Екатерина Геллер, Анастасия Туманова Все статьи автора
6 декабря 2017, 17:31 487

"В чем проблема?" Электрический конфликт в Песках обрастает судами

Борьба двух владельцев коттеджей в поселке Пески у Приморского шоссе — Валерия Гарифуллина и Александра Алексеева — за контроль над точкой присоединения к ЛЭП идет сразу в нескольких районных и мировых судах. Судья Московского районного суда Ирина Гармаева, похоже, предпочла бы утвердить примирение сторон, чем выносить решение в пользу одной из них. За развитием событий следит наш судебный репортер.

В понедельник, 4 декабря, в Московском районном суде состоялось предварительное судебное заседание по исковому заявлению Валерия Гарифуллина, Геннадия Антипова и Татьяны Тарасовой к Александру Алексееву и ПАО "Ленэнерго". Напомним, Алексеев и Гарифуллин, соседи по довольно приличному коттеджному поселку в поселении Пески у Приморского шоссе, спорят за контроль над точкой технологического присоединения поселка "29-й километр" к магистральной ЛЭП Выборгских сетей "Ленэнерго".

Судья московского районного суда Ирина Гармаева разбирается в "электрическом" конфликте в поселке Пески

Судья московского районного суда Ирина Гармаева разбирается в "электрическом" конфликте в поселке Пески

1024
Анастасия Туманова

Населенный пункт, где живут Алексеев и Гарифуллин, построен в начале 2000-х годов. По версии Валерия Гарифуллина, в 2002 году жители коттеджей сообща собрали $50 тыс. на подключение к электросети "Ленэнерго". На эти средства были построены отпаечная линия и трансформатор. Официальным представителем жителей общим собранием домовладельцев был выбран Александр Алексеев. В 2003 году между ним и "Ленэнерго" был заключен договор присоединения (в котором указано, что Алексеев действует в интересах группы застройщиков коттеджей), а в 2004 году, когда отпайка была подключена к ЛЭП, Алексеев получил от "Ленэнерго" разрешение на мощность.

В 2014 году у Алексеева и Гарифуллина возникли разногласия по оплате электроэнергии. По версии Гарифуллина, Алексеев установил новый трансформатор и подключил к нему поселок, а общий, установленный в 2003 году на деньги жителей 29-го километра — отключил и демонтировал, после чего пять домов, принадлежащие Гарифуллину и его сторонникам, остались без света.

Гарифуллин подал исковое заявление в Московский районный суд о признании технологической схемы, по которой подключен трансформатор Алексеева, не соответствующей техническим условиям, выданным "Ленэнерго" в 2003 году. Первое заседание по этому делу состоялось 10 августа. Тогда судья Ирина Гармаева определила провести независимый осмотр при участии представителей Выборгских сетей "Ленэнерго".

Второй раз стороны встретились 24 октября

Судебное заседание началось с ходатайства представителя истца об истребовании доказательств. По словам адвоката Иванова, истцы запросили у "Ленэнерго" заверенные документы, подтверждающие место присоединения отпаечной линии, которая присоединена к трансформатору, которые компания согласилась представить только по запросу суда.

Во втором ходатайстве Иванов попросил суд об истребовании доказательств из Северо-Западного управления Ростехнадзора. Юрист пояснил, что в данных документах указано место присоединения отпаечной линии, к которой присоединен трансформатор.

Представитель "Ленэнерго" удивилась тому, что кто-то отказал истцу в предоставлении давно известных суду документов, сообщив, что около половины заявленных в ходатайстве документов она принесла с собой и без каких-либо сложностей может предоставить их истцу.

Как судья арбитражного суда вынесла определение, которого никто не расслышал

Как судья арбитражного суда вынесла определение, которого никто не расслышал

1751
Ксения Журавлева

Представитель ответчика Алексеева также выразила свои сомнения относительно целесообразности ходатайства истца: "Эти документы приложены к материалам дела, зачем вы их истребуете?".

В судебном заседании был объявлен перерыв, чтобы дать возможность представителю "Ленэнерго" передать истцу имеющиеся у нее документы.

Судья удивилась тому, что ранее истцы заверяли указанные в ходатайстве документы, приложенные к исковому заявлению, как верные, а сейчас требуют заверенные копии этих документов. На что адвокат Иванов возразил, что истцы никогда не видели самих оригиналов, именно поэтому им необходимо удостовериться в подлинности доказательств.

Представитель "Ленэнерго" нашла в своем портфеле еще несколько документов, запрашиваемых истцом, и представила их суду. Однако представленные документы вызвали негатив ответчиков: "эти документы имеются у всех сторон, в том числе и у истцов". В ходе судебной суматохи выяснилось, что рабочий проект, запрашиваемый истцом Тарасовой, "Ленэнерго" не имеет, так как после согласования такого рода документы остаются в локальных организациях: "Рабочий проект либо на руках у Алексеева, либо у подрядчика". Данное заявление вызвало интерес к ответчику, судья поинтересовалась, сможет ли он представить рабочий проект, на что Алексеев ответил отрицательно. Истец пояснил, что рабочий проект имеется в материалах арбитражного дела, именно поэтому он ходатайствовал не только об истребовании из Ростехнадзора некоторых актов, но и о судебном запросе рабочего проекта из арбитражного судопроизводства.

Адвокат ответчика Алексеева выразила свое возражение: "Мы не понимаем, какое отношение данные документы имеют к делу. Нам не понятны мотивы истца".

На что Гарифуллин пояснил, что данные документы помогут установить технически верное подключение трансформатора к отпаечной линии. Затем истец предоставил суду копии запрашиваемых документов. "Истцы злоупотребляют своими правами! Документы имеются и в материалах дела, и у истца!" Однако Иванов вновь пояснил, что только благодаря этим документам они смогут определить место присоединения отпаечной линии. Алексеев возразил, что ответ на данный вопрос виден из акта разграничения с ПСК. Адвокат Алексеева, в свою очередь, предложил отложить рассмотрение ходатайства истца: "Может быть, суду будет достаточно тех фактов, которые будут предложены сторонами. Мы не видим необходимости истребовать эти доказательства". Суд согласился отложить рассмотрение ходатайства до того, как будут выслушаны ходатайства всех участников процесса.

"Ленэнерго" ходатайствовало о приобщении к материалам дела возражений с приложениями, которые были приобщены судом без обсуждения сторонами, что вызвало бурную реакцию истца. Представитель Алексеева ходатайствовала о приобщении к материалам дела отзыва, который также был приобщен судом.

Все ходатайства соистца Татьяны Тарасовой судом были удовлетворены. Истцы также приобщили возражения на отзывы ответчика.

На квадроцикле от полиции

31 октября стороны встретились в мировом суде поселка Рощино. На этот раз поводом для судебного разбирательства стало исковое заявление Ильи Алексеева, сына Александра Алексеева, к Валерию Гарифуллину. Затянувшийся конфликт приобрел уголовную направленность: сын предпринимателя Алексеева обвинил соседа в избиении, на что тот ответил встречным иском, дополненным заключением медицинской экспертизы о побоях.

Предварительное судебное заседание началось с изучения материалов дела и доводов сторон. Адвокат Гарифуллина обратился к суду с просьбой обратить внимание на заключение независимого эксперта о том, что изменения, описанные в медицинской экспертизе состояния здоровья сына Алексеева, могут быть связаны с ранее пережитыми травмами головы. Данный факт вызвал бурную реакцию адвоката Ильи Алексеева, который ринулся защищать своего подопечного: "Я полагаю, если мы изучили выводы и установочную часть, предоставьте мотивировочную часть. Какие документы ваш эксперт исследовал, кто ему предоставил эти документы?!"

На что судья зачитал вопрошающему мотивировочную часть, в которой было указано, что такие документы были запрошены адвокатом Бобылевым. Адвокат пояснил, что из всех используемых документов были представлены только медицинские документы, которые ранее были представлены суду. На что адвокат Крылов потребовал Бобылева предоставить суду свой запрос.

"Я не специалист в области судебной медицины, — ответил суду Бобылев, — именно поэтому я обратился в Первый Медицинский институт на кафедру судебной экспертизы с данными судебной экспертизы, которые были представлены суду Алексеевым. Специалист исследовал их и указал те замечания, которые не исследованы".

Адвокат рассказал суду, что Илья Алексеев и его отец усиленно скрывают информацию о ранее перенесенных травмах. Это, по словам адвоката, послужило основанием для сомнений в правильности предоставленной суду судебно-медицинской экспертизы. Помимо этого, адвокат Гарифуллина обратился к суду с просьбой сделать запрос в 89-е отделение полиции о причастности Алексеева-младшего в качестве потерпевшего в преступлениях, где, по его словам, могут дать сведения о событиях апреля 2009 года.

По словам Гарифуллина, в 2009 году у Ильи Алексеева была травма: молодой человек сломал нос во время попытки уехать на квадроцикле от полицейских через лес. Данное заявление вызвало категорическое возражение Крылова. Но Гарифуллин заявил суду о том, что имеет свидетелей этого происшествия: "Илья Алексеев дал заведомо ложные показания суду, заявляя о том, что нос был сломан у него в 2016 году. Я считаю, что нанесенная в 2009 году травма имеет непосредственное отношение к идентификации состояния его здоровья".

Гарифуллин заявил ходатайство о запросе в 89-й отдел полиции и в медицинское учреждение, где Алексеев зафиксировал побои весной 2009 года.

Затем суд перешел к допросу сторон. Первым свои показания решил дать Валерий Гарифуллин: он рассказал суду о конфликте с соседом и о том, что во время работ, проводимых с участием трактора, Илья Алексеев встал на пути техники. Именно поэтому Гарифуллину пришлось оттолкнуть молодого человека, чтобы избежать получения им увечий, ответственность за которые легла бы на его плечи. Данные события происходили на склоне Приморского шоссе, в 70 м от проезжей части. Целью Алексеева, по словам истца, был срыв работ, "запланированных в соответствии со вступившими в законную силу решениями УФАС и Арбитражного суда СПб и ЛО в период согласованного с Выборгскими сетями отключения магистральной линии 10 кВ". После этого Алексеев-младший, по словам Гарифуллина, бросился на него с кулаками, позднее к нему присоединились еще четыре человека. "Я серьезно опасаюсь за свою жизнь, — добавил выступающий. — Мне еще повезло, что в скором времени подъехали мои сын и брат жены, которые и растащили нас". Кроме ударов, по словам Гарифуллина, в его адрес звучали фразы, направленные на разжигание межнациональной розни: "мочи хачей" и "я убью этого татарина". Свои побои Гарифуллин, по его словам, зафиксировал в травмопункте по месту жительства.

Суд пришел к выводу, что необходимо провести повторную медицинскую экспертизу состояния здоровья Ильи Алексеева, которая поставит вопрос о причинах хронических повреждений молодого человека. Было решено сделать перерыв в судебном заседании и допросить Алексеева в качестве подозреваемого после ознакомления с результатами экспертизы.

Валерий Гарифуллин в ответ на нашу просьбу прокомментировать ход судебного разбирательства высказал предположение о том, что цель обращения Алексеевых в суд — "оказать давление и заставить его отказаться от проводимого расследования и, как следствие, от притязаний на отпайку в силу всплывающих новых эпизодов и обстоятельств с участием расширяющегося круга лиц".

Снова в Московском суде

4 декабря 2017 года состоялось третье предварительное слушание по делу о признании технологической схемы, по которой подключен трансформатор Алексеева, не соответствующей техническим условиям, выданным "Ленэнерго" в 2003 году. В зал судебного заседания явились истец Гарифуллин и его представитель, адвокат Виталий Иванов. Ответчик Александр Алексеев прибыл в суд со своим представителем Ириной Меликовой. Интересы "Ленэнерго" в суде представляла Мария Ширжинская. Представитель АО "Петербургская сбытовая компания", выступающего в качестве третьего лица, на заседание не явился.

Александр Алексеев и его представитель, адвокат Ирина Меликова, выглядели относительно спокойными, едва не безразличными к происходящему. Гарифуллин же, судя по всему, был настроен решительно. Неизвестно, какой перепалкой окончилось бы заседание, если бы не усилия судьи Ирины Гармаевой, демонстрировавшей, насколько это возможно, хорошее расположение духа и вовремя пресекающей выпады вспыльчивого истца.

Судебное заседание началось с того, что судья поставила участников процесса в известность о том, что из Северо-Западного управления Ростехнадзора поступил ответ на запрос суда. Представитель Ростехнадзора также присутствовал в зале суда в качестве слушателя. Суд определил приобщить ответ с приложенными к нему документами к материалам дела.

По результатам предыдущего заседания, прошедшего 24 октября, судом удовлетворены ходатайства истца об истребовании от "Ленэнерго" заверенных документов, подтверждающих место присоединения отпаечной линии, которая присоединена к трансформатору, а также об истребовании доказательств из Северо-Западного управления Ростехнадзора, в которых указано место присоединения отпаечной линии, к которой присоединен трансформатор.

Далее истец представил ходатайство об истребовании документов:

— Мы запросили материалы арбитражного дела, а не рабочего проекта, который был представлен стороной ответчика.

— Какое отношение имеют к делу эти документы? Что они могут подтвердить или опровергнуть? — удивилась судья Гармаева.

— Ответчик прислал часть копии проекта. Она отличается от копии проекта, представленного в материалах дела. Это указывает на то, что документ, представленный "Ленэнерго", мог быть сфальсифицирован.

Судья оставила громкое заявление без внимания и обратилась ко всем участникам конфликта: "Вы не хотели бы как-то разрешить этот вопрос и расставить все точки? У вас постоянные судебные заседания. Это который по счету суд? Наверное, восьмой или десятый. Вы же соседи, проживаете в одном поселке. Может, придете к какому-то консенсусу?"

Не дождавшись внятного ответа, Гармаева обратилась к истцу:

— В чем конкретно вы видите ущемление вашего права? Чего вы хотите?

— Подключиться к электроснабжению в соответствии со схемой 2003 года.

— В настоящее время вы подключены?

— Нет.

— В чем проблема? — вопрос был адресован ответчику

— Никаких проблем нет. Пожалуйста! Висит ящик, к которому можно подключиться, подписав со мной акт разграничения и баланса принадлежности. И все!

— В чем проблема, истец?

— Дело в том, что мы предложили "Ленэнерго" подготовить протокол о намерениях сторон для урегулирования конфликта…

Но судье было не до протокола:

— Понимаете, так же тоже бесконечно нельзя. Ваша единственная цель, чтобы в ваш дом поступало электроснабжение.

— …в соответствии со схемой 2003 года, — поспешил уточнить Гарифуллин и напомнил, что в судах он участвует не только от своего имени, но и от лица четверых соседей.

— Но как-то надо решить спор наконец, не привлекая столько организаций: Арбитражый суд, Приморский суд, Ростехнадзор… — рассуждениям судьи помешал вошедший представитель "Ленэнерго", Мария Ширжинская.

После небольшой паузы, вызванной неожиданным появлением Ширжинской, Гарифуллин продолжил:

— …протокол, где совершенно четко прописано, что должна сделать каждая сторона. Если не ошибаюсь, представитель "Ленэнерго" этот документ принял и подписал. Мы также его подписали. Представителями Алексеева он подписан не был. По крайней мере, к нам документ не вернулся. Мы со своей стороны сделали все, чтобы урегулировать эту проблему техническими решениями. Но, к сожалению…

— С какого года вы пытаетесь урегулировать данную проблему? — поинтересовалась судья.

— Отключение произошло в 2014 году. Пять домов было отключено от питания.

— Ваша основная цель — подключиться, так?

— Конечно.

— Это ваша основная цель? — переспросила Гармаева и, не дождавшись ответа, обратилась за помощью к Ширжинской. — Представитель "Ленэнерго", как урегулировать данный спор? Этот вопрос будет рассматриваться бесконечно, пока стороны не придут, с помощью вас и ПСК, к какому-то решению.

— Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. В настоящее время в следственный отдел подано заявление о фальсификации акта осмотра, который был составлен на месте осмотра и представлен мною в суд. Истец не согласен с содержанием данного акта. Акт им подписан не был, но были указаны замечания. Гарифуллин не согласен с протяженностью линии, с техническими характеристиками…

— Нет, как конкретно сторонам выйти из спора? — не унималась судья.

— Мы предлагали как. Ушли в подписание протокола. Протокол правится истцом, направляется мне, я его правлю, отправляю в филиал "Ленэнерго"… После того как было подано заявление о фальсификации, филиал отказался подписывать любые документы, не требующиеся суду. Любой документ вызывает у истца жесткий негатив и подачу очередного заявления для формирования материалов уголовного дела. Протокол, о котором говорит истец, мы действительно пытались подписать, прийти к какому-то мирному урегулированию спора… Мы предлагали заявителям установить два трансформатора, чтобы их мощность покрывала мощность того трансформатора, который в настоящее время стоит.

— Так и в чем проблема?

— Мы согласны на два трансформатора, — вступил в разговор истец.

— Как согласны? — удивились ответчики.

— Мы согласны.

— Они суд не согласны прекращать, — подала голос адвокат Алексеева, Ирина Меликова.

С минуту реплики "Мы согласны" и "Они не согласны" эхом проносились по залу суда, пока Ширжинская вновь не взяла слово:

— Пытаемся прийти к какому-то решению, чтобы их разделить, развести на два трансформатора, чтобы они друг с другом никогда не встречались…

— Пока не видно, протокол не подписан, — перебил истец.

— Какой протокол? При чем здесь протокол? Это ваш протокол! — вспылил до этого спокойный Алексеев.

Судья вновь обратилась к Гарифуллину:

— Целью обращения в суд является восстановление нарушенных прав, так? Чтобы электричество поставлялось на ваш земельный участок, к вашему дому — вот в чем основной вопрос и цель множественных обращений как в следственные органы, так и в судебные. Если вам "Ленэнерго" идет навстречу, в чем проблема? Проблемы-то как таковой и нет.

— Да нет, есть проблема.

— Какая?

— Об этом только что сказал ответчик. Он утверждает, что нам нужно подписать акты разграничения с ним по трансформатору, который был незаконно установлен на его территории. С какой стати? Мы против этого.

— Хорошо, допустим, признают установку незаконной. Как это восстановит ваше право?

— Мы сможем подключить свой трансформатор.

— Так в чем проблема-то?

— "Ленэнерго" отказывается подключить нам свой трансформатор на том основании, что ответчик Алексеев установил свой.

Ширжинская не осталась в стороне:

— Между истцом и ответчиком ведется неравный бой за то, кому принадлежит отпаечная линия 10 кВ. Нам все равно. У нас…

— Алексееву вообще все равно, — шутливо заметила судья, обращая внимание на спокойный и несколько отстраненный вид ответчика.

Представитель "Ленэнерго" тем временем продолжила:

— ...У нас точка на магистральной линии. Чьи это сети дальше, нужно решать каким-то образом, в других судах. Оспаривать владения Алексеева, оспаривать то, что он указан везде владельцем линии. Подчеркиваю, владельцем, а не собственником. Он сам себя собственником нигде не называет. Нам нужен ответственный за электрохозяйство, и когда-то он им был назначен. Потом они все переругались и разбились на два клана и теперь переназначают по очереди. Наша задача — обслуживание сетей. В настоящее время сеть обслуживается Алексеевым, с ним ведутся переговоры, если что-то происходит на абонентской сети или наших сетях. У нас есть живой человек, который — абсурдная ситуация — не установив своих прав собственности, потому что просто не нуждается в этом, открыто владеет линией как своей собственной. Недовольных пришло пять. Остальные все довольные, которые с Алексеевым питаются от трансформатора, переставленного им на четыре опоры вправо. УФАС, когда возбуждало дело в отношении "Ленэнерго", выдало предписание восстановить схему. Мы восстанавливали и так, и сяк. Отключали магистральную линию. Они друг друга чуть не поубивали. Но ничего не произошло. Что еще нужно сделать "Ленэнерго"? Когда наша абонентская сеть приобретет удовлетворяющий вас вид? Решите это в судах! — реплика была явно обращена истцу.

— Нет, надеюсь, не в судах, — запротестовала судья,— садитесь за стол переговоров, привлекаете Алексеева, "Ленэнерго" и приходите к какому-то разумному консенсусу. В чем проблема-то, не могу понять?

Слово неожиданно попросил Алексеев: "Эту линию я готов передать хоть сегодня на баланс "Ленэнерго". Она мне не нужна. Пускай истец ставит свой трансформатор и подписывает акт разграничения не со мной, а с "Ленэнерго". Я к ним никакого отношения иметь не буду, и они ко мне".

— В чем проблема? — прозвучал привычный вопрос судьи.

— Не все так просто, как кажется, — последовал ответ Иванова.

— Потому что непонятно, чья линия, — парировала представитель "Ленэнерго".

Алексеев недоумевал: "А зачем эта линия кому-то?"

— Вот им нужна эта линия, — вставил адвокат истца, указывая на Гарифуллина.

— Зачем? — не унимался явно озадаченный Алексеев. Но ответа не получил. Очередную перепалку, начавшуюся из-за признания собственности линии, прекратила судья, задав истцу свой коронный вопрос.

— Проблема в том, что Алексеев — не собственник этой линии. Более того, в материалах уголовного дела есть протокол, в котором он утверждает, что он единственный собственник линии и он построил ее исключительно за свой счет. Относительно того, что он, по словам "Ленэнерго", является ответственным за эксплуатацию… Почему ответственный за эксплуатацию отключил на три с лишним года людей от энергоснабжения?

— Я не отключал.

— Есть акт об отключении, подписанный ПСК, "Ленэнерго" и Алексеевым.

Судья не стала дослушивать прения соседей и братилась к Гарифуллину:

— Вы понимаете, что вам необходимо восстановить электроснабжение? Так тоже не может продолжаться бесконечно.

— Во-первых, — истец проигнорировал миротворческие речи суда, — "Ленэнерго" утверждает, что всячески способствовало тому, чтобы ампер-часы были поданы в дома. На каком-то этапе — да. Но в дальнейшем Выборгские сети побуждали нас подписать нотариально заверенные согласия в пользу Алексеева. Во-вторых, изготовление задним числом акта осмотра, в который внесены сфальсифицированные данные, также является попыткой понудить пятерых жильцов подписать с Алексеевым акт разграничения балансовой принадлежности…

Но судья не дослушала:

— Какой итог вы видите на сегодняшний день? Чего вы хотите?

— На сегодняшний день есть два варианта. Первый, абсолютно законный, предписан УФАС и поддержан Арбитражным судом СПб и ЛО, предполагает установку трансформатора согласно схеме 2003 года, через который должно осуществляться питание 12 домов. Это единственный законный вариант. "Ленэнерго" пошло на компромисс и предложило разрешить спор установкой двух трансформаторов. Но для этого необходимо подготовить техническое задание и его исполнить. В свою очередь, для этого необходимо подписать протокол, о котором я говорил.

— Протоколы можно было подписывать года три назад. А сейчас у вас уже конфликтные отношения… — и далее про стол переговоров, разумное урегулирование спора.

— Выборгские сети поставили ультиматум: сначала мы передаем отпайку, потом нас подключают. Мы с этим не согласились и предложили — а "Ленэнерго" нас поддержало — второй вариант: сначала зажигаем в домах лампочки, потом садимся за стол переговоров относительно отпайки. Я считаю, что незаконно установленный и подключенный с полным несоответствием техническим требованиям трансформатор Алексеева должен быть отключен и либо перемещен на прежнее место, либо продан, после чего мы установим наш. Я не вижу никакой проблемы на данный момент.

— Допустим, суд признает установку незаконной. Но на этом ваш спор не закончится. У вас найдутся другие претензии: не на том месте установили, не в ту сторону повернули… Каждое действие будет сопровождаться заявлением в правоохранительные органы, заявлением в Выборгские сети, заявлением в "Ленэнерго", заявлением в суд. В дальнейшем и Алексеев начнет. Вы уже не отрицаете, что у вас конфликт…

— Нет никакого конфликта. Нет электроэнергии!

— Вы на первом заседании говорили, что у вас конфликт.

— Сегодня у меня взгляд изменился, — заявление Гарифуллина вызвало улыбки всех участников процесса, и даже судьи. — Давайте решать.

— Для этого вам надо собраться с Алексеевым, с "Ленэнерго".

— Мы уже собрались.

— Это вы в суде собрались. Что вам мешает найти компромисс вне стен суда?

— Компромисс только один, — в разговор встрял адвокат Иванов, — передать отпайку на баланс "Ленэнерго". Алексеев согласен, мы — нет. Почему мы должны отдавать свою отпайку?

— Это не ваша отпайка! — не сумела сдержать эмоций Ширжинская. — Заявители пытаются установить свое право только на отпайку в каждом суде с совершенно иным предметом исковых требований. Как только Алексеев говорит "забирайте" и "Ленэнерго" готово принять ее на свой баланс, тут же поступает заявление, что мы рейдерским захватом пытаемся забрать их сети и таким образом, видимо, нажиться.

Далее юрист "Ленэнерго" просветила собравшихся о государственной программе президента о консолидации сетей, согласно которой садоводства к 2019 году будут обязаны передать свои сети на баланс сетевых организаций.

Ирина Гармаева напомнила о заявленном ходатайстве истца об истребовании документов. Ответчик возразил против удовлетворения данного ходатайства, "Ленэнерго" предоставило вопрос об удовлетворении на усмотрение суда. Суд, ознакомившись с ходатайством стороны истца, выслушав доводы и объяснения стороны ответчиков, а также принимая во внимание предмет и характер заявленных требований, постановил в удовлетворении ходатайства отказать.

Сторона ответчика на вопрос о ходатайствах попросила задать вопрос истцу относительно просительной части искового заявления, однако была прервана Гарифуллиным: "У вас была возможность отзыв написать. Читайте внимательно и пишите!" — посоветовал ей истец, но судья быстро поставила разгорячившегося предпринимателя на место.

Далее, на основании того, что "ряд лиц, помимо истца и ответчика, — Андреева, Капустина, Шутов и Яновская — "питаются" от спорной электрической подстанции", ответчик счел необходимым "по крайней мере трех из них привлечь в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, поскольку в случае отключения без электричества окажется не только Алексеев, но и как минимум еще три человека". Ходатайство ответчика было удовлетворено судом.

Суд признал настоящее гражданское дело сложным, в связи с чем было принято решение продлить проведение предварительного судебного заседания. Следующее заседание назначено на 30 января.

Напоследок судья вновь посоветовала Гарифуллину "постараться сесть за стол переговоров", а представителя "Ленэнерго" попросила помочь соседям найти разумное решение конфликта. Адвокат Иванов в ответ на просьбу прокомментировать ход заседания высказал предположение о том, что "ответчик умышленно затягивает процесс".

Гарифуллин также не остался в стороне и прокомментировал решение суда "взять паузу на 2 месяца", которая, по его мнению, может означать "продолжение энергетической блокады, если не сказать жестче — энергетического террора; ожидание решения по проверке следственным комитетом Московского района заявленного факта фальсификации доказательств в виде предоставления подготовленного задним числом акта осмотра Алексеева от 29 августа 2017 года; предоставление ответчикам временной форы для реализации еще одной попытки захвата отпаечной линии".

При этом предприниматель посчитал нужным напомнить про предыдущие "попытки захвата отпаечной линии", на которые уже обращал внимание суда: "понуждение жильцов отказаться от своих прав на отпайку путем предоставления нотариально заверенной копии отказа от отпайки в пользу Алексеева, требования подписать с Алексеевым акты разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности, выдача в 2015 году задним числом изготовленного акта разграничения балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности сторон, согласно которому имущество застройщиков переместилось бы на баланс Алексеева. Принимая во внимание, что речь идет о пока не установленном и не доказанном факте многомилионного хищения средств адресной инвестиционной программы "Ленэнерго", усилия вполне понятной и установленной группы лиц направлены на "отжатие" отпайки как главного связующего элемента этой комбинации, в результате которой необходимо легализовать акты так называемых выполненных работ по коттеджным поселкам "Крутой берег", "Ханнила", "Олимп", "29-й км". И закрыть вопрос с освоенными деньгами", — изложил свою версию происходящего Гарифуллин.

Александр Алексеев не стал добавлять ничего принципиально нового по существу спора, прокомментировав лишь действия Гарифуллина: "Ему не важен результат, ему нужен процесс".

Новости партнеров
Реклама