Фото: Роман Яндолин

Широкая черная полоса. В 2019 году интернет подорожает и испортится

В новом году крупные провайдеры повысят цены на широкополосный доступ в интернет. Главные причины — закон Яровой и повышение НДС. Мелким операторам это создает возможности для демпинга, но одновременно выдавливает их в серую зону рынка. При этом в Петербурге и Ленобласти события, вероятно, будут развиваться по разным сценариям.

Откровения топ–менеджеров

Настала эпоха конвергентных услуг операторов
Авторская колонка

Настала эпоха конвергентных услуг операторов

140

В конце ноября информационно–аналитическое агентство TelecomDaily опубликовало результаты опроса, проведенного среди топ–менеджеров российских компаний, предоставляющих услуги широкополосного доступа в интернет (ШПД). Респонденты представляли более 100 компаний, в совокупности контролирующих около 90% российского рынка. 81% опрошенных выразили уверенность в том, что в 2019 году тарифы на услуги связи вообще и ШПД в частности вырастут. Большинство полагает, что рост составит 7–10%, но при этом почти треть (29%) уверены, что цены прибавят более 10%. Интересно при этом, что 84% респондентов охарактеризовали финансовое положение своей компании как устойчивое и только 5% заявили, что в 2018 году затраты их бизнеса существенно возросли. Для 31% затраты остались прежними, у 24% выросли незначительно, а 18% даже признались в их сокращении.

Как сообщили корреспонденту "ДП" в агентстве, ответы петербургских провайдеров никак не выбивались из общего хора. А значит, подорожание в ближайшее время ждет и Северо–Запад. Первая волна повышения тарифов на ШПД уже прошла летом.

"Положа руку на сердце, надо признать, что телекоммуникационные услуги в России одни из самых дешевых в мире. При этом операторы ежегодно двигали свои тарифные планы на уровень инфляции. Модифицировали их, предлагая более высокие скорости за большие деньги. И в принципе себя не обижали. Но введение закона Яровой и повышение НДС дополнительно влияют на рост цен", — комментирует результаты опроса генеральный директор ИАА TelecomDailyДенис Кусков.

Дешево, да медленно

Слова про дешевизну российского интернета — чистая правда. Согласно недавнему исследованию британского аналитического портала cable.co.uk, в 2018 году Россия заняла 4–е место в рейтинге стран с самым доступным проводным интернетом. Речь в данном случае, конечно, не только о ШПД, а о среднем значении, учитывающем и сети с довольно скромной скоростью. Средняя стоимость российского месячного контракта, вычисленная англичанами, равняется 9,77 долларов США, или 641 рубль 31 копейка по курсу на момент публикации данных.

При этом Росстат оценивает среднюю месячную стоимость стационарного интернета по стране в более скромную сумму: 562 рубля 3 копейки. Но сюда, очевидно, входит и статистика по ADSL–подключениям.

Игра на чужом поле. Сотовые операторы за десять лет заняли лишь 10% рынка широкополосного доступа в Интернет

Игра на чужом поле. Сотовые операторы за десять лет заняли лишь 10% рынка широкополосного доступа в Интернет

2444
Владислав Скобелев

Для сравнения: само Соединенное Королевство заняло в рейтинге 61–е место с показателем $39,58 в месяц. В США месяц интернета в среднем стоит $67,69 (119–е место). А самым дорогим интернетом в мире пользуются жители Мавритании, занявшей 195–е место с шокирующей ценой $768,16 в месяц.

Возглавляет рейтинг Украина, где месячный доступ обходится в $5. Стоит заметить, что на постсоветском пространстве с сетью вообще все довольно благополучно: в первую десятку рейтинга вошли Белоруссия (5–е место, $10,46) и Молдова (6–е место, $11,28). А чуть ниже, на 13–м месте, встречается Казахстан, где интернет стоит $16,14 в месяц.

Чуть менее приятно обстоят дела во второй части исследования, которое посвящено средней скорости соединения. Здесь на первом месте Сингапур, затем подряд идут скандинавы — Швеция, Дания и Норвегия и далее — прочие европейские страны. Россия занимает лишь 47–е место, Украина — 58–е, Белоруссия — 66–е. Страной с наиболее сбалансированными показателями неожиданно оказалась Румыния. Это единственная страна, в обоих случаях вошедшая в десятку: 10–е место по дешевизне ($14,42 в месяц) и 5–е место по скорости.

Также стоит заметить, что в 2017 году в том же рейтинге Россия занимала 3–е место по дешевизне и 43–е по скорости. Так что, похоже, времена российского интернет–благоденствия и правда медленно, но верно подходят к концу.

Пакет на голову

По поводу пресловутого "пакета" или закона Яровой, который должен был начать действовать с 1 октября, эксперты единодушно высказываются в том смысле, что его выполнение на сегодняшний день вполне понятно с точки зрения протокола, однако нереализуемо на практике. Несмотря на то что летом глава МинкомсвязиКонстантин Носков заявлял, что требования к оборудованию для хранения данных уже известны и "практически готовы", а операторы связи их "активно выполняют", по факту сегодня никто не может сказать, как именно будет проходить процесс сертификации. Устанавливать дорогостоящие системы, имея перспективу потом эту сертификацию не пройти, — удовольствие слишком дорогое даже для провайдеров–гигантов. Так что пока рынок замер в тревожном ожидании.

При этом существуют разные оценки, по кому закон Яровой во всей своей полноте ударит сильнее — по крупным или мелким игрокам. Большие провайдеры имеют набор очевидных преимуществ: возможность быстро взять кредит, оптимизировать расходы и так далее. Соответственно, и пространства для маневра у них побольше, чем у маленьких операторов, которые слишком заняты проблемой выживания и считают каждую копейку.

Закупить оборудование для хранения трафика для многих из них — непосильная задача. Так что реализация закона Яровой ляжет на них непосильным бременем. А крупные игроки могут еще и заработать на этом, предоставляя "собратьям своим меньшим" необходимые терабайты в аренду. Выход — работать по серым схемам, как многие из них делают и сейчас.

При этом генеральный директор информационно–аналитического агентства "Рустелеком" и обозреватель "ДП" Юрий Брюквин отмечает, что в новых условиях именно для мелких провайдеров могут открываться дополнительные возможности. Правда, они довольно своеобразны.

"Наши исследования показывают, что в регионах, в той же Ленинградской области, люди реально экономят на связи, — поясняет Брюквин. — И 30 рублей в месяц для них — это вполне серьезный вопрос. Если абоненту предлагают услугу более низкого качества, но со скидкой 30 рублей, то вероятность, что он переключится, — 80%. Это очень тревожно. Все–таки качество услуг — вопрос весьма острый. Возможности для демпинга у небольших операторов есть. Сети дешевые, строят их полулегально. Пока закон Яровой начнет действовать — они уже пять раз все окупят и заработают. Так что развитие серых сетей, сделанных "на коленке", в регионах может стать массовым явлением".

Главные риски крупных компаний состоят в том, что они находятся на виду и не могут избежать пристального внимания контролирующих органов. Когда требования по сертификации оборудования все–таки будут приняты, наступит время проверок и связанных с ними проблем. Успокоить здесь могут разве что истории внедрения других масштабных проектов. Например, "Чистое небо", реализация которого растянулась на годы и годы. Но в любом случае те, кто первыми понесет затраты по закону Яровой, первыми повысят и цены.

Битва трех йокодзун

На фоне разговоров о грядущем повышении тарифов и росте накладных расходов практически забылись звучавшие летом прогнозы о переделе петербургского рынка ШПД. Тогда активно обсуждалась проблема кризиса роста. Интернет есть везде, новых абонентов практически не появляется, и даже кварталы новостроек не могут удовлетворить бизнес–аппетиты операторов. Соответственно, главным ресурсом стало поглощение мелких конкурентов. Ожидалось, что осенью начнется буквально истребление операторов с базой до 10 тыс. абонентов. Но этого не произошло.

"Поглощение — довольно дорогостоящий процесс по той причине, что большинство таких компаний — это серые операторы, у которых оборудование разношерстное, да и то находится в аренде, офисов нет. Чтобы привести этот "зоопарк" в удобоваримое состояние, соответствующее уровню большой компании, нужно потратить гораздо больше средств, чем стоит оттянуть абонентов на себя рекламой и другими инструментами. Если покупать — то крупного оператора", — поясняет Денис Кусков.

Эти слова подтверждает тот факт, что самым заметным событием последних 2 лет остается покупка оператора "Вестколл ЛТД" вторым по величине игроком петербургского рынка — компанией "ЭР–Телеком" (бренд Дом.ru). Это изрядно усилило позиции компании в противостоянии с лидером — федеральным гигантом "Ростелеком". До этого, в 2014 году, "ЭР–Телеком" примеривался к покупке петербургского провайдера SkyNet. Но тот перед натиском пермских бизнесменов устоял и сохранил независимость.

На сегодняшний день SkyNet уверенно занимает третье место по охвату. Провайдер существенно отстает от лидеров, но зато является на сегодня, пожалуй, самым активно растущим. Что превращает его в еще более лакомую цель для поглощений.

Сейчас в Петербурге работает около 100 провайдеров различного масштаба. Значительная часть из них ведет свой бизнес на грани легальности и выполнять закон Яровой не собирается. Как и наращивать качество услуг. Существенный нюанс — в том, что в мегаполисах, в отличие от провинции, у абонентов хватает финансовых ресурсов, чтобы выбирать услуги именно по качеству, а не по цене. К хорошему быстро привыкаешь, а значит, и возможностей для демпинга у серых сетей будет становиться все меньше. Так что основная схватка за клиента в 2019 году развернется между главными игроками.

Вероятно, за тем, как будет делить рынок петербургская "большая тройка" операторов ШПД, с интересом будут наблюдать все, чей бизнес связан с IT–сферой.

Иван Воронцов Все статьи автора
17 декабря 2018, 09:11 14067
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама