Валерий Ларькин
Фото: Валентин Беликов

Война с могильной империей: ФАС атакует монополию миллиардеров Минакова и Ларькина

ФАС нашла нарушения в договорах между похоронными госучреждениями и ООО "Р.И.П." — одной из ключевых компаний бизнес-империи Игоря Минакова и Валерия Ларькина. Именно близость к госструктурам за счет заключенных еще 12 лет назад эксклюзивных договоров обеспечивала ей лидерство. Теперь договоры стали ахиллесовой пятой, в которую метят ФАС и конкуренты по пятимиллиардному рынку.

В последний день января эксперты петербургского управления Федеральной антимонопольной службы заключили: договоры аренды и взаимного сотрудничества между государственным медучреждением "Бюро судебно-медицинской экспертизы" (БСМЭ) и частной компанией "Р.И.П." нарушают закон "О защите конкуренции". Окончательное решение, а также мера наказания (в лучшем случае штраф, в самом плохом и маловероятном — дисквалификация) станут известны 5 марта на решающем заседании комиссии УФАС по этому делу.

Чьи интересы затронет реформа похоронной отрасли

Чьи интересы затронет реформа похоронной отрасли

1 5912
Ольга Мягченко, Александр Сологуб, Дарья Борисова
Чьи интересы затронет реформа похоронной отрасли

Чьи интересы затронет реформа похоронной отрасли

1 5912
Ольга Мягченко, Александр Сологуб, Дарья Борисова

Насколько серьезна угроза, сказать наверняка трудно. В комитете по здравоохранению Петербурга, курирующем работу БСМЭ, на запрос "ДП" ожидаемо ответили, что в сослагательном наклонении говорить не могут и все комментарии будут только по факту принятого ФАС решения. Но вообще все предписания госорганов чиновники пообещали выполнять. Таким образом, рынок ритуальных услуг — один из самых непрозрачных и непростых в России — в Петербурге может встретиться с перспективой передела. Впрочем, сделать это, как выяснил "ДП", будет весьма непросто.

У антимонопольной службы уже много лет стабильно возникают претензии к компаниям и госучреждениям, чья деятельность пересекается с ритуально-похоронной отраслью в Петербурге. Предположительно до 90% многомиллиардного рынка ритуально-похоронных услуг уже больше десятка лет контролируется компаниями, тесно связанными с Игорем Минаковым, Валерием Ларькиным и Валерием Назаровым. Другие игроки отрасли недовольны положением дел, но отвоевывать рынок у опытных могильщиков готовы далеко не все.

Президент союза похоронных организаций и крематориев (СПОК) России Павел Кодыш не видит проблем в монополизации отрасли. В беседе с "ДП" он высказал мнение, что именно контроль над рынком небольшого числа фирм позволил в свое время снизить криминализованность похоронной сферы, а также задать высокий уровень качества услуг. Вице-президент СПОК — Валерий Ларькин. Похоже, именно его деятельность была высоко оценена Павлом Кодышем, который работал на городском рынке похоронных услуг Петербурга с 1998 года и мог не со стороны наблюдать за становлением бизнес-империи Минакова и Ларькина.

И все же Павел Кодыш считает, что реформы необходимы: нужно разделить медицинские услуги и ритуальные, а косметическая работа с телом покойного, например, должна контролироваться государством через пятилетние контракты с коммерческими организациями. Резкие заявления ФАС накладываются на грядущие перемены в отрасли. Ее реформа ожидается уже в этом году, когда вступит силу обсуждаемый сейчас законопроект об изменениях в ФЗ "О похоронном деле". Текст подготовил Минстрой РФ, а СПОК активно участвует в его корректировке.

В частности, пунктом 15 статьи 18 вводится прямой запрет на прием заказов на территории медицинских учреждений. Таких, как тот же БСМЭ. Как раз то, чем сейчас активно занимаются компании Минакова и Ларькина. Однако самой последней строчкой, прямо перед планируемой подписью президента РФ у Владимира Путина, в текст законопроекта введена оговорка, которая позволяет отсрочить запрет до 2021 года.

Законопроект пока не внесен, и, каким будет его окончательная редакция, неизвестно. Однако лоббистские усилия СПОК заметны очень хорошо.

Как петербургский миллиардер Игорь Минаков создал свою бизнес-империю

Как петербургский миллиардер Игорь Минаков создал свою бизнес-империю

11858
Павел Горошков

Раздвоение личности

БСМЭ работает по двум адресам: на Екатерининском проспекте, 10, где располагается головной офис БСМЭ, и на Шафировском проспекте, 12, где находится городской крематорий.

В заключении комиссии ФАС отмечается, что БСМЭ и Р.И.П. ведут совместную деятельность на территории крематория и по условиям договора часть обязанностей, лежащих на сотрудниках БСМЭ, выполняется работниками коммерческой структуры. Например, Р.И.П. ведет деятельность по выдаче и учету тел, чего, по идее, делать не имеет права. Кроме того, договор между госструктурой и частной организацией прямо закрепляет право компании оказывать ритуальные услуги в помещениях БСМЭ.

Хозяйственное ведение здания крематория, в том числе и вопросы аренды, с 2003 года закреплены за ГУП "Ритуальные услуги" (РУ). Примерно с этого же времени Р.И.П. арендует там около 700 м2. Каждый такой договор аренды надо согласовывать в комитете имущественных отношений (КИО), однако в заключении ФАС написано, что с декабря 2014 года — а именно тогда истек срок действия последнего договора аренды — КИО никаких согласований по этому вопросу не давал, хотя этот договор аренды действует по сей день. Как и по июльскому договору 2017 года, согласно которому Р.И.П. арендовало еще 50 м2 — снова без согласования с КИО. Ведомство подтвердило эту информацию. Взамен Р.И.П. разрешает судмедэкспертам пользоваться теми помещениями, которые арендует на Шафировском, и своими холодильниками, стеллажами для хранения тел, оборудованием и секционными столами.

В здании на Екатерининском проспекте Р.И.П. занимает около 500 м2, но уже исключительно для оказания ритуальных услуг. Еще чуть более 600 м2 занимает Санкт-Петербургская ритуальная компания (СПбРК). В своем заключении ФАС отмечает, что БСМЭ жаловалось на нехватку площадей, но, видимо, вариант выселить из своего здания коммерческие структуры руководство экспертной службы не рассматривало. ФАС заключает, что помимо аренды Р.И.П. также имеет возможность бесплатно пользоваться госимуществом, а также имеет доступ к информации о потенциальных заказчиках.

В заключении антимонопольной службы сухим канцелярским языком объясняется суть претензий:

"Фактическое осуществление деятельности СПб ГБУЗ "БСМЭ" на территории морга крематория, арендуемого ООО "Р.И.П.", и организованная в связи с этим совместная деятельность СПб ГБУЗ "БСМЭ" и ООО "Р.И.П." предоставляет преимущество ООО "Р.И.П." перед другими участниками рынка ритуальных услуг. Ритуальные услуги, равно как и оказание услуг по санитарной и косметической обработке, бальзамированию и реставрации тел умерших, образуют рынок, на который не должен быть ограничен доступ. Иные хозяйствующие субъекты, работающие на рынке ритуальных услуг, были лишены возможности использовать государственное имущество и осуществлять деятельность, аналогичную ООО "Р.И.П.". Таким образом, был ограничен доступ на рынок иных хозяйствующих субъектов, что запрещено статьей 16 Закона о защите конкуренции".

Коммерческая и государственная структуры сплелись настолько, что при звонке в морг крематория отвечают сотрудники ООО "Р.И.П." и совершенно не скрывают этого.

Руководство "Р.И.П.", впрочем, на месте застать не удалось. В комитете по здравоохранению, который ответственен за деятельность БСМЭ, подтвердили факт существования заключения ФАС, однако не дали ему оценки. В комитете по развитию предпринимательской деятельности, который курирует ГУ "Ритуальные услуги", не сумели оперативно прокомментировать ситуацию.

Подавляющее большинство петербургских компаний, занимающихся ритуальными услугами и организацией похорон, в том числе и ООО "Р.И.П.", так или иначе связаны с Валерием Ларькиным, Игорем Минаковым и Валерием Назаровым. Чтобы узнать мнение Валерия Ларькина о том, как решение ФАС может повлиять на отрасль и его компании, "ДП" позвонил в компанию "Сиэм", где Валерий Ларькин числится одним из основных акционеров. В компании ответили, что он вообще не бывает в офисе, и предложили позвонить по номеру телефона, совпадающему с номером ГКУ "Специализированная служба по вопросам похоронного дела". Девушка, ответившая по этому телефону, сначала долго искала номер Ларькина, а потом сказала: "Позвоните на Советскую, у меня тут никого не бывает", — и дала номер одного из районных ЗАГСов. Непонятно, почему сотрудники давали для связи с Ларькиным, который не является чиновником, номера госучреждений. Редакция "ДП" задала ему этот вопрос письменно, но ответа пока не получила.

Монополия длиной в 15 лет

Каждый день 2017 года в Петербурге в среднем умирало по 166 человек, а всего за год — 60,7 тыс. человек. Минимальная стоимость всех процедур за государственный счет, от доставки трупа до морга и до погребения, составляет 5701 рубль. Однако далеко не все хоронятся за госсчет.

В крупнейших ритуальных компаниях города за кремацию просят 30-35 тыс. рублей, а за самые скромные похороны на кладбище — около 40 тыс. рублей. Те, кто не хочет экономить, тратят в среднем по 100 тыс. рублей. То есть, оценивая совокупный рынок похоронных услуг Петербурга, надо оперировать цифрами в диапазоне от 2,5 млрд до 6 млрд рублей в год. Поскольку подавляющее большинство петербуржцев хоронятся без особого шика, а многие и вовсе за государственный счет по минимальным тарифам, более вероятна оценка ближе к нижнему порогу.

В Петербурге зарегистрировано 157 компаний, организовывающих похороны и предоставляющих ритуальные услуги. Реальную деятельность, в том числе и публичную финансовую отчетность, ведут около 50 из них. По подсчетам "ДП", 35 компаний прямо или опосредованно контролируются Игорем Минаковым, занимающим 85-е место в Рейтинге миллиардеров "ДП", и его партнером Валерием Ларькиным. С ними в компании и Валерий Назаров, еще в 1980-х занимавший должность директора Большеохтинского кладбища.

По оценкам их конкурента, владельца ООО "Похоронная служба" Бориса Гладилина, 85-95% рынка принадлежит именно структурам Минакова и Ларькина. По подсчетам "ДП", связанные с ними компании забирают около 90% от общей выручки, показанной в официальной отчетности, — 2,05 млрд рублей (данные — СПАРК). Конкуренты крупнейших игроков рынка ежегодно уносят с рынка похоронных услуг лишь 200 млн рублей.

Исключительное право на перевозку тел умерших

Когда человек умирает, после медицинского освидетельствования его первым делом нужно доставить в морг. Эта обязанность лежит на ГУП "РУ", которое за каждый вывоз тела получает 1,9 тыс. рублей. Автобаза ГУП "РУ" располагается по тому же адресу, что и компания "СПАРУ", также занимающаяся вывозом умерших и подконтрольная Минакову и Ларькину. По версии игроков рынка, эти фирмы работают в тандеме. Кстати, нынешний директор ГУП “РУ” Андрей Грачев с Минаковым был знаком задолго до того, как возглавил ГУП в 2016 году.

Еще в 2014 году у ФАС возникли вопросы и к ГУП "РУ", и к СПАРУ: антимонопольщики установили, что управление МВД разослало районным органам, управлению на метрополитене и отделам на особо важных и режимных объектах письма, сообщающие, что ГУП "Ритуальные услуги" является единственной организацией, уполномоченной осуществлять транспортировку тел умерших и погибших с места наступления смерти до морга. В то же время вместо сотрудников ГУПа за телами умерших нередко приезжали сотрудники СПАРУ. Буквально на прошлой неделе суд подтвердил законность претензий ФАС.

В каждый морг и ЗАГС по ритуальному агентству

Практически в каждом морге умершего и его близких поджидают сотрудники одного из многочисленных ритуальных агентств, связанных с Ларькиным и Минаковым. Ждут своих клиентов ритуальные агентства и в двух городских ЗАГСах на улице Достоевского, 9, и улице Типанова, 29, где выдают свидетельства о смерти. На сайте "Санкт-Петербургской ритуальной компании" отдельно указаны контакты агентств и в моргах, и в ЗАГСах, и на кладбищах. Их собственником всегда является лицо, связанное либо с Ларькиным, либо с Минаковым. Другие игроки рынка такими преференциями не обладают и своих представительств в госучреждениях не имеют.

Корреспондент "ДП" заглянул в ЗАГС на Достоевского, 9. Правильнее было бы назвать это место офисом Санкт-Петербургской ритуальной компании, где для выдачи свидетельств о смерти отведен один кабинет. Все остальное пространство заставлено гробами, венками и прочими тематическими атрибутами, а на стенах висят объявления и плакаты, рекламирующие услуги коммерческих организаций, например "СПАРУ". В комитете по записям актов гражданского состояния не смогли оперативно прокомментировать многолетнюю сдачу в аренду своих помещений СПбРК.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Александр Лашер, независимый эксперт в области похоронного дела, рассказывает, что когда ритуальные агенты пытаются раздать визитки альтернативной ритуальной компании в помещениях тех же учреждений, где располагаются структуры, аффилированные с Ларькиным и Минаковым, то служба безопасности сразу же начинает препятствовать такой деятельности.

Директор "Похоронной службы" Борис Гладилин вспомнил, что когда попробовал открыть свой офис напротив БСМЭ, то в первую неделю ему сорвали вывеску, а через месяц пришел собственник помещения и, извинившись, расторг договор аренды.

На сайте "Городской службы по вопросам похоронного дела" перечисляются 92 кладбища общей площадью чуть меньше 1,5 тыс. га. Все кладбища находятся в управлении у 11 фирм, связанных с Минаковым и Ларькиным. В год они официально зарабатывают 333 млн рублей.

Александр Лашер также рассказал, что далеко не все услуги идут на счета компаний. По его мнению, довольно распространенной стала ситуация, когда услуги по косметической работе с телом оказывают сотрудники коммерческих структур вместо сотрудников морга или вместе с сотрудниками морга. При этом деньги уходят на счета индивидуального предпринимателя, который официально никак не связан ни с моргом, ни с коммерческой организацией.  

В распоряжении редакции оказалась квитанция на "работу с телом, фиксацию тела и вынос гроба" с печатью индивидуального предпринимателя Никиты Фролова, выданная в морге городской больницы Святого великомученика Георгия, в то время как эту услугу должен оказывать исключительно морг. Корреспондент "ДП" позвонил в морг при больнице и спросил, кто занимается косметической работой с телами умерших. Сотрудник морга ответила, что это делают только санитары морга, а коммерческие структуры не допускаются к такой работе.  

Старожилы отрасли рассказывают, что на похоронах зарабатывают и рядовые сотрудники похоронных контор. Например, за подсыпку песка и обкладывание могилы лапником рядовые могильщики спокойно могут в неофициальном порядке затребовать до 30 тыс. рублей.

Санитары кладбищенского леса

История восхождения двух партнеров началась в самом начале 2000-х: тогда Ларькин только оставил пост главы ГУП "Ритуальные услуги", а Минаков владел сетью охранных агентств. Рынок похоронных услуг, по воспоминаниям хорошо знакомых с историей города петербуржцев, в те годы "держала" банда "санитаров" — преступная группа, состоящая из сотрудников городских моргов, которая контролировала производственную и финансово–хозяйственную деятельность своих учреждений.

Одним из преступлений "санитаров" было убийство юриста Алексея Храпунова в 2003 году, тесно сотрудничавшего с Игорем Минаковым. Банду взяли в 2004 году. По неподтвержденной информации, ключевой уликой в поимке банды "санитаров" стали аудиозаписи телефонных разговоров одного из членов банды Павла Беляева, прослушку которых заказал чуть ли не сам Минаков.

После поимки "санитаров" на рынок ритуально-похоронных услуг беспрепятственно зашли Ларькин и Минаков. В те годы ГУП "РУ" возглавлял Владимир Хорошков, который сейчас является директором Ритуальной компании силовых структур. Договоры аренды с БСМЭ и ГПАБ были заключены именно в те годы, и это стало одним из ключевых событий в сравнительно мирном завоевании рынка.

В 2005 году Ларькин и Минаков учредили Ассоциацию предприятий похоронной отрасли, которая сегодня насчитывает более 20 организаций. В списке учредителей каждой такой организации обязательно есть человек, который связан либо с Ларькиным, либо с Минаковым общим прошлым.

Регулятор не работает

По мнению широкого круга экспертов, довольно непродуманная с точки зрения финансового рынка законодательная база прямо способствует ограничению конкуренции в ритуально-похоронной отрасли.

"Еще 7 лет назад мы предлагали провести реформу похоронной отрасли и отделить организацию ритуальных услуг от медицинских: в моргах при больницах не должно быть не только ритуальных агентов, но и оказания ритуальных услуг, потому что сложившаяся ситуация способствует монополизации рынка. Также предполагалось создание электронного реестра всех участков на кладбищах и системы саморегулирования деятельности ритуальных агентств. На словах законопроект многие поддержали, но "врачебно-кладбищенская мафия" стихийно объединилась, и законопроект провести не дали", — вспомнил Григорий Томчин, пытавшийся провести реформу похоронной отрасли, депутат Госдумы первого и третьего созывов.

Исполнительная власть в лице комитета по здравоохранению, ответственного за деятельность БСМЭ, и комитета по развитию предпринимательской деятельности, который курирует ГУ "Ритуальные услуги" и городскую службу по вопросам похоронного дела, также не спешит препятствовать монопольной ситуации на рынке. Едва ли не единственный нарушитель спокойствия в этом тихом бизнесе — генеральный директор "Похоронной службы" Борис Гладилин, который постоянно жалуется на монополиста в ФАС. Антимонопольщики штампуют заключения о нарушениях, но ситуация никак не меняется. И без реформ в законодательстве, регулирующем похоронную отрасль, скорее всего, не изменится.

Михаил Грачев Все статьи автора
19 февраля 2018, 14:45 18760
Новости партнеров
Реклама