Светлана Высоких Все статьи автора
31 мая 2018, 12:06 710

Как "электрический" конфликт в Песках связан с уголовным делом "МРСК Северо-Запада"

Фото: Ермохин Сергей Купить фото

Затяжной соседский конфликт из-за электроотпайки между владельцами коттеджей в поселке Пески, бизнесменами Валерием Гарифуллиным и Александром Алексеевым, за которым следят наши судебные репортеры, обнаруживает новые грани: по версии Гарифуллина, у этой истории обнаружилась связь с нашумевшим задержанием гендиректора "МРСК Северо-Запада" Александра Летягина. Судья Московского районного суда Ирина Гармаева взяла еще один тайм-аут, до 4 июня, чтобы наконец вынести решение по делу.

Наши судебные репортеры продолжают наблюдать за борьбой владельцев коттеджей в поселке Пески у Приморского шоссе за контроль над точкой присоединения к ЛЭП. Валерий Гарифуллин с группой соседей утверждает, что в 2003 году владельцами 13 домов были собраны деньги на установку трансформатора и подключение домов к электричеству. Ответственным был назначен Александр Алексеев. Впоследствии, как заявляют истцы, Алексеев похитил и перенес трансформатор, а также реконструировал линию без согласия других владельцев. Теперь они обвиняют Алексеева в захвате общепоселкового имущества и участии в сомнительных схемах освоения госзаказов, якобы практиковавшихся при прежнем руководстве "Ленэнерго".

"В чем проблема?" Электрический конфликт в Песках обрастает судами

"В чем проблема?" Электрический конфликт в Песках обрастает судами

487
Екатерина Геллер, Анастасия Туманова

Судья московского районного суда Ирина Гармаева приступила к рассмотрению по существу иска Гарифуллина и Тарасова к Алексееву и "Ленэнерго" о признании точки технологического присоединения не соответствующей техническим условиям 2003 года и требовании в ограничении электроэнергии.

В зал судебного заседания 10 мая явились истец Валерий Гарифуллин, представитель истца Тарасова Виталий Иванов и адвокат "Ленэнерго" Мария Ширжинская. Ответчика Александра Алексеева в суде не было. Спустя 20 минут начала заседания явилась его представитель Ирина Меликова, однако забыла доверенность, поэтому представляла интересы только третьих лиц. Представитель АО "Петербургская сбытовая компания", выступающего в качестве третьего лица, на заседание не явился.

В суд поступили письменные объяснения с документами от Гарифуллина и копии плана реконструкции и объяснения от истца Тарасова. На самом заседании Гарифуллин представил расширенные и дополненные объяснения.

— Данные документы подтверждают, что отсутствовало согласование стороны "Ленэнерго" на перенос трансформатора и что трансформатор Алексеева подключен к отпайке с нарушением технических условий, — объяснил истец.

Суд приобщил их к материалам дела.

Судебное заседание началось с ходатайства истца об истребовании у "Ленэнерго" всех документов, связанных с присоединением ПС "Ханнила" в 2005 году к их сетям: технические условия, разрешения на мощность, акты на опосредованное присоединение, договор об энергоснабжении в 2007 году. Эти документы, по словам Гарифуллина, должны подтвердить, что присоединение носит однократный характер, а энергоустановки подстанции "Ханнила" были присоединены к сетям "Ленэнерго" в 2003 году.

— Хочу обратить внимание на пикантные детали: "Ленэнерго" многократно выдавало ПС "Ханнила" энергетические условия, — заявил Гарифуллин.

Судья московского районного суда Ирина Гармаева разбирается в "электрическом" конфликте в поселке Пески

Судья московского районного суда Ирина Гармаева разбирается в "электрическом" конфликте в поселке Пески

1028
Анастасия Туманова

Представитель ответчика Мария Ширжинская утверждала, что запросов от истца в "Ленэнерго" не получали. Кроме того, иск по законности подключения ПС "Ханнила" и этим документам был рассмотрен и отклонен Приморским судом, но решения пока что нет.

— Решение не оглашено и не вступило в законную силу, поэтому нельзя ссылаться на эти документы. Также возобновлено уголовное дело о подключении ГПК "Крутой берег" к подстанции "Ханнила", — настаивал истец.

Ходатайство было отклонено, так как истцом не предоставлены сведения о невозможности получить документы в самостоятельном порядке.

Во втором ходатайстве Гарифуллин возражал против рассмотрения дела, так как прокуратурой Московского района проводится проверка о законности передачи отпайки по договору дарения на баланс "Ленэнерго".

В судебном заседании был объявлен перерыв, чтобы Гарифуллин предоставил доказательства проверки. Однако рассмотрение дела суд не отложил, сославшись на то, что в письме истца в прокуратуру не указан предмет обращения.

Судья Гармаева подняла вопрос о мирном урегулировании конфликта. Гарифуллин утверждал, что они дважды пытались решить все мирно с "Ленэнерго" и Алексеевым, но их попытки блокировали.

По словам юриста "Ленэнерго", Алексеев говорит, что не препятствует присоединению к трансформатору и восстановлению энергоснабжения, а истцы заявляют, что препятствует.

— Я надеялась, что ответчик придет и под протокол скажет, что не препятствует. Две группы не могут договориться, поэтому мы уже согласны перенести точку присоединения на новый трансформатор, чтобы не сталкивать истцов с Алексеевым, — добавила юрист.

Представитель "Ленэнерго" считает, что весь конфликт случился из-за права владения точкой присоединения. Как она объясняет, у истцов нет документов о праве владения и участия в строительстве этой линии, а Алексеевым были представлены проект и затратные договоры на реконструкцию 2012 года. Данных документов "Ленэнерго" хватило, чтобы понять, что заявитель понес затраты, и принять линию на баланс.

— Сейчас линия наша — всех можем присоединить. Но мне кажется, что истцу присоединения не требуется, а требуется что-то другое! — не в первый раз заявила представитель компании.

Истец Гарифуллин зачитывал свои объяснения около 40 минут. Он заявил, что "Ленэнерго" откладывало заседание с целью завершения хищения отпайки у законных владельцев и изготовления фальсифицированных документов.

— Сотрудники "Ленэнерго" задним числом выдали липовые акты осмотра и акты разграничения балансовой принадлежности буквально на следующий день после возбуждения уголовного дела по незаконному присоединению ПС "Ханнила" и КПК "Крутой берег " — говорил он суду.

В объяснении Валерий Гарифуллин вновь упомянул о том, что Алексеев похитил трансформатор и до марта 2015 года он и его сторонники незаконно получали электроэнергию через незаконно установленный другой трансформатор.

— В 2014 году произошло отключение и хищение трансформаторной подстанции. До этого, в 2013 году, была построена новая линия, которая принадлежит ПС "Ханнила". Она была присоединена к линии, построенной в 2003 году. Новые линии и подключения не указаны в технических условиях 2003 года, значит, перенос трансформаторной подстанции Алексеев должен был согласовать с "Ленэнерго". Якобы он обратился в "Ленэнерго", но доказательств обращения он не предоставил. Есть некая копия рабочего проекта, где отражен перенос подстанции, но есть и другая копия, где перенос не отражен. У нас две копии рабочих проектов, которые противоречат друг другу, — коротко и спокойно объяснил позицию адвокат Иванов.

Он добавил, что истцы хотят подключаться в соответствии с техническими условиями 2003 года, а установка второй трансформаторной подстанции будет нарушать эти условия.

Представитель "Ленэнерго" заявил, что Алексеев в 2012 году реконструировал подстанцию в интересах застройщиков, а филиал согласовал реконструкцию, так как на абонентских сетях заявитель может делать что захочет, если надежность электроснабжения не будет нарушена.

— В 2016 году мы дважды отключали магистральную линию, чтобы истцы поставили свой трансформатор на место, где он находился в 2003 году. Но у них идет война. Алексеев препятствовал установке: то валуны прикатил, то вагон поставил. Он это сделал или не он — не знаю, — с пылом рассказывала представитель "Ленэнерго". — Мы предлагаем поставить новый трансформатор специально для пяти домов, которые сидят без электричества, чтобы не сталкивать их с Алексеевым.

В ходе разбирательства истец Гарифуллин поднял вопрос о договоре дарения, по которому Алексеев передал линию на баланс "Ленэнерго". Он не был представлен в Московском суде, но фигурировал в Приморском суде. Представитель "Ленэнерго" заверила, что если суд потребует договор, то она его предоставит, однако отвечать на вопрос истца про договор отказалась.

Тогда истец напомнил, что "Ленэнерго" не согласовало передачу линии на баланс компании с другими владельцами.

— Мы вас уведомили, что Алексеев передает нам линию, но кроме фонтана писем, что все тут воры, ответа от вас не получили! — с возмущением ответила юрист "Ленэнерго".

Гариффулин добавил, что эти письма были получены уже после передачи линии.

— Вы чего добиваетесь? Вам нужен свет? Мы готовы обеспечить вам технологическое присоединение! — в четвертый раз повторила представитель Мария Ширжинская.

Представитель третьих лиц сказала о том, что в 2017 году они обратились в "Ленэнерго" и заключили самостоятельные договоры на электроснабжение с ПСК. Сейчас они подключены к 675-й подстанции, и никаких проблем при подключении не возникло, несмотря на ее перемещение.

— Истцы, размахивая флагом рейдерских захватов, хотят установить свою трансформаторную подстанцию, но установить ее на прежнем месте невозможно, потому что там подведен газ, — заявила Ирина Меликова.

Гарифуллин не сдерживал эмоций и комментировал объяснения ответчиков. Судья вынесла ему два предупреждения, а на третий раз удалила из зала заседания.

На четвертый час разбирательства стороны начали общаться спокойно и по существу.

На доводы представителя третьих лиц Иванов ответил, что газовая служба выезжала и вынесла решение, что второй трансформатор не нарушит зону охраны газопровода.

Тогда Меликова усомнилась в возможности исполнения решения суда в случае удовлетворения иска, так как в нем не указано признаков идентификации трансформаторной подстанции: "В исковых требованиях не указан номер, а на 29-м километре находится множество подстанций".

— А много ли на 29-м километре трансформаторов мощностью 100 кВА? — развеял ее сомнения адвокат Иванов.

Судья Гармаева уточнила у представителя "Ленэнерго" о возможности установки двух трансформаторных подстанций. Юрист компании объяснила, что "Ленэнерго" согласилось на разделение мощностей и установку двух трансформаторов для двух групп, но между собой они договориться не смогли.

— Эту проблему можно решить только мирным путем, нужно собраться собственникам и договариваться. Судебные споры ничего не урегулируют, — обратилась судья к сторонам конфликта.

Иванов вновь напомнил о наличии у истцов двух разных копий реконструкции 675-й подстанции и отсутствии оригинала. В ходе заседания выяснилось, что оригинал рабочего проекта, запрашиваемый представителем истца, Алексеев обещал передать "Ленэнерго", но так этого и не сделал.

Судья отложила заседание на 23 мая, куда обязала Алексеева явиться и предоставить оригиналы проекта реконструкции и технические условия 2003 года.

Извините за оговорку!

Суд 23 мая начался на 40 минут позже, так как судья припозднилась. В коридоре истец Гарифуллин предложил сторонам ознакомиться со статьей "Новой газеты" о задержании Летягина (бывшего генерального директора "Выборгских сетей "Ленэнерго"), опубликованную в этот же день. Эту же статью он приобщил с письменными объяснениями к материалам дела.

Заседание проходило в прежнем составе, но в этот раз присутствовал и ответчик Алексеев, Петербургская сбытовая компания вновь не явилась.

Стол не вместил всех участников процесса, поэтому представитель "Ленэнерго" Мария Ширжинская сидела отдельно.

— Истец, вы не будете жаловаться, что ответчик не сидит за одним столом с участниками процесса? — обратилась к Валерию Гарифуллину судья Ирина Гармаева.

— Я подумаю, — ответил истец.

Заседание началось с ходатайства Гарифуллина о приобщении письменных объяснений к материалам дела.

Гармаева была удивлена наличию новых документов, так как они поступили в приемную накануне вечером и их не успели передать суду.

— А что вам мешало приобщить письменные объяснения на самом судебном заседании? Вы их сдаете в приемную, а потом с дополненными объяснениями ходатайствуете в судебном заседании, — поинтересовалась судья Гармаева.

— Это связано с определенными обстоятельствами, я сегодня должен был улететь, — объяснил Гарифуллин.

— Данные обстоятельства у вас постоянные?

— Постоянные обстоятельства у тех, кто за 2 дня до заседания предоставляет липовые документы, а у меня они меняющиеся.

— А где экземпляр для Яновского? — спросила судья.

— Я ему через забор передам, хотя он читать не будет, устал уже, — продолжал язвить Гарифуллин.

Гармаева приобщила письменные объяснения истца.

На прошлом судебном заседании судья обязала Алексеева предоставить оригиналы плана реконструкции трансформаторной подстанции, но ответчик заявил, что прилетел ночью и оригиналы взять с собой не успел.

— Вчера по участку ходил, — прокомментировал слова ответчика Гарифуллин.

— У вас вообще оригиналы имеются? — поинтересовалась судья Гармаева у ответчика.

— Имеются, но это мое право — предоставлять документы? — уточнил ответчик Алексеев.

— На прошлом судебном заседании, к сожалению, суд обязал вас предоставить эти документы.

Судья вновь обратилась к сторонам с предложением сесть за стол переговоров и все разграничить самостоятельно.

— У вас этим дело не закончится, будет следующий иск, — пыталась убедить стороны судья.

— Я бы сказал — не следующий иск, а масштабные дела впереди! — прокомментировал Валерий Гарифуллин.

Затем представитель Алексеева и третьих лиц Марина Меликова ходатайствовала о приобщении к делу писем от Ростехнадзора и "Газпрома", которые, по ее словам, подтверждают, что место, где раньше стояла подстанция, теперь находится в зоне защиты газопровода. Кроме того, она хотела приобщить договор дарения (по которому Алексеев передает линию на баланс "Ленэнерго").

Сразу же вмешался истец Гарифуллин:

— А доверенность есть? — с пылом спросил он.

— Не перебивайте, — остановила его судья.

— Где доверенность? Доверенности Чехомова (директора выборгского филиала ПАО "Ленэнерго". — Ред.) здесь нет, поэтому это не документ! — возражал против приобщения договора дарения Гарифуллин. — Господин Чехомов, который принимал в дар не принадлежащее Алексееву имущество, действовал на основании доверенности. Что в ней написано — мы не знаем. На обозрение нужно представить доверенность, чтобы понять, какими полномочиями он обладал.

Адвокат Иванов сообщил, что представленные Меликовой письма неактуальны, так как после была проверка и "Газпром" сообщил, что установка трансформатора не нарушает зону охраны газопровода.

Несмотря на возражения истцов, суд приобщил документы к материалам дела и отклонил ходатайство истца об истребовании доверенности на имя Чехомова, поскольку договор дарения не оспаривается в данном судебном процессе.

— Это право стороны на предоставление доказательств, кроме того, договор дарения представлен подлинный и удостоверенный, — объяснила судья.

Затем судья пыталась уточнить, о какой трансформаторной подстанции идет речь в иске, ведь трансформатор, по словам истцов, был похищен. Гарифуллин объяснил, что на трансформаторе можно написать любой номер, но этот номер не соответствует техническим условиям и акту разграничения балансовой принадлежности, которые были выданы на установку этой подстанции.

— У Алексеева стоит некая подстанция, которую они вместе с энергетиками величают 675-й, — добавил Гарифуллин.

— А какая это подстанция у Алексеева? — пыталась выяснить судья.

— Никакая, это "летучий голландец"! 675-я подстанция покоится на территории Рощинского отдела полиции, по ней проведена экспертиза, а результаты представлены в материалах дела, — заключил Гарифуллин.

Алексеев заявил, что все заявления истца голословны и нет подтверждающих его слова документов. Но есть документы, на основании которых была сделана реконструкция, и документы, которые подтверждают, что он "на личные деньги купил подстанцию". Также он предложил истцам вызвать электрика и подключиться к ней.

Адвокат "Ленэнерго" Мария Ширжинская не представляет, как исполнить иск в случае его удовлетворения: "Мы будем обязаны ввести режим полного ограничения электроэнергии, то есть без света будут сидеть семь подключенных домов и другие поселки, а между истцом и ответчиком будет борьба за перенос трансформатора, который так и не будет никуда перенесен. Мы уже отключали магистральную линию, истцы не смогли установить свой трансформатор". Ее поддержала и представитель третьих лиц Меликова, которая объяснила, что отключение электропитания возможно в определенной точке, а она предусматривает отключение электропитания от обоих поселков.

— Можно ли отключить трансформатор без отключения магистральной линии? — спросили истцы в один голос.

— Нет, нельзя. Ваша точка присоединения находится на магистральной линии. — пояснила Ширжинская.

— Зачем вы лжете? Вы в 2014 году подошли и отключили нагрузку на 675-м трансформаторе, — уже не скрывал эмоций Гарифуллин.

Ответчик Алексеев на это заявление лишь посмеялся, а представитель "Ленэнерго" не смогла ничего пояснить.

Адвокат Иванов, который представляет интересы истца Тарасова, заявил о подложности копии рабочего проекта. Он объяснил, что позиция ответчиков строится именно на проекте реконструкции, оригинал которого Алексеев "категорически не хочет представлять", а его копии, представленные в суде, противоречат друг другу: на одной отражен перенос трансформатора, а на другой нет.

Тем временем между истцами началась словесная перепалка:

— Где хочу, там и поставил, я владелец, — заявил Алексеев.

— Ты не владелец! — стоял на своем Гарифуллин.

— А если я не владелец, почему линия принята на баланс?

— Это мы разберемся в следующем суде.

Иванов настойчиво продолжал требовать оригинал проекта реконструкции:

— Оригинал, дайте нам оригинал!

— Копия снята с оригинала в филиале "Ленэнерго", — пыталась объяснить Ширжинская.

— Это копия с копии. Принесите оригинал! — повторял Иванов.

— Оригинала этого проекта на бумаге нет. Копия снята со скана.

— Ну как это нет? Стоят штампы 2012 года, а подключенный трансформатор был куплен только в 2015 году! — уже на повышенных тонах говорил адвокат истца.

Начавшиеся споры судья пресекла и заявила, что это не является предметом спора. И, несмотря на заявления истцов по поводу проекта реконструкции, решила вернуться к исковым требованиям и предложила их уточнить:

— Вы не указали, какой именно трансформатор и его точный адрес.

— И что дальше? У меня еще три трансформатора! — подхватил настроение судьи Алексеев.

— На 29-м километре Приморского шоссе другого трансформатора на 100 кВА нет, это и подтверждает "Ленэнерго", — пытался объяснить не в первый раз адвокат Иванов.

Мария Ширжинская выезжала на осмотр и подтвердила, что другого трансформатора на 100 кВА на 29-м километре нет.

Иванов вновь заявил о подложности документов:

— У нас есть две копии, которые противоречат друг другу! — повторил он.

— Вы все в копиях представляете, но где подлинники документов? Я не понимаю, с каких документов вы снимаете копии, — не скрывала своего возмущения судья Гармаева.

— Копии представлены из материалов арбитражного дела, а подлинники у Алексеева. Вы отказываетесь рассматривать данное заявление?

— Я не говорила, что я отказываюсь, но вы предоставьте доказательства!

— Копии противоречат друг другу, оригиналы нам не представлены.

— А чему они противоречит? — вступила в диалог Меликова.

— Две копии с переносом подстанции и без переноса противоречат друг другу. Они обе идут от одной даты, чего не может быть! Принесите оригинал, — в четвертый раз повторил адвокат.

— Оригинал точно есть… — начала представитель "Ленэнерго".

— Это все болтовня. У кого есть? Мария Александровна, у кого точно есть? — перебил ее Гарифуллин.

— А если оригинал утрачен, это что означает? — поинтересовалась у истцов Ширжинская.

— Тогда нельзя ссылаться на эти документы как на обоснование позиции согласования переноса подстанции, — объяснил Иванов.

— Если мы после того, как это все произошло, выехали, осмотрели и описали схему…

— На основании чего вы описали эту схему? — перебил ее Иванов.

— Кто настаивал на осмотре? — переводила тему Ширжинская.

— На основании чего вы описали схему? — повторил свой вопрос Иванов. — Вы описали ее на основании проекта реконструкции, который представлен в копиях.

— Проект реконструкции создавался и проводился одним из владельцев, который в результате оказался единственным, потому что передал нам линию. Вы с 2012 года не можете доказать свои права на эти сети, — вновь уходила от ответа представитель "Ленэнерго".

— Давайте про рабочий проект поговорим, где он? — вмешался Гарифуллин.

Алексеев пообещал, что оригинал рабочего проекта будет представлен, однако отношения к судебному заседанию он не имеет, так как линию, по его словам, он делал самостоятельно и мог поставить трансформатор где угодно.

— Все стороны ссылаются на проект, на основании которого в 2013 году была построена линия. Согласно документам, которые представлены в материалах дела, Алексеев подключил трансформатор к линии ПС "Ханнилы" в 2015 году, — объяснял Иванов.

— Покажите документы! — требовал Алексеев.

Судья объявила перерыв для того, чтобы ответчик ознакомился с материалами дела.

После перерыва Мария Ширжинская напомнила, что спор не имеет смысла, так как "Ленэнерго" забрало линию на баланс.

— Мы год назад обратились с исковым заявлением! Вы все успели сделать в течение года, а сейчас липовые документы предоставляете суду! — возмущался истец Гарифуллин.

— Я бы попросила, истец. Представьте свои оригинальные документы! Линия на балансе, всех готовы подключить! — твердила представитель "Ленэнерго".

Меликова возражала против заявления Иванова о подложности, так как он не предоставил его письменно, а также непонятно, какую из копий он хочет признать подложной.

Судья Гармаева продолжала не понимать, какое значение имеет проект реконструкции. Иванов объяснил, что осмотр трансформатора Алексеева проводился на основании схемы, которую представила Ленэнерго: "На основании представленной схемы они сделали вывод, что трансформатор подключен в соответствии с ТУ 2003 года. Но есть другой проект, где нет переноса, и если бы они руководствовались этим проектом, то они бы сделали другой вывод".

Затем судья начала объяснять, что рабочий проект — рекомендательный документ и в него можно вносить любые изменения.

— Я согласен, но изменения не отражены! Если я вношу изменения, то уже с другой датой. Копии идентичные: одинаковая дата, штампы, почерк, подписи, но в одном случае перенос отражен, а в другом нет, — настаивал на своем Иванов.

— Я не исключаю, что есть две схемы, которые были согласованы одной датой. Это подтверждает, что трансформаторная подстанция могла быть установлена в двух разных местах, — объяснила наличие двух разных копий представитель "Ленэнерго".

— Если было бы внесение каких-либо изменений, то одним почерком, и в одном месте это сделать невозможно!

— Рабочего проекта нет. Мы все здесь фантазируем! Давайте заставим Алексеева предоставить рабочий проект, и вопрос уйдет, — требовал Валерий Гарифуллин.

— Не комментируйте, пожалуйста, действия суда и других участников процесса. Все ваши доводы будут учтены! — остановила его судья.

— Если вы внимательно посмотрите… — начал Гарифуллин.

— Пожалуйста, не давайте указаний суду! Вы все оспариваете рабочий проект, который носит рекомендательный характер! — повторила Гармаева.

Иванов вновь повторил, что "Ленэнерго" руководствовалось этим проектом при осмотре, а в техническом задании к проекту не предусматривало переноса.

Истец Гарифуллин решил вернуться к вопросу по договору дарения и заявил, что Алексеев не предоставил ни одного из семи документов, которые требуются, чтобы передать линию на баланс, а главным документом является проект реконструкции, который суд не видел.

— Алексеев представил копию договора подряда, акта приема-передачи работ. Копий нам было достаточно! — объяснила действия компании представитель "Ленэнерго".

— Оценка этим документам была дана арбитражным судом: он их не рассматривал, так как отсутствуют определенные ссылки, — доказывал свою позицию Гарифуллин.

— Это не имеет значения в данном деле! — завершил диалог Алексеев.

В итоге суд предложил предоставить подлинники каждой стороне:

— Если вы заявляете о подложности, то должны понимать правовые последствия ходатайства.

— Я не вижу правовых последствий для Алексеева, которому в предыдущем заседании было не предложено, а указано предоставить подлинники, — обратился к суду Гарифуллин.

— Извините за оговорку, было предложено! Суд не может обязать представить то или иное доказательство, — поправила себя Гармаева и объявила перерыв в заседании до 4 июня.

После заседания Александр Алексеев традиционно отказался от комментариев. А Валерий Гарифуллин буквально кипел от возмущения. "За прошедший год с момента подачи искового заявления и начала рассмотрения дела — в результате предоставленной временной форы — ответчиками был состряпан и приобщен в качестве доказательств к делу целый ряд документов, — заявил он нашему репортеру. — Во-первых, акт осмотра электроустановок Алексеева от 29 августа 2017 года, основанный на так называемом "проекте реконструкции и строительстве отпайки в сторону ТП-291", оригинал которого в суде так и не появился. Хотя раньше представитель "Ленэнерго" называла этот акт ключевым документом, подтверждающим права Алексеева на отпайку. Сейчас судья и сетевая компания называют это просто "внутренним делом" этих "собственников-реконструкторов", а сам несуществующий оригинал проекта неожиданно приобрел, по мнению судьи Гармаевой, рекомендательный характер. Во-вторых, акт технологического присоединения отпайки от января 2018 года, выданный Алексееву в подтверждение его права на отпайку, который был впоследствии аннулирован энергетиками. В-третьих, свежеиспеченный акт разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон, датированный сентябрем 2014 года, где написано, что наша отпайка и построенная в 2013 году отпайка ПС "Ханнила" в том году переместились на баланс Алексеева. Видимо, этот документ должен убедить судью, что внезапно консолидированная собственность, незаконно отдаренная сетям, законно возникла у Алексеева в далеком 2014 году. В-четвертых, это договор дарения отпайки Алексеевым "Ленэнерго" от марта 2018 года. С последующим незаконным оформлением ее на баланс "Ленэнерго" при полном отсутствии правоустанавливающих документов. При этом, обратите внимание, суд отказался истребовать доверенность директора "Выборгских сетей" Чехомова, на основании которой его полномочия позволили ему произвести отчуждение не принадлежащего Алексееву имущества".

Новости партнеров
Реклама