Дмитрий Костыгин и Михаил Васинкевич
Фото: Валентин Беликов

Совладелец "Юлмарта" Михаил Васинкевич избавился от своих активов

Бизнесмен Михаил Васинкевич, который получил банкротный иск от своего партнера Дмитрия Костыгина, вышел из состава учредителей сети фитнес-клубов Sportlife и зернового трейдера "Скай". Партнеры Васинкевича по "Юлмарту" расценивают это как угрозу для себя.

Как выяснил "ДП", партнер бизнесмена Дмитрия Костыгина и совладелец интернет-магазина "Юлмарт" Михаил Васинкевич избавился почти от всех своих активов в Петербурге. Так, бизнесмен больше не является совладельцем сети фитнес-клубов Sportlife. Согласно СПАРК, с 2010 года Васинкевичу принадлежала 11%-ная доля в операционной компании сети фитнес-центров ООО "Спортлайф". Сейчас ООО "Спортлайф" принадлежит Вадиму Расковалову (11%), основателю компании Борису Васильеву (39%) и ООО "КИВ" (50%). Последнее, в свою очередь, зарегистрировано в равных долях на Бориса Васильева и Антона Крылова.

Sportlife – одна из крупнейших сетей фитнес-клубов в Петербурге. Под ее управлением находятся 15 клубов. На официальный запрос о смене состава учредителей в Sportlife пояснили, что в компании "нет сотрудников, в компетенции которых отвечать на подобные вопросы".

Второй актив бизнесмена – это зерновой трейдер Sky. С 2015 года Михаилу Васинкевичу принадлежал 51% этой компании, но сейчас ООО "Скай" принадлежит Дмитрию Столову. "Скай" занимается оптовой торговлей сельхозпродукцией – пшеницей, ячменем, кукурузой, бобовыми и масличными. По данным сайта компании, основные поставки идут в Северный Иран, Ливан, Прибалтику и регионы России. Объем поставок на внутренний рынок - 40 тыс. тонн. Как ранее сообщали СМИ, в 2016 году компанию задел отказ Ирана от покупок российского зерна.

Не поделили "Юлмарт"

В масштабах основного актива Михаила Васинкевича (а ему все еще принадлежат 38,5% компании "Юлмарт") стоимость доли в сети фитнес-клубов и в зерновом трейдере невысока. Однако для партнеров Михаила Васинкевича это тревожный звоночек. Причин этому несколько.

В последнее время бизнесмен чаще упоминается в публичном поле как один из участников корпоративного конфликта в компании. Совладельцы "Юлмарта" Дмитрий Костыгин и Август Мейер уже больше года не могут договориться с Михаилом Васинкевичем о цене его акций, которые он пытается им продать. Развернувшийся конфликт повлек финансовые проблемы у "Юлмарта". С осени 2016 года "Юлмарт" успел получить несколько банкротных исков, неоднократно разбирался с банками насчет выданных кредитов, сократил число пунктов выдачи заказов, выставил на продажу центры исполнения заказов, перевел компанию на новое юридическое лицо и провел масштабное сокращение сотрудников. Самым серьезным ударом для ретейлера стал арест Дмитрия Костыгина.

Не избежал проблем и сам Михаил Васинкевич. Он был вместе с Дмитрием Костыгиным поручителем по кредиту Газпромбанка, а осенью 2016 года банк решил досрочно взыскать всю сумму кредита — 555 млн рублей. Банк списал ее с личного счета Дмитрия Костыгина. Соотвественно, Костыгин получил права требования по кредиту и неоднократно просил Михаила Васинкевича погасить задолженность. Не добившись своего, Дмитрий Костыгин обратился в суд, где суды двух инстанций согласились с позицией бизнесмена.

Денег нет, но будут

Именно в этот момент выяснилось, что имущества Михаила Васинкевича недостаточно для погашения исковых требований. Как установил Дзержинский районный суд Петербурга, в течение 2016 года Михаил Васинкевич избавился практически от всего принадлежащего ему имущества — долей участия в юридических лицах, недвижимого имущества, автомобилей и пр. На этом основании Дмитрий Костыгин в конце декабря подал иск о банкротстве своего партнера. "Очевидная цель проведения этих сделок — попытка воспрепятствовать взысканию на свое имущество со стороны Дмитрия Костыгина и других кредиторов в рамках банкротного дела", — говорит Ерлан Касенов, адвокат, действующий от имени Дмитрия Костыгина.

Михаил Васинкевич на запрос "ДП" не ответил. Ранее он говорил, что с иском Костыгина не согласен и задолженность в 405,3 млн рублей — это личные требования Костыгина к нему, которые были искусственно созданы вследствие невыплаты управляемым Костыгиным "Юлмартом" кредита Газпромбанку. "Все деньги, требуемые с меня Костыгиным сейчас, были получены и успешно потрачены компанией, им управляемой, но никак не мною", — говорил Михаил Васинкевич в конце прошлого года.

15 января суд оставил заявление о признании Васинкевича банкротом без движения из-за недостающего пакета документов. Как сообщили представители Костыгина, недостающие документы уже готовы и направлены в суд. Как подчеркивает Ерлан Касенов, закон "О несостоятельности/банкротстве" предусматривает возможность признания подобных сделок недействительными: "Оспорены будут все сделки Михаила Васинкевича начиная с 2015 года, в том числе сделки с долями "Спортлайф" и "Скай". Причем, являлись ли эти сделки денежными или безденежными, не имеет значения".

Это подтверждает Владимир Полуянов, партнер Апелляционного центра: "Согласно нормам российского законодательства, если суд признает Михаила Васинкевича банкротом, все сделки, совершенные им на протяжении 3 лет до банкротства, могут быть оспорены и признаны недействительными". Он поясняет, что суд исходит из того, что человек осознает вероятность подачи банкротного иска и намеренно избавляется от своих активов, поэтому эти сделки будут под большим вопросом и чем ближе к банкротству были заключены эти сделки, тем легче второй стороне будет их оспорить.

Наталья Модель, Елена Домброва Все статьи автора
2 февраля 2018, 00:02 17287
Новости партнеров
Реклама