Инна Рейхард Все статьи автора
22 января 2019, 23:52 15318

#Рубинштейна.нет. Владельцы заведений главной ресторанной улицы Петербурга пожаловались на проверки

Фото: Сергей Ермохин

Главную ресторанную улицу Петербурга с ноября атакуют проверками контролирующие органы. Как утверждают владельцы заведений, ревизии коснулись практически всех точек общепита, которых на ул. Рубинштейна не менее 60. И хотя большинство рестораторов держат оборону, стало известно о первых закрытиях заведений. Эксперты прогнозируют конец гастрономической жизни на Рубинштейна.

Конец 2018 года ознаменовался для ресторанов и баров на ул. Рубинштейна массовыми проверками целого пула госорганов: Роспотребнадзора, Федеральной налоговой службы, ГУ МЧС по Петербургу и пр. Как отмечают рестораторы, такой настойчивый интерес службы демонстрируют редко, а на улице, как следствие, начались первые закрытия заведений.

Французский завтрак. Сооснователи бара "Рубинштейн" открыли бистро Le Moujik

Французский завтрак. Сооснователи бара "Рубинштейн" открыли бистро Le Moujik

1119
Максим Мунгалов

В частности, работу прекратили "Скобари" и "Варвара" одного из известнейших предпринимателей города Александра Затуливетрова, совладельца УК "СкайРест Групп" ("МыЖеНаТы", "Бутерbrodsky bar" и пр.). Ранее там же прекратила работу раменная Ramen Veggie by Duo ресторатора Дмитрия Блинова, приостановил деятельность бар "Угрюмочная", а несколько заведений, в том числе бар BeerGeek, были оштрафованы. В кулуарах ресторанного рынка не удивляются такому повороту и делятся слухами о том, что закрытие грозит едва ли не десятку заведений.

"Проверки продолжаются. Заявления писали на все заведения, где были подозрения на нарушения закона. А это практически все", — делятся новостями жители ул. Рубинштейна на своей официальной страничке в "Вконтакте".

Всего на ул. Рубинштейна, по данным ГК "Бестъ", работает около 60 заведений, то есть на 100 м улицы приходится от семи объектов общепита.

Проще говоря, это улица с самой высокой плотностью ресторанов и баров в Петербурге.

По данным Colliers International, ротация на ул. Рубинштейна в 2018 году составила 17%.

"Проверки декабря побили все рекорды не только городского, но и международного Гиннесса. За месяц различные службы приходили в "Варвару" и "Скобари" 17 раз, — рассказывает Александр Затуливетров. — Найти документы, подтверждающие законность свечки от вентиляции, установленной 16 лет назад нашими предшественниками, невозможно". По его словам, рестораны проверили Роспотребнадзор, Федеральная налоговая служба, Главное управление по вопросам миграции МВД России, МЧС и участковый.

"Жиробас" на Рубинштейна закрылся после четырех лет работы

"Жиробас" на Рубинштейна закрылся после четырех лет работы

1805
Юлия Дерябина

"Наши заведения Fiddler’s Green и "Общество анонимных дегустаторов" за декабрь и январь проверили 10 раз", — делится Сид Фишер, совладелец ресторанной группы The Hat Group ("Полный балет", The red corner и пр.). — Это долгоиграющая история". Впрочем, по словам предпринимателя, закрытие его барам не грозит.

"Слышал, что на Рубинштейна могут закрыться до 20 объектов, а проверки начались осенью и еще продолжаются", — делится один из рестораторов города, пожелавший остаться неназванным.

В свою очередь, в Роспотребнадзоре на запрос "ДП", касающийся проверок на ул. Рубинштейна, не ответили, однако отметили, что в 2018 году в управление из–за нарушения прав потребителей поступило более 25 тыс. обращений, что на 6% больше, чем за аналогичный период прошлого года. На общепит приходится 3% обращений.

Откуда подул ветер

"Проверяющие не скрывали цели своего визита и сразу говорили: "Вы на нас не смотрите — жалуйтесь на своих соседей". Как уже писал "ДП", война между жителями ул. Рубинштейна и рестораторами началась более года назад, и сначала стороны пытались объясняться через СМИ. Жители регулярно делятся в "ВКонтакте" победами в борьбе с бизнесом. В специальной группе были опубликованы и результаты ноябрьских проверок ГУ МЧС по Петербургу, которое обнаружило более 60 нарушений пожарной безопасности. Так, в баре "Сайгон" выявлено девять нарушений, в "Скобарях" и "Варваре" — 21, в Fiddler’s Green — 19, в "Гирлянде" — пять, в "Барслона" — семь и пр.

Заведениям вынесены предупреждения — большинство нарушений можно исправить до апреля 2019 года. При этом чаще всего встречались отсутствие эвакуационных выходов, несоответствие их ширины нормам, перепады высот в полу на путях эвакуации.

По словам Ивана Кевлова, заместителя начальника отдела государственного пожарного надзора ГУ МЧС России по Петербургу, у арендаторов коммерческих помещений в зданиях старого фонда действительно могут возникать сложности с открытием ресторана или хостела: "Представьте, вы арендовали помещение площадью 200 м2 — все прекрасно, но оказывается, что там узкая дверь под охраной государства. Вы должны ее сделать больше, но вы не можете — тупик". Под охраной может оказаться что угодно: лестница, лепнина и пр. Между тем старые здания не всегда обладают исторической ценностью, а в некоторых мог быть капитальный ремонт.

В свою очередь, арендодатели заняли выжидательную позицию. "В их интересах было примирить предпринимателей с жильцами, но они умыли руки", — говорит Затуливетров.

По данным Анатолия Симонова, владельца ресторанного сервиса Restospb.ru, владельцы помещений, напротив, озабочены и не знают, кому они смогут сдать помещения за ту же цену, если рестораторы массово переедут.По данным компании JLL, диапазон ставок аренды на ул. Рубинштейна по итогам IV квартала 2018 года составляет 3,5–6 тыс. рублей за 1 м2 в месяц.

Кроме того, рестораторы сетуют, что и город также не встал на сторону бизнеса. "За полгода я заплатил 400 тыс. рублей налогов, не считая тех, что на заработную плату. Очевидно, эти деньги никому не нужны", — отмечает Александр Затуливетров. — Как и сама ул. Рубинштейна — стихийно созданная достопримечательность оказалась никому не нужна".

По словам Гульнары Борисовой, председателя Ассоциации ТСЖ Центрального района Петербурга, большинство точек общепита находятся в подвальных помещениях либо на первых этажах, которые часто не соответствуют санитарным и пожарным нормам. "Найти там нарушения — не проблема, — говорит она. — Кроме того, рестораторы шумят, выносят мусор через дворовые территории — все это запрещено санитарными нормами. Многие готовят на открытом огне — на Рубинштейна масса мясных ресторанов и гриль–баров. Жить там становится невозможно".

В администрации Центрального района, куда тоже постоянно жалуются жители, стараются сохранять нейтралитет между ними и рестораторами, которых поддерживает городской комитет по развитию туризма.

Районные чиновники возлагают надежду на законодательное решение вопроса: должен быть документ, где будут четко прописаны права владельцев и гостей общепита и при этом учтены требования жителей.

Для туристов и юристов

Улицу Рубинштейна принято считать негласной достопримечательностью Петербурга, а ее преимущества обнаружили не только туристы. К примеру, юристы регулярно завершают Петербургский международный юридический форум (ПМЮФ) именно здесь и считают, что делать вывод о закрытии главной ресторанной улицы пока рано.

Уже несколько лет подряд в рамках форума проходит вечеринка Legal Street, на время которой улица Рубинштейна становится пешеходной VIP–зоной, доступной исключительно жителям и белым воротничкам.

"Во–первых, нужно понять, какие нарушения заведений наиболее критичны, а во–вторых, можно ли предложить какую–нибудь контраргументацию, — говорит Максим Али, старший юрист MaximaLegal. — В целом не вижу причин для паники. Деятельность заведений могут приостановить максимум до 90 дней, и с экономической точки зрения если они закрываются не с мая по июль, то смогут потерпеть".

Сами заведения обычно заинтересованы в сотрудничестве с ПМЮФ, хотя проект охватывает только часть улицы.

"Legal Street — самая необычная часть вечерней программы ПМЮФ, которая неизменно привлекает внимание большинства гостей и участников форума", — сообщали в аккаунте PwC Russia в Instagram в мае 2018–го. Комментировать нынешнюю ситуацию в компании отказались.

Впрочем, пока юристы укрепляют за Рубинштейна статус главной ресторанной магистрали, депутаты призывают исключить ресторанный кластер из официальных путеводителей для туристов. Именно с этой просьбой депутат ЗакСа Алексей Цивилев обратился к главе комитета по развитию туризма Евгению Панкевичу.

Тот, в свою очередь, рассказал "ДП", что ул. Рубинштейна завоевала славу гастрономического туристского центра, места, которое чрезвычайно популярно у гостей и жителей города.

"В то же время кафе и рестораны могут доставлять определенный дискомфорт жильцам, — отметил Евгений Панкевич, — ситуация требует тщательного поиска возможного взаимовыгодного компромисса".

В контексте

Главная ресторанная улица Петербурга начала сдавать позиции под массовыми проверками контролирующих органов. По словам рестораторов, это следствие неоднократных жалоб жителей улицы, которые замечают самые мелкие нарушения.

Еще недавно в ходе Гайдаровского форума Дмитрий Медведев объяснял россиянам, как жарить "правильный" омлет, соответствующий санитарно–эпидемиологическим нормам. Как оказалось, его высота должна составлять 2,5–3 см. Так премьер намекал на абсурдность многочисленных требований к общепиту. Опытные рестораторы Петербурга подтверждают: таких нюансов немало. К примеру, по нормам, созданным еще в СССР, для мытья посуды необходимо использовать ветошь, а не роскошь в виде губок. И уже по причине такого казуса ресторан можно причислить к списку нарушителей. Так может ли объект общепита быть кристально чист перед лицом закона? Едва ли. Однако именно этим сокровенным знанием вооружились жители ул. Рубинштейна, которые обратились в контрольно–надзорные органы, чтобы стереть ресторанную агломерацию с карты города. А вместе с ней — и сопутствующие раздражители в лице шумных завсегдатаев баров, сигаретного дыма под окнами, тараканов и мусора. Примечательно, впрочем, что при всех справедливых замечаниях к бизнесу, который обязан выпекать омлет с линейкой, заявители оптимистично не опасаются ответных проверок — скажем, собственных жилых помещений на предмет перепланировок, соответствия нормам пожарной безопасности и арендно–налоговой дисциплине, а также других нарушений, которые могут привести к еще более печальным последствиям.

Рестораторы признают, что этот раунд остался за их активными соседями: обращения в надзорные органы принесли свои плоды. Остальным остается только наблюдать со стороны и готовиться к очередным проверкам, поскольку боевой настрой жителей ул. Рубинштейна впечатляет. Но что останется на главной ресторанной магистрали Петербурга, где помимо общепита ютятся несколько магазинов и музеев? И смогут ли арендодатели впоследствии привлечь на выжженную почву кого–то еще?

Остается надеяться, что изжить заведения с Рубинштейна будет не так уж просто — общепит начал активно населять улицу в 1990–х годах, а к середине 2000–х бары и рестораны заняли первые этажи большинства домов от Пяти углов до Невского. Постепенно слава улицы разошлась далеко за пределы Петербурга — так, в 2015 году Washington Post включила ее в число главных ресторанных улиц Европы.

Открытия и закрытия заведений на Рубинштейна — это не удивительная история, возможно, сейчас их там слишком много. Но очевидно: пока рестораны там в принципе существуют, это место останется одной из самых популярных ресторанных улиц города. С другой стороны, жителей также можно понять: законом установлены определенные правила, которые нужно соблюдать. Если люди, которые приходят ночью в рестораны, ведут себя не совсем корректно, то это проблема нашей общей культуры. В Москве на Патриарших прудах была похожая история с ресторанами. И в той ситуации тоже сложно найти, кто прав и кто виноват. И для жильцов, и для самого города хорошо, когда есть притягательная для туристов улица.
Александр Цыпкин
писатель
Проверки на ул. Рубинштейна по–прежнему идут, и для многих рестораторов это стало проблемой. На нас соседка сверху регулярно жалуется, поэтому все службы нас уже контролировали раньше — чего к нам еще раз идти? Мы это проходим каждые 3 месяца: то пожарная служба, то полиция. Все эти инстанции обязаны реагировать на обращения. Почему–то в Европе, где заведения работают точно так же, жители на рестораторов не жалуются. Потому что они знают, что эти рестораны и бары работали там до их рождения и будут работать после их смерти. У нас же был советский общепит.
Евгений Хитьков
совладелец "Мамо", "Винный шкаф", Surf Coffee, "Гамлет+Jacks", магазина и бара "На вина!"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама