Любовь Лучко Все статьи автора
18 октября 2018, 11:53 1564

Студенты онлайн. Объем российского рынка интернет–образования к 2021 году вырастет до 53 млрд рублей

Фото: Дмитрий Ратушный

В правительственных кулуарах обсуждают новую систему аккредитации вузов. Ее разобьют на три "пакета": базовый, продвинутый и ведущий. Обязательным условием получения статуса гаранта образовательного качества станут онлайн–курсы, которые заменят традиционные лекции в аудиториях.

Учиться, не отвлекаясь от завтрака

Тренд на онлайн–образование набирает обороты последние 5–7 лет, а сам термин "массовые открытые онлайн–курсы" (МООК) появился 10 лет назад. При этом первые эксперименты с выходом на студентов через Сеть американские университеты проводили еще в начале 2000–х.

Преимущества онлайн–образования очевидны: возможность учиться в удобное время и в удобном для слушателя темпе. Это делает МООК доступными и для людей, которые уже забыли, сколько лет назад они держали в руках учебник. Доступность знаний через интернет отвечает принципу lifelong education (непрерывного образования). Об этом очень много говорят власть имущие в нашей стране. Вот и чиновники Минэкономразвития строят планы — обучить онлайн до 10 млн человек. А в Минобрнауки студентам пообещали, что пройденные дистанционные курсы пойдут в зачетку.

"Онлайн–курсы позволяют быть мобильным. Студент не привязан к аудитории, и у него есть возможность строить карьеру и параллельно эффективно учиться, — уверен руководитель Центра открытого образования Виталий Васильев. — У студентов появился выбор прослушать курс лекций в одном из множества вузов, которые представлены, например, на "Национальной платформе открытого образования", и сравнить их. Студентам, у которых есть проблемы со здоровьем, это тоже очень удобно: они могут минимизировать количество посещений и не терять в эффективности обучения. Если студенты пропустили лекции, у них тоже есть возможность не отставать от всего потока, а в удобное время и в удобном режиме наверстать пропущенное".

Посчитаем в таком случае деньги. По оценкам EdTechXGlobal и Global Market Insights, объем рынка онлайн–образования в 2016 году составлял $165 млрд, а к 2020 году вырастет до $252 млрд. Мировые инвестиции в EdTech в 2017 году побили очередной рекорд — $9,5 млрд (на 30% больше, чем в 2016 году).

Российский рынок онлайн–обучения начал активно развиваться с 2013 года. На сегодняшний день Россия — драйвер роста этой сферы в Восточной Европе с темпом, по разным подсчетам, 17–25% в год. К 2021 году, по оценкам компаний "Нетология" и EWDN, он вырастет до 53 млрд рублей и займет 2,6% от общего рынка образования.

Язык вприкуску с алгеброй

Количество пользователей онлайн–курсов в мире достигло в 2017 году около 80 млн человек, а общее число программ — 10 тыс. Самые популярные отечественные образовательные онлайн–платформы: "Открытое образование", "Универсариум", "Лекториум", Eduson, Uniweb, "Нетология". Научиться можно всему, чего только душа и скучающий по знаниям в ежедневной рутине ум пожелают: щелкать как орешки алгебраические задачи, строить машины Голдберга (из тех видео, где маленький железный шарик приводит в жизнь длинную цепь из механизмов), рисовать натюрморты, вести бизнес в социальных сетях, программировать, разбираться в искусстве не хуже арт–критиков и прочее. После записи на курс слушателю открывается доступ к видеолекциям. Весь контент построен по модели микрообучения — информация подается небольшими порциями: лекции по 20 минут собраны в тематические блоки, перемежающиеся проверочными заданиями.

Многие программы бесплатны, но если вам нужен сертификат — за это придется заплатить. Однако цены отнюдь не кусаются — они сравнимы с ужином в среднем ресторане в расчете на одного человека.

Таким образом, для вузов создание онлайн–курсов будет еще одним источником прибыли. По мнению основателей акселератора онлайн–школ ACCEL, эксперт, транслирующий знания онлайн, может зарабатывать до 700 тыс. рублей в месяц.

В нишу онлайн–образования подались и отдельно взятые энтузиасты, но пока самый качественный контент производят университеты. Наиболее активный российский провайдер МООК, НИУ ВШЭ, разместил 81 курс на платформе Coursera, 43% из которых записаны на английском языке. В Петербурге в гонку по производству образовательного контента включились СПбГУ, Политех, ИТМО, ЛЭТИ, Европейский университет. Исследование Courseburg указывает на Политех как на лидера по количеству выпускаемых курсов.

Ценник на создание видеолекций колеблется от 200 тыс. до 1 млн рублей, говорит Андрей Лямин, начальник департамента открытого образования ИТМО: "Если курс с простыми заданиями и видеоматериалом — это минимальная стоимость. Если вместо "говорящей головы" (у нас в университете от этого уходят) делают анимации: добавляются виртуальные лаборатории со сложной проверкой, которые формируют навыки, например, по программированию, механике или оптике, — стоимость повышается".

VR–технологии и геймификация — очередные ступени в онлайн–образовании. Например, чтобы попасть прямо в открытый космос и узнать все о каждой планете и главном спутнике Земли, нужны очки Google Cardboard (стоимостью до 2 тыс. рублей) и приложение для смартфона Titans of Space (200 рублей).

Качество образовательных онлайн–проектов подтверждается в академической среде. Например, курс по основам цифровой обработки сигналов, разработанный командой ЛЭТИ, признан одним из лучших на Международном конкурсе EdCrunch Award 2018.

"Неизменный спутник большинства онлайн–курсов — это разного рода системы рейтингования, которые в значительной степени ориентированы на соревновательность: всегда приятно увидеть свое имя в верхней части списка или получить сертификат с пометкой with distinction, — рассказывает заместитель директора центра новых образовательных технологий СПбГЭТУ "ЛЭТИ" Николай Токарев. — Ряд платформ дает возможность получать, говоря языком наших студентов, приятные "ачивки", кастомизировать профиль слушателя и т. д. Ну и наконец, все большее число авторов используют принцип "дополненной виртуальности", то есть практикуют живые встречи–обсуждения по итогам окончания онлайн–курса".

Профессор vs монитор

И все же у МООК есть и скептики. Среди них, например, преподаватели с антиутопичными настроениями — из тех, кто не верит в соседство человека и технологии. Согласно опросу, проведенному НИТУ МИСиС среди руководителей учебных заведений, к онлайн–обучению "в основном положительно" относятся 40,9% опрошенных. Столько же относятся "в чем–то положительно, в чем–то отрицательно". Среди преподавателей мнения разделились на 23,7 и 56,1% соответственно.

"Есть объективная реальность. Новое поколение живет в онлайне. Если мы хотим получить доступ к нему, то нужно переходить в цифру. Чтобы наилучшим образом передавать знания, нужно общаться на одном языке и в одной среде, которая наиболее им привычна, — убежден Андрей Лямин. — Проблема в том, что, по прогнозам, ожидается рост студентов до 400 млн человек. В ближайшем будущем мы можем столкнуться с нехваткой преподавателей, и без онлайн–технологий не ответить на вызовы времени".

"Несмотря на повсеместные дискуссии о цифровой ориентированности современного поколения студентов, далеко не все обучающиеся пока готовы к переносу образовательного процесса в онлайн–среду. Новая форма взаимодействия с преподавателем, и в первую очередь процедуры аттестации, в онлайн–курсах предполагает куда большую степень личной организованности. Например, без уважительной причины нельзя перенести срок сдачи проверочных заданий. Кроме того, сейчас российские университеты совместно прорабатывают возможности безопасной аккредитации учебных программ с онлайн–составляющей: помимо качества контента курсов вузам необходимо иметь обширную документацию, чтобы избежать конфликтных ситуаций с Рособрнадзором", — уверен Николай Токарев.

А Виталий Васильев напоминает, что переводить образование в онлайн нужно осторожно. "Есть дисциплины, которые можно заменить безболезненно, а есть такие, в которых мы заменяем лекции, но оставляем практические занятия со специалистами. А есть дисциплины, где это не получится. Например, дисциплины по специализации. Там, где необходима работа с каждым студентом. В общем, нужно с аккуратностью к этому относиться, потому что вместе с водой можно выплеснуть и ребенка".

За время существования компании бесплатные курсы и открытые занятия "Нетологии" посетили 405 тыс. человек. Процент студентов, оканчивающих курс, около 50%, это очень большой результат для онлайн–образования. Самые востребованные направления — все, что связаны с интернет–маркетингом: контент–маркетинг, SMM–продвижение, SEO–оптимизация, big data, программирование. Сегодня нет необходимости давать знания в аудитории. Зачастую видеоформат, его технологические возможности позволяют подать материал слушателю наиболее интересным и доступным образом. А вот контроль за процессом усвоения знаний должен осуществляться специалистами, готовыми прийти на помощь слушателю. Согласно последним изменениям, скоро можно будет проходить курсы по различным аспектам науки или профессии не в одном вузе (в котором вы учитесь), а в аккредитованных вашим вузом учебных заведениях. К примеру, если вы учитесь маркетингу, а курса по интернет–маркетингу у вас в университете нет, то вы можете получить его в другом вузе — и он пойдет вам в зачетку.
Ирина Семенок
директор по маркетингу университета онлайн–профессий "Нетология"
Уже сегодня в вузах становится востребованным смешанное обучение, когда университеты включают в образовательные программы свои или чужие онлайн–курсы. В ближайшем будущем, на наш взгляд, дипломы онлайн–школ будут дополнять дипломы университетов. Вполне возможно, что в будущем по некоторым специальностям обучение будет происходить полностью с применением электронного обучения. Главные тренды — это использование больших данных и переход на модульное обучение, когда модуль состоит из набора онлайн–курсов, для формирования необходимых пользователю компетенций.
Елена Ковылина
PR–менеджер ассоциации "Национальная платформа открытого образования"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама