Александр Пирожков Все статьи автора
4 февраля 2019, 08:01 454

Капитуляция Федрезерва. Американский регулятор отказался от повышения ставки и ястребиной риторики

Федеральная резервная система (ФРС) США на прошлой неделе, 30 января, ожидаемо оставила без изменений базовую ставку, но совершенно неожиданно радикально смягчила свою риторику. Американский регулятор, еще в декабре уверенно заявлявший о продолжении цикла повышения ставок, теперь, судя по его свежему заявлению, больше не собирается этого делать. И даже допускает разворот цикла в сторону снижения. Более того, Федрезерв не исключает пересмотра программы сокращения своего баланса. Сейчас объем ценных бумаг на его балансе сокращается на $50 млрд в месяц. Эти деньги пока уходят из экономики, но в дальнейшем этот процесс может затормозиться или развернуться вспять.

Фактически ФРС США сделала то, чего от нее давно добивался президент Дональд Трамп: прекратила ужесточать денежно–кредитную политику (ДКП) и стала планировать ее смягчение.

Эйфория

Накануне заседания комитета по открытым рынкам ФРС (FOMC) участники финансовых рынков ожидали сохранения базовой ставки на прежнем уровне — 2,25–2,5% годовых. Рассчитывали и на то, что в заявлении регулятора будут содержаться фразы, означающие замедление цикла повышения ставок. Например, опрос агентства Bloomberg, проведенный в январе, выявил, что эксперты ожидают двух повышений ставки ФРС, в июне и декабре. Месяцем раньше в ходе аналогичного опроса экономисты прогнозировали повышения в марте и сентябре.

В декабре прошлого года, когда FOMC повысил ставку до нынешнего уровня, глава ФРС Джером Пауэлл дал понять, что в 2019 году ожидается еще два решения по увеличению ставки после четырех повышений в 2018–м. Но позже и он, и другие руководители регулятора стали делать более мягкие заявления. Участники финансовых рынков восприняли такую риторику весьма позитивно: фондовые индексы во всем мире выросли, как и сырьевые активы. К примеру, цена нефти сорта Brent в январе показала самый большой месячный прирост с апреля 2016 года — 16%. Причем практически весь этот рост случился еще до 30 января. А нефть сорта WTI за первый месяц 2019 года подорожала на рекордную за всю историю наблюдений величину для января: ее цена взлетела более чем на 17%.

Росло в январе и золото: его цена прибавила около 4% и преодолела отметку $1330 за тройскую унцию. Динамика на фоне нефти не очень впечатляющая, но так дорого драгоценный металл не стоил с середины 2108 года. Надо иметь в виду, что именно золото чаще всего отзывается ростом на ожидания более мягкой ДКП в США — его воспринимают как защитный актив на случай предполагаемой девальвации доллара.

Российские акции поддались всеобщей эйфории: индекс Мосбиржи еще до объявления о решении FOMC обновил исторический максимум, закрепившись выше отметки 2500 пунктов. А на следующий день после этого объявления уходил выше 2535. Индекс РТС, рассчитываемый в долларах, пробил наверх уровень 1200 пунктов, в который трижды бился снизу в 2018 году, каждый раз откатываясь вниз. За январь российские индексы прибавили 6,4 и 13,6% соответственно.

ФРС сдает позиции

Свою мягкость Федрезерв объяснил укреплением рынка труда в США, стабильностью инфляции, а также "встречными течениями" для американской и мировой экономики, как выразился на пресс–конференции Джером Пауэлл. Прежде всего это торговые войны и угроза нестабильности европейской экономики в случае выхода Великобритании из Евросоюза (Brexit) без соглашения. Пауэлл также заметил, что недавняя частичная приостановка работы правительства (шатдаун) также является негативным фактором для экономических перспектив, и эта тема обсуждалась на заседании FOMC.

Чтобы рассеять подозрения в том, что Федрезерв прогнулся под давлением Трампа, глава американского центробанка отдельно отметил, что ФРС никогда не будет учитывать политические соображения при разработке денежно–кредитной стратегии. Он заявил, что ФРС может ошибиться в политике процентных ставок, но не сделает ошибки, жертвуя своей репутацией и честностью.

Однако некоторые участники финансовых рынков все равно расценили новую риторику ФРС как капитуляцию — неважно, перед главой государства или перед рыночными угрозами. Например, такое мнение высказал Майкл Гейпен, главный экономист по США Barclays Plc.

Замедление экономики, очевидно, требовало изменения политики ФРС. В январе Международный валютный фонд понизил прогноз по росту мировой экономики в 2019 году с 3,7 до 3,5%. Но и обновленный прогноз может оказаться слишком оптимистичным.

На прошлой неделе газета The Wall Street Journal опубликовала итоги опроса экспертов, которые предсказали замедление американской экономики в IV квартале 2018 года до 2,6% в годовом исчислении и 3% — в III квартале.

Правительство ФРГ на днях сильно ухудшило оценку динамики ВВП Германии в 2019 году, с 1,8 до 1%. Причины — все те же торговые разногласия между США и КНР, а также Brexit.

Подъем ВВП еврозоны в последнем квартале прошлого года замедлился до 1,2% с 1,6% в III квартале. А в Италии рецессия: ВВП этой страны упал на 0,2% в IV квартале после снижения на 0,1% за предыдущие 3 месяца. Это только некоторые открытые цифры, явно свидетельствующие, что в мировой экономике все не очень хорошо. А ведь у ФРС могут быть и другие данные, которые мы узнаем позже, и они делают картину еще более мрачной.

Дальнейшая динамика мирового ВВП и биржевых активов зависит от исхода переговоров США с Китаем, а также сценария Brexit. При наихудшем сценарии Федрезерв, наверное, перейдет от слов к делу — снижению ставок и, может быть, даже к наращиванию своего баланса. Но удастся ли ему погасить панику — вопрос.

В сопроводительном заявлении ФРС США по итогам январского заседания указано, что с момента предыдущей встречи рынок труда продолжил укрепляться, а экономика — расти устойчивыми темпами. Но появились и некоторые признаки, что это не просто подъем, а уже пик, достижение которого означает высокую неопределенность в будущем. К примеру, снизились темпы инвестиций в основной капитал. Давление на экономику может возникнуть и со стороны глобальных рынков, а потому комитет по открытым рынкам проявит терпение, определяя в будущем границы целевого диапазона ставок по федеральным фондам. Это взвешенная позиция в текущих реалиях. И вряд ли ее стоить определять как капитуляцию. Вероятность глубокой рецессии на обозримом горизонте (ближайшие год–два) невелика. Существует структурная угроза из–за роста государственного долга США до 100% ВВП. Но пока долг США все еще воспринимается как надежный инвестиционный продукт. Другой фактор риска — обострение внутриполитического противостояния президента Трампа и его противников. Но все это не должно обрушить экономику США.
Александр Егоров
Александр Егоров
валютный стратег ГК TeleTrade
По итогам заседания 30–31 января ФРС США продемонстрировала существенное изменение позиции по сравнению с тем, что она декларировала по итогам предыдущих заседаний. Если еще в декабре регулятор заявлял о нескольких повышениях ставки в 2019 году, то сейчас он не только не обещает повышений, но даже не уверен в направлении следующего шага. Кроме того, в заявлении пропало упоминание рисков как "более или менее сбалансированных", изменились характеристики инфляционного давления и инфляционных ожиданий в сторону более мягких определений, тогда как характеристика экономического роста изменилась с "сильного" на "солидный". В заявлении также фигурировало слово "терпеливый". Именно такой ФРС обещает быть в принятии будущих решений по кредитно–денежной политике. Помимо этого, ФРС США более мягко высказалась в отношении политики сокращения баланса, хотя формально и не изменила направления этой политики. Несмотря на довольно кардинальное изменение риторики, я бы воздержалась от популярного термина "капитуляция" в данном случае и даже не стала бы гадать, что лежит в основе таких перемен, давление ли Трампа, победа ли более мягко настроенных банкиров в составе комитета ФРС США по открытым рынкам или реакция на турбулентность рынков. Мне кажется, что в изменении позиции нет ничего негативного, кроме, может быть, более низкой предсказуемости. Неоспоримый факт перехода экономики в новую фазу после фазы активного роста требует, на мой взгляд, и изменения политики. Если взглянуть на динамику ставок накануне двух предыдущих рецессий, то она как раз была повышательной. Возможно, в этот раз ФРС хочет постараться сделать все по–другому
Татьяна Симонова
Татьяна Симонова
аналитик General Invest
Одной из причин смены риторики регулятора стал конфликт между двумя правящими партиями, который привел к мощному шатдауну. На фоне коррекции на фондовом рынке США, ужесточения денежно–кредитной политики и ухудшения торговых отношений с КНР отсутствие понимания в конгрессе может привести к негативным явлениям в экономике. Макроэкономические показатели довольно позитивны, сказать, что в экономике США сейчас есть явные проблемы, нельзя. Вероятно, ФРС решила взять паузу и дождаться момента, пока демократы и республиканцы договорятся между собой, а также момента, когда будет ясна дальнейшая политическая линия.
Анна Кокорева
Анна Кокорева
заместитель директора информационно– аналитического центра «Альпари»
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама