Павел Горошков Все статьи автора
26 апреля 2018, 01:45 1718

Для ильфов остались лазейки. Юристы обнаружили подвох в законе, запрещающем иностранным фирмам работать с госкомпаниями

Фото: Коньков Сергей

Питерские юристы внимательно изучили нашумевший "антиамериканский" законопроект. Оказалось, что формулировка, запрещающая иностранным фирмам работать с госкомпаниями, позволяет легко обойти этот запрет.

Пункт 8 статьи 2 законопроекта № 441399–7, внесенного в Госдуму 13 апреля дружной толпой из 300 депутатов, гласит, что президент РФ сможет вводить "запрет или ограничение на оказание организациями, находящимися под юрисдикцией США и (или) иных иностранных государств, а также организациями, в капитале которых прямо или косвенно, в том числе через третьих лиц (преобладающее участие более 25% в капитале), участвуют организации, находящиеся под юрисдикцией США и (или) иных иностранных государств, отдельных видов услуг, в том числе консалтинговых, аудиторских и юридических, на территории РФ для государственных и муниципальных нужд, а также нужд отдельных видов юридических лиц".

"ДП" выяснил, какие компании Петербурга и Ленобласти в прошлом году задолжали своим юристам

"ДП" выяснил, какие компании Петербурга и Ленобласти в прошлом году задолжали своим юристам

1472
Павел Горошков

Это положение было истолковано как сигнал "большой четверке" аудиторов (PwC, EY, KPMG, Deloitte), контролирующей 90% аудиторского рынка РФ, а также крупнейшим российским ильфам (от ILF, international legal firm) американского происхождения о возможной потере ими российского рынка. И вызвало бурю эмоциональных споров (как, впрочем, и все остальные положения этого законопроекта).

"ДП" решил оставить в стороне эмоциональную сторону вопроса и попросил самих юристов — представленных в Петербурге фирм, как российских, так и иностранных, — поделиться результатами своей аналитики этого законопроекта на предмет возможностей обхода антиамериканских санкций самими юристами. Оказалось, что ключевое слово законопроекта — "в капитале". Все юристы сейчас держат кулачки, чтобы депутаты не поправили эту формулировку.

Подготовились заранее

По данным нашей Карты юридического рынка Петербурга, в городе представлено чуть больше десятка международных юрфирм с совокупным оборотом за 2016 год только петербургских офисов около 2,5 млрд рублей, что составляет добрую четверть всего городского юридического рынка (около 10 млрд).

Все опрошенные нами петербургские ильфы отказались официально комментировать законопроект. "Боюсь сглазить, — объяснил в приватной беседе управляющий партнер одной из них. — Очень надеюсь, что закон останется в том виде, как внесен".

Простой запрос в СПАРК показал, что вся "большая четверка" к этому законопроекту давно подготовилась. Deloitte (ООО "Делойт аудит") с 2014 года принадлежит пятерым гражданам РФ по 20%. EY (ООО "Эрнст энд Янг — оценка и консультационные услуги") с того же 2014 года владеют 10 граждан РФ с долями 7–13%. PwC (ООО "ПВК Аудиторские услуги") тогда же оказалось в собственности 12 учредителей — и тоже все россияне. KPMG в России (АГ "КПМГ") с того же 2014 года принадлежит шестерым гражданам нашей страны.

Карта юридического рынка Петербурга за 2017 год. Сколько часов потратили юристы на клиентов

Карта юридического рынка Петербурга за 2017 год. Сколько часов потратили юристы на клиентов

1327
Павел Горошков

Таким образом, "четверку" формально законопроект совершенно не касается: "в капитале" ни у одного из ее членов нет ни одного процента участия "организаций, находящихся под юрисдикцией США" — ни прямо, ни косвенно.

Подстроиться можно

А вот у чисто юридических фирм ситуация сложнее: американская DLA Piper в Петербурге имеет филиал, британская Baker McKenzie, шведская Borenius и финская Castren&Snellman — представительства. У Dentons (ООО "Дентонс Юроп") и у Eversheds Sutherland (ООО "Эвершедс Сатерлэнд") все 100% долей принадлежат американской и британской фирмам. Как вариант все они тоже могут последовать примеру "четверки" и "адаптировать" корпоративную структуру под российские реалии: ведь кто может выстроить корпоративную структуру в соответствии с законом лучше, чем тот, кто эти структуры сам выдумывает?

"Большая часть ильфов в России — это российские ООО. Существуют филиалы, например, английских партнерств, но им никто не помешает зарегистрировать ООО и дальше спокойно работать в случае каких–то запретов по аналогии с иностранными банками", — отмечает Антон Именнов, партнер и руководитель международной практики Pen&Paper.

"Имеется много форм, которые позволяют юридически оформить присутствие иностранных мощностей на нашем рынке, — рассуждает Наталья Колерова, адвокат "S&K Вертикаль". — Но эти формы гораздо более сложные и менее прозрачные".

Некоторые коллеги сомневаются, что глобальные фирмы станут подстраиваться под российские законы: им, мол, будет проще уйти с нашего, относительно небольшого рынка.

"Можно как вариант повесить российские ООО на российских партнеров и обложить их договорными обязательствами, — высказывается Ирина Оникиенко, партнер Capital Legal Services. — Но это скажется на качестве, гарантии и страховки уже будут иными".

Наши госструктуры часто формулируют госзаказы так, чтобы заключить контракт с ильфом как с единственным поставщиком. Достаточно добавить такие параметры, как лидирующие позиции в рэнкингах, и ни одна российская фирма не сможет им соответствовать. Подчеркну. Консультируют ильфы по вопросам российского национального права, работают там выпускники тех же российских вузов. Прибыль при этом уходит за рубеж. Причем прибыль невелика по их меркам. Большинство фирм держит здесь офисы лишь для того, чтобы не дать развиться конкурентам.
Наталья Шатихина
Наталья Шатихина
управляющий партнер CLC
Новости партнеров
Реклама