Борис Мазо Все статьи автора
2 ноября 2018, 07:33 6445

Формула успеха. "ДП" приступил к топ-100 менеджеров года

Главная тайна внутренней кухни "ДП" — о том, что редакция приступила к формированию списка 100 лучших менеджеров 2018 года, — известна, судя по количеству раздающихся в офисе звонков, уже многим.

Представители пиар–служб уважаемых компаний интересуются, что им нужно сделать, чтобы их начальник попал на страницы "Топ–100".

Ответ прост: ничего. Последние несколько лет основная часть списка номинантов определяется журналистами "ДП" по финансовым показателям крупнейших компаний. В первую очередь по выручке. Мы разделили бизнес–пространство Петербурга и области на 30 наиболее денежноемких областей и в каждой из них выбрали трех лидеров по оборотам. Нескольких лауреатов по качественным критериям определит редакция. Это позволит нам отметить в журнале ярких и эффективных управленцев, о которых "Деловой Петербург" много писал на своих страницах.

В 2018 году выходит юбилейный, пятнадцатый выпуск журнала "Золотой Топ–100". Ежегодно, начиная с 2004 года, "ДП" отмечает достижения руководителей крупного бизнеса, лидеров, чьи решения имеют ключевое значение для экономики Северо–Запада. Журнал традиционно выходит в конце ноября, в этот же день проводится церемония награждения лауреатов проекта.

Рейтинг 2018 года основан на суммарной оценке динамики трех важнейших базовых показателей, которые наилучшим образом отражают эффективность менеджмента руководителей компаний за период 2016–2017 годов: выручки от продажи, рентабельности активов и доли рынка. В романтическую пору подготовки первых выпусков журнала "Топ–100" мы пробовали перепоручить выбор лучших топ–менеджеров самим топ–менеджерам. Нам казалось, что уж они–то точно знают, кто эффективнее и успешнее в бизнес–пространстве Петербурга, и с радостью поделятся с аудиторией своими знаниями. В 2004 году по своей базе подписчиков с помощью собственной службы доставки мы разослали почти 10 тыс. анкет с просьбой назвать лучших топ–менеджеров Петербурга. Результат нас, мягко говоря, удивил. Мы получили несколько сотен ответов, причем в доброй половине назывались люди, управленческие успехи которых оставались тайной за семью печатями. Было похоже, что наши запросы до первых лиц не доходили.

Тогда мы изменили методику: редакция выбрала экспертный совет из руководителей крупных компаний, бизнес–школ, профессиональных ассоциаций. Члены экспертного совета на очном собрании определили критерии отбора, а затем проголосовали на специально созданном сайте. Менеджеры, набравшие максимальное количество голосов в своей отрасли, стали лауреатами проекта. Экспертный совет проработал до 2010 года.

"Топ–100 2010" готовили целый год: редакторы каждую неделю определяли лучшего топ–менеджера. Впервые количественные критерии отбора появились в "Топ–100 2012". По выручке мы отобрали по пять компаний из 20 отраслей. Затем отранжировали их по производительности труда. И если выручку можно было найти в открытых источниках, то численность персонала нашим журналистам пришлось запрашивать у самих компаний. И здесь мы впервые столкнулись с нежеланием рассказывать о себе, раскрывать, казалось бы, совершенно не секретные данные. Фильтр открытости не прошли достаточно большие и устойчивые компании. Мы даже их поименно назвали, но в рейтинг не включили.

С тех пор "Топ–100" базируется на количественных критериях. Как правило, это финансовые результаты из открытых источников. Количество критериев меняется, формула расчета от выпуска к выпуску усложняется, но методика построения рейтинга остается прозрачной и базируется на простых математических действиях.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама