Фото: Сергей Ермохин

Искусство получать доход. Как инвестировать в предметы искусства — советы профессионалов

Инвестиции в предметы искусства — не самый распространенный способ вложения денег. Однако если подойти к этому процессу с увлеченностью, то можно получить не только эстетическое удовольствие, но и финансовый результат.

В рамках финисажа "Художники "Мира искусства", организованного "Ленинград Центром" и антикварной галереей "Петербург", прошел арт–практикум "Наследие: инвестиции в искусство". На нем заинтересованные слушатели смогли услышать три точки зрения на инвестиции в искусство: профессионала антикварного рынка Игоря Полторака, юриста Марии Александровой и инвестиционного банкира Артема Хачикьяна.

Президент Ассоциации антикваров Игорь Полторак: "Шедевры в Петербурге могут появляться внезапно"

Президент Ассоциации антикваров Игорь Полторак: "Шедевры в Петербурге могут появляться внезапно"

26610
Антон Мухин

Резюмировать итоги беседы можно так: если у вас есть интерес к предметам искусства и вы готовы нести определенные риски, то инвестиции в художественные произведения могут быть достаточно выгодными, а сам процесс будет весьма увлекательным.

Игорь Полторак, генеральный директор антикварной галереи «Петербург», президент Ассоциации антикваров Санкт–Петербурга:

— Инвестиции в искусство для многих — редкий, неизвестный и загадочный предмет. Поэтому вокруг него много мифов и загадок. Но не стоит забывать, что вообще–то люди коллекционировали, собирали предметы искусства с античности до наших дней — как для собственного удовольствия, так и на продажу. Вспомните собрания купцов Мамонтова, Морозова, Щукина, княгини Тенишевой, которые легли в основу коллекций крупнейших российских музеев.

Между собирательством и коллекционированием есть разница. Собирательство — это когда ты приобретаешь то, что тебе нравится, а коллекционирование предполагает некую систему. Если вы планируете не только сами любоваться произведениями искусства, но и получать доход, то необходимо изучать тенденции спроса. Так, собирать предметы современного искусства всегда более рискованно, тогда как коллекционирование старинных произведений — это более надежный путь с точки зрения инвестиций. Ведь современные художники могут выстрелить, а могут так и остаться непризнанными.

Надо учитывать, что существует мода на произведения искусства, от которой зависит их ликвидность. И надо чувствовать эту моду буквально на кончиках пальцев. Например, сейчас в моде русский авангард: Кандинский, Малевич, Ларионов, Гончарова — и, значит, их произведения реализовать наиболее легко. Русское искусство сейчас вообще достаточно популярно, причем не только в России. Все художественные направления от XVIII до XX века хорошо представлены на антикварном рынке как России, так и Европы. Не случайно такие известные аукционные дома, как Christie’s и Sotheby's, даже проводят "русские недели". Это тенденция, что русское искусство покупают не только русские. Хотя для каждой страны характерно приобретение произведений соотечественников, у европейцев очень популярны великие русские художники — Айвазовский, Серов и др. Есть интерес к академическому искусству, передвижникам, модернистам, художникам "Мира искусства", авангардистам 1920–1930–х годов и так вплоть до Ильи Кабакова. В общем, рынок живет.

Обобщая, можно сказать, что знания, желание и деньги — три кита инвестиций в искусство. Если они есть, то система работает.

Мария Александрова, кандидат юридических наук, доцент, адвокат:

Просвещать и капитализировать. Почему нельзя пропускать выставку "Художники "Мира искусства". Портреты"

Просвещать и капитализировать. Почему нельзя пропускать выставку "Художники "Мира искусства". Портреты"

3353
Никита Цокотухин

— Сделки с культурными ценностями вызывают у тех, кто только присматривается к этой сфере, много вопросов, в том числе юридических. Следует помнить, что по классификации объектов гражданских прав предметы антиквариата являются вещами, хоть и особого рода, а значит, на них распространяются все общие правила совершения сделок с вещами. Аналогично обстоят дела и с налогами — как и при продаже других вещей, при получении дохода от продажи антиквариата физическим лицом уплачивается подоходный налог.

Но есть и специфические вопросы, которые возникают у тех, кто ступает на тонкий лед инвестиций в искусство. Краеугольным камнем здесь является уверенность в том, что актив обладает всеми заявленными характеристиками, а значит, и определенной стоимостью. Речь идет в первую очередь об атрибуции произведения искусства. В России, как, впрочем, и во многих других странах, нельзя получить какой–то документ установленного законом образца, гарантирующий от имени государства правильную атрибуцию произведения. Более того, в настоящее время государственным учреждениям, в том числе музеям, запрещено заниматься платной искусствоведческой экспертизой. В то же время закон не запрещает признанным и авторитетным экспертам высказывать свое частное мнение об атрибуции произведений. При этом следует помнить, что привлечь эксперта к ответственности можно только при условии выдачи им заведомо ложного заключения, что очень сложно доказывается. В большинстве случаев как в России, так и за рубежом одним из важнейших факторов уверенности становится реноме эксперта.

Кроме того, музеи по–прежнему могут проводить химико–технологическую экспертизу произведений, которая может ответить на вопрос о времени создания произведения, что существенно облегчает процесс правильной его атрибуции.

Существует также возможность поставить принадлежащий коллекционеру предмет старины на государственный учет путем регистрации его в негосударственной части музейного фонда России. Результатом этой длительной процедуры может стать получение документа, официально подтверждающего атрибуцию произведения. Следует, однако, помнить, что далеко не все предметы могут быть поставлены на такой учет, кроме того, такая постановка способна существенно стеснить возможности собственника по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему предметом.

Артем Хачикьян, директор представительства АО "ФИНАМ" в Санкт-Петербурге

— Механизмы, действующие на рынке предметов искусства, в целом такие же, как и на рынке ценных бумаг. Есть предложение, есть спрос, есть тенденции к росту или понижению спроса и предложения на рынке. В то же время если посмотреть на изменения на различных рынках после кризиса 2008 года, то можно заметить, что арт–рынок восстанавливался быстрее всех. Рост спроса на предметы искусства составлял 20–30% в год.

Для начинающего коллекционера и инвестора неизбежно встает вопрос: где приобретать произведения искусства? Есть открытые аукционы, есть дилеры, музеи и галереи. Нужно понимать, что галереи предполагают, как правило, узкий круг людей, определенное сформировавшееся сообщество. И не все пускают туда посторонних, так как это определенный риск и обязательства — прежде всего для галерей.

Галереи часто создают бренд художника и заботятся о стабильном спросе и устойчивой цене его работ, планируя стратегию продвижения. Свои интересы есть у дилеров, которыми также могут выступать галереи. Дилеров больше 50% всего арт–рынка, они, безусловно, также влияют на ценообразование и спрос, но подход к бизнесу несколько отличается. Дилеры в первую очередь хорошие продавцы и переговорщики. Они тонко чувствуют тренды и сиюминутный спрос. А вот на аукцион может прийти любой, аукционные дома также несут определенную ответственность за предметы, выставленные на торги.

Аукционы заботятся о своей репутации и не имеют права выставить то, что не заинтересует участников торгов. Здесь уже включаются тактические механизмы работы, направленные на стимулирование спроса. К примеру, анонс произведения, которое окажется на торгах, возможен в СМИ, журналах; иногда даже организуются международные, выездные выставки.

Есть свои нюансы и для художников. Речь идет о современном искусстве, так как именно оно позволяет формировать качественные, обширные коллекции. На арт–рынке идет постоянное противостояние промоутеров и заинтересованных лиц с навыками профессиональных маркетологов. Борьба за попадание в рейтинги — это еще один важный и любопытный вопрос. Не всегда понятны критерии по отбору и кто является тем самым беспристрастным судьей.

Участие в аукционе часто повышает стоимость работ и популярность автора. Но, с другой стороны, если последующие работы мастера не продаются, то есть уже не оцениваются коллекционерами на столь же высоком уровне, художник попадает в некую яму с минимальным шансом на восстановление репутации. А вот галереи современного искусства, как правило, этого недоразумения не допускают.

Что касается доходности, то тут нужно понимать, на долгосрочные или на краткосрочные инвестиции вы рассчитываете. Работы современных художников могут взлететь в цене в разы в течение короткого времени, в то время как стоимость более старинных произведений более устойчива и растет незначительно, хотя на аукционе редкий предмет и может быть продан за достаточно высокую цену — таких примеров предостаточно.

В горизонте 10 лет предметы живописи дают доход 6,5–7% годовых — при удачном выборе предмета для инвестиций. Может показаться, это немного, но доходность облигаций госдолга США — всего 3% за сопоставимый период. Вопрос лишь в том, сможете ли вы продать этот предмет искусства за короткий период времени. Ну и все–таки наиболее оптимальный путь для инвестиций в искусство — это рассчитывать на доход в каком–то долгосрочном периоде, а не на быстрое получение прибыли.

Мария Мокейчева Все статьи автора
12 декабря 2018, 10:35 892
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама