассоциации "Объединение строителей Санкт–Петербурга".

Он уточнил, что застройщики, не всегда имея возможность заказать мощности у энергокомпаний, вынуждены обращаться к организациям, у которых есть излишки. "Предположим, за неким неработающим заводом закреплены мощности 100 МВт, а для своих нужд (на аренду, освещение и т. д.) ему хватает 1 МВт. Лишние мегаватты этот завод распродает, — говорит Белоусов. — Компании, которые планируют строительство дома в этом районе, вынуждены идти на поклон к руководству такого завода". Поэтому ввод платы за резервирование — разумный подход: если у компании есть мощности, которые она не использует, то пусть платит или отказывается.

По словам Белоусова, с проблемой нехватки мощностей у энергокомпаний строители сталкиваются постоянно при реализации проектов в сером поясе.

"По нашим проектам редевелопмента промышленных площадок, в частности ЖК "Черная речка" на месте бывшего завода "Ильич", мы используем мощности, оставшиеся у предприятия, — говорит Сергей Терентьев, директор департамента недвижимости ГК "ЦДС". — Их нам достаточно, чтобы полностью обеспечить жителей будущего комплекса. Впрочем, ситуации бывают разные, и в каждом проекте свои условия. Где–то мощностей недостаточно и необходимо их докупать, где–то переизбыток — и девелопер может заработать, перепродавая их".

Выиграют только энергетики

Однако недовольных реформой явно больше тех, кто ее поддерживает. Хотя размер платы за резерв еще не назван, очевидно, что для многих потребителей, особенно крупных промпредприятий, она будет существенной.

"Ряд потребителей, как, впрочем, и некоторые федеральные ведомства, против введения нового сбора. Весьма распространена точка зрения, что эта плата в итоге ляжет на конечных потребителей, что вряд ли будет одобрено в стране", — полагает Ярослав Кабаков, аналитик ГК "ФИНАМ".

К проекту Минэнерго возникает много и других вопросов. Главный — как будет рассчитываться объем резервов — обозначил порталу "Переток.ру" Василий Киселев, директор ассоциации "Сообщество потребителей энергии". Из пояснений Минэнерго получается, что, выполнив договор техприсоединения с записанной в нем максимальной мощностью, потребитель постоянно работает на предельных величинах мощности. "На практике такую ситуацию, когда все потребители одновременно нуждаются в максимальной присоединенной мощности, представить невозможно", — сказал он.

По мнению Киселева, максимальная мощность —это исключительно бумажная величина, прописанная в договоре о техприсоединении, которая характеризует пропускную способность сети на последнем участке, примыкающем к потребителю. Энергосистема устроена гораздо сложнее и разумнее, чем ее пытаются представить в проекте об оплате "сетевого резерва".

Вопросы к регуляторной новации есть и у энергетиков. "Не проработаны вопросы первоначального оформления мощности, порядка расчетов за резерв мощности с учетом разных форм организаций "котлов" в регионах. Мотивация потребителей для отказа от резерва недостаточна", — признает Жанна Айгильдина.

По ее мнению, издержки администрирования резерва в первые годы введения оплаты резерва могут быть больше сумм, сэкономленных на строительстве или реконструкции сетей. Также не решены вопросы обязательности и неукоснительности информационного обмена "сети — сбыт — потребитель".

"При запуске этого полезного и важного проекта необходимо определить регионы, где это действительно актуально, и оценить влияние платы за резерв на конечные тарифы для потребителей", — добавила Айгильдина.

"Учитывая негативное отношение к данному сбору многих потребителей, вероятно, что будет продолжено его обсуждение, уточнение его методологии", — полагает Ярослав Кабаков. По его мнению, не исключен вариант, при котором данный сбор будет введен не полностью, а лишь частично, причем только в части субъектов федерации.

На территории Ленинградской области сейчас резервируется свыше 2000 МВА сетевой мощности и работает более 500 потребителей заявленной максимальной мощностью свыше 670 кВт. Введение платы за резерв сетевой мощности для потребителей с заявленной максимальной мощностью свыше 670 кВт является одним из способов повышения их ответственности перед электросетевым комплексом. Необеспеченный спрос на мощность не только стимулирует избыточное строительство электросетевых объектов, но и требует определенных затрат на содержание таких объектов. Ранее построенные объекты содержатся за счет средств потребителей электроэнергии, а вновь построенные (с даты вступления в силу требований о введении платы за резерв) — за счет собственных средств сетевых организаций, не учитываемых при установлении регулируемых тарифов. Очевидно, что введение платы за резерв неиспользуемой максимальной мощности приведет к увеличению конечной стоимости электроэнергии для потребителей, изначально завышающих спрос на мощность сверх обоснованного значения. Но это еще раз подчеркивает, что существующим и вновь присоединяемым потребителям необходимо ответственно подходить к разработке проектных решений по увеличению или присоединению максимальной мощности электроснабжаемых объектов.
Юрий Андреев
Юрий Андреев
председатель комитета по топливно–энергетическому комплексу Ленинградской области
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама