Юрий Апухтин, партнер РАУД Все статьи автора
14 февраля 2018, 23:33 415

Чем грозит бизнесменам новая субсидиарка

 Минувший, 2017 год для дел о банкротстве ознаменовался появлением новой главы III.2 в ФЗ "О несостоятельности", ужесточающей субсидиарную ответственность руководителей и собственников компаний.

Юрий Апухтин, партнер РАУД:

Миллиардер Олег Барабанов избежал ответственности на 5,4 млрд рублей

Миллиардер Олег Барабанов избежал ответственности на 5,4 млрд рублей

3209
Павел Горошков

Минувший, 2017 год для дел о банкротстве ознаменовался появлением новой главы III.2 в ФЗ "О несостоятельности", ужесточающей субсидиарную ответственность руководителей и собственников компаний. По общему принципу привлечение менеджмента к такой ответственности считается исключительной мерой для проведения расчетов с конкурсными кредиторами. На практике же можно столкнуться с самыми разными подходами судов: как взыскивающих по формальным основаниям, так и отказывающих при явном умысле директора не рассчитаться с кредиторами. Раньше была всего одна ст. 10, в которую законодатель попытался заложить все возможные нюансы привлечения к ответственности, что очевидно было неэффективным: появлялись все новые подходы судов при разрешении вопроса, кто виноват в том, что предприятие доведено до банкротства, и виноват ли вообще.

Законом № 266–ФЗ упразднена эта статья и введены вместо нее 13 новых. Пока практика только в стадии формирования, готовится постановление Пленума ВС. Но некоторые проблемы, с которыми явно придется столкнуться собственникам бизнеса, уже видны невооруженным взглядом. В первую очередь они затрагивают обычных контрагентов банкрота. Появился перечень тех лиц, которых можно привлечь к ответственности, но и он вызывает вопросы. С одной стороны, этому посвящена отдельная статья, содержащая список признаков контролирующего лица. Но, во–первых, список не исчерпывающий, а значит, суды все равно столкнутся с необходимостью исходить из фактических обстоятельств и действий отдельных лиц. Во–вторых, появилось новое понятие — лицо, извлекшее выгоду из недобросовестного поведения должника. Если будет доказано, что в результате подписания директором компании–должника сделки, в результате которой выгоду получил только контрагент, не аффилированный к должнику, последнего можно попытаться привлечь к ответственности. Так законодатель вынуждает менеджмент контрагента анализировать не только свою потенциальную прибыль от сделки, но и то, насколько эта сделка полезна для должника, прибыльна для него. Иначе наступит риск возместить убытки.

Еще одной новой и, по–моему, преждевременной мерой стала возможность привлекать к ответственности уже в процедуре наблюдения. Нелогично: эта процедура служит для первичного анализа и попытки договориться с кредитором, вывести компанию из кризиса, а привлечение к ответственности в ней лишь усугубит ситуацию, в которую попал должник.

Привлечь к ответственности также стало возможно вне рамок процедуры банкротства. Причем это правило действует как в случае прекращения производства по делу о банкротстве (например, в связи с отсутствием финансирования), так и после завершения процедуры банкротства и исключения должника из ЕГРЮЛ. Учитывая новые сроки давности (3 года), теперь завершение процедуры без попытки привлечь к субсидиарной ответственности еще не говорит, что руководству должника можно выдохнуть.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама