Фото: Е. Мигунов к книге К. Булычева "Девочка с Земли", 1974г.

Птица счастья завтрашнего дня. Как выбрать профессию, которая будет востребована в будущем

Сегодняшние дети в среднем сменят профессию семь раз в жизни, пяти из этих профессий еще не существует. 65% нынешних младших школьников будут работать в новых профессиях. Через 20 лет не будет почти 50% профессий, которые существуют сейчас. Это выводы международных экспертов по образованию. Их можно принимать как данность или как фантастику, но учить детей, чтобы через 10 лет они были востребованы, нужно сейчас. Средняя школа в основном работает инерционно, и решение того, как учить профессиям будущего, стараются найти новые проекты дополнительного образования.

— Почему жизнь такая муторная?

Бизнесмены & блогеры. Как может выглядеть видеоблог предпринимателя

Бизнесмены & блогеры. Как может выглядеть видеоблог предпринимателя

48175
Анна Потсар

Можно подумать, что это мужчина средних лет задает вопрос своему психологу. Но это вопрос ребенка 7–9 лет. Это интересует его наравне с тем, откуда берутся горы или почему в зеркале появляется изображение. А ответ на этот вопрос может лежать в области астрономии.

Из ответов на детские вопросы построено обучение в "Университете детей". Этот проект 2 года существовал в Петербурге под крылом московского Политехнического музея, а с этого лета стал независимым. Занятия здесь проходят на территории высших учебных заведений — ИТМО, Политехнического университета, Европейского университета, Университета Бонч–Бруевича, ведут их настоящие ученые, только студентам от 7 до 14 лет.

"Кажется, что дети задают детские вопросы, но на самом деле это серьезные вопросы фундаментальной науки. Ученые могут ответить на них и открыть для детей горизонты для новых вопросов и вообще исследовательского отношения к миру", — рассказывает генеральный директор и совладелец университета Мира Атлас.

Вопросы разные — почему мир не треугольный, почему вода в море соленая, сколько весит воздух и что может разрушить звуковая волна. Для наглядности занятия иногда проходят на специальных площадках, например, о том, как устроены поезда, рассказывали в депо.

"Пары" здесь в основном по естественным наукам, но не только. В этом году группы старших студентов учатся понимать современное искусство в петербургском Музее стрит–арта. "У меня в голове нет разделения на физиков и лириков. Любая креативная мысль рождается из критического отношения к миру, то есть благодаря умению задавать вопросы. На основе критического мышления можно идти куда угодно, будь это дизайн или физика. На самом деле способность видеть и выделять в науке те области, которыми еще никто не занимался, — это тоже творчество", — уверена Мира Атлас.

Законы рынка

Разделения на физиков и лириков — гуманитарные профессии и технические, — скорее всего, не избежать. И иногда дополнительное образование может рассматриваться как выбор направления будущей профессии. "Я против ранней профориентации. Мы даем ассортимент знаний, из которого можно выбирать. Родители часто думают, кем вырастет их малыш, но в 7–14 лет ребенок не задумывается о профессии. Я и в 17 лет не могла определиться, куда мне поступать, потому что мне было интересно все, — рассказывает Мира Атлас. — Дети готовы к познанию, мы хотим поддержать их исследовательскую жилку. Хотим, чтобы они увидели, как устроен мир".

Завтра наступает сегодня. Принципы Петербурга будущего

Завтра наступает сегодня. Принципы Петербурга будущего

51821
Мария Элькина

В школе креативных индустрий "Маяк", которая в этом году заработала в Доме коменданта на острове Новая Голландия, напротив, помогают ребенку пораньше определиться с тем, чем он хочет профессионально заниматься. Школу создали основатели московской Британской школы дизайна — проекта сугубо практического. "Профориентация в творческих профессиях — это наша идеология. Мы хотим, чтобы дети верили в творческие профессии и выбирали их", — говорит координатор школы Ева Шиманская.

В "Маяке" дети от 7 до 17 лет (основные курсы начинаются с 10–11 лет) могут учиться дизайну, кино, архитектуре, фотографии, иллюстрации, разработке видеоигр и другим творческим профессиям. Школа в тестовом режиме работает с конца апреля, а осенью начались курсы с долгосрочными программами.

В только что отреставрированном здании сделано все, чтобы отсюда не хотелось уходить, и некоторые дети так и делают. "11–летняя Полина ходит к нам просто на все: сначала был мастер–класс по фотожурналистике, потом она была журналистом в летней редакции, потом пошла снимать кино", — рассказывает Ева Шиманская.

В "Маяке" студентам детально рассказывают, как устроена профессия. Например, если это кино, то создается полноценная съемочная группа: сценарист, продюсер, оператор, монтажер, режиссер. Дети попробуют себя в каждой профессии этого направления.

"Учителя–практики рассказывают обо всех нюансах профессии, в том числе про рынок, про то, сколько можно зарабатывать. Мы хотим показать, что в любой творческой профессии можно стать удивительным профессионалом и из–за этого стать уникальным и востребованным. В России мало таких кадров, — уверены в "Маяке". — Люди часто не доверяют творческим направлениям, хотят стать только экономистами и юристами. Но мы живем в такое время, когда можно действительно быть кем угодно". Чтобы вселить эту веру и в родителей, в школе проводят семинары для них, "чтобы потом детям не приходилось учиться только для того, чтобы положить маме и папе диплом на стол".

Один из курсов школа "Маяк" запустила вместе с Обществом юных архитекторов — это самостоятельный проект, который работает с 2015 года. Ребята здесь строят макеты, рисуют, экспериментируют с материалами, цветом, формами, текстом, учатся воспринимать и понимать пространства разного масштаба — от города до своей комнаты.

"Мы не ставим себе целью вырастить профессиональных архитекторов и дизайнеров. В первую очередь наши занятия направлены на развитие творческого потенциала. Дети изобретают новые способы выражения своих идей, учатся искать решения сложных пространственных задач, разбирать любую проблему с разных сторон и в целом мыслить критически", — рассказывает сооснователь проекта архитектор Александра Епешина. Но она признается, что даже среди ребят до 13 лет примерно половина говорит, что хочет стать архитекторами, дизайнерами или строителями. А среди студентов постарше тех, кто говорит, что планирует профессионально развиваться в этой сфере, уже больше. "Поэтому занятия для старших групп проходят скорее в формате работы архитектурной мастерской или студии западного университета, где ребята реализуют более сложные долгосрочные проекты", — объясняет Александра Епешина.

Междисциплинарность архитектуры, по мысли создателей проекта, помогает детям видеть взаимосвязи между науками, искусствами и другими сферами жизни, что поможет жить в мире, который быстро меняется. "На занятиях поднимаются вопросы на стыке архитектуры и истории, экономики, географии, экологии, дизайна и прикладных искусств, что учит ребят ориентироваться в самых разных сферах жизни и профессиях. Гибкий ум, способность анализировать и подстраиваться под меняющиеся условия жизни — главные навыки, что помогут нашим ученикам быть успешными в любых профессиях, даже пока не существующих. Может быть, некоторые из них они придумают сами", — уверена Александра Епешина.

Профессия — видеоблогер

Есть курсы, обучающие профессии видеоблогера, которой можно заняться в любом возрасте. Такое направление запустили в "Маяке" — в программе курса: журналистика, драматургия, операторское мастерство и актерские техники, а также основы PR и SMM.

"Когда мы проводили дни открытых дверей, оказалось, что многим детям интересен именно блогинг. Детям будут рассказывать, что такое влоги, что такое блоги, как вести крутой "Инстаграм", как писать четкие SMM–ные тексты. На самом деле, если все правильно делать, может быть сумасшедшая отдача", — говорит Ева Шиманская.

"Маяк" — не первопроходец в этой сфере. Курсы видеоблогеров существуют в Петербурге не меньше 3 лет. С 2016 года этому можно учиться, например, в Детской медиашколе ОМ в креативном пространстве "Ткачи" на Обводном канале. Видеоблогинг здесь преподается в формате интенсива — за 4 месяца ребята создают с нуля свой канал, делают первые видео и продумывают продвижение канала.

Но отдать своего ребенка на такой интенсив и получить на выходе нового кормильца семьи, скорее всего, не получится.

"Если к нам приходят мамы и папы, которые хотят, чтобы их дети стали звездами, снимались в кино или в телевизионных программах, мы им отказываем, — говорит генеральный директор и основатель школы Максим Мирошниченко. — Мы в первую очередь образовательный проект. Мы хотим, чтобы ребята научились думать. Не самое главное — быть крутым видеоблогером, важнее, что ты умеешь работать с разными программами, видишь кадр, знаешь, как написать слова и сложить их в предложения".

Хотя потенциально звездным может стать канал Виктории Родионовой — она в свои 8 лет участвует в танцевальных проектах на Первом канале, а в этом году решила заняться развитием канала на Youtube и пошла учиться в ОМ.

Видеоблогинг — только часть обучения. Основной курс школы, как и в "Маяке", предлагает попробовать себя в разных направлениях креативных индустрий. "Сегодня ты режиссер и придумываешь кино, завтра ты журналист, а послезавтра учишься работать с камерой, — поясняет Максим Мирошниченко. — Дети сейчас очень активно взаимодействуют с гаджетами. И мы хотели сделать так, чтобы они из людей, которые просто смотрят, попробовали сами сделать то, что они видят на планшетах и телефонах".

Не бумажки, а навыки

Передел в профессиях через 5, 10 или 20 лет случится из–за развития механизмов искусственного интеллекта и робототехники, из–за изменения транспортных технологий или развития космоса. И еще по десятку причин, о которых сейчас неизвестно. В 2011 году Агентство стратегических инициатив подготовило "Атлас новых профессий", в нем констатируется, что до 2030 года исчезнут 83 профессии (в списке и курьер с охранником, и журналист с переводчиком, но почему–то нет кондуктора) и появится 186 новых профессий (среди них биоэтик, дизайнер эмоций и архитектор живых систем). Но уже через 6 лет после создания этот атлас выглядит достаточно консервативным. Авторы атласа были уверены, что только после 2020 года появятся профессии проектировщика виртуальной реальности, а к некоторым современным профессиям просто добавили приставку "космо" — космогеолог, менеджер космотуризма или инженер–космодорожник.

Но подход к составлению атласа в тренде и сейчас. Рядом с каждой новой профессией в атласе указано, какими навыками нужно обладать, чтобы в ней преуспеть, например, если обладаете навыками экологического мышления, программирования и знаете языки, то вам прямая дорога в ИТ–генетики. То, что главное не знания, а навыки, — основной мотив идеологов образования будущего. "Образование должно быть выстроено таким образом, чтобы говорить не о профессиях, не о профильном или профессиональном образовании, а о наращивании компетенций, о навыках, которые пригодятся в любой профессии, — это коммуникативные навыки, критическое мышление, умение проектировать что–то, в том числе свою жизнь, системное мышление. Эти компетенции могут и должны формироваться еще с детского сада", — уверена академический руководитель образовательной программы "Управление образованием" НИУ ВШЭ — Санкт–Петербург Наталья Заиченко.

О том же говорит и Максим Мирошниченко, подчеркивая, что в школе ОМ как раз готовят не к конкретной профессии, а обучают навыкам. "Сегодня невозможно научить профессиям будущего. Есть множество исследований о том, какими качествами должны обладать люди XXI века. Государственное образование сегодня, к сожалению, все эти качества гасит — нельзя высказывать свое мнение, нельзя быть креативным, нельзя предложить свое решение", — говорит он.

Несмотря на появление новых проектов с новыми подходами, пока в России доля частных услуг в дополнительном образовании составляет всего 0,35%. И по количеству учащихся в Петербурге ни один частный образовательный центр не может переплюнуть государственный Аничков дворец. Конечно, есть творческий подход и в государственных структурах, но зачастую он сталкивается с ворохом бумаг и бюрократических согласований. Поэтому Наталья Заиченко уверена, что подготовиться к будущему поможет именно дополнительное частное образование.

"Дополнительное образование гораздо более свободно, слава богу, пока нет никаких стандартов, которые его регулируют, — рассуждает Наталья Заиченко. — Школа все равно слишком консервативна. Мы можем строить новые формы, а подготовленные по старым меркам учителя все равно будут учить так же, как сейчас. За частным образованием, за бизнесом стоит будущее в образовании. Во–первых, потому что они гибки, адаптивны, быстро понимают запрос от населения. А во–вторых, из–за ресурсов: ведь это большой рынок, люди готовы инвестировать в образование детей. Не столько в какие–то бумажки и сертификаты, сколько в новые навыки".

Андрей Лушников, основатель Школы Бенуа, председатель совета директоров ГК "БестЪ":

Детям еще не раз в жизни придется переучиваться — даже те новые профессии, которые они выберут, исчезнут. И все еще перевернется десять раз. Поэтому мы учим детей быть открытыми. Учим учиться: получать информацию, работать с ней, находить что–то новое, смотреть на вещи и явления с разных сторон, анализировать вещи не просто понятиями хорошо–плохо, холодно–горячо, но и какими–то другими категориями. И с этим нужно и правда работать уже лет с двух, поэтому у нас обучение начинается так рано. Я, конечно, не суперспециалист по образованию, я бизнесмен, но даже я понимаю, что у маленького ребенка все это есть изначально. Просто потом это задавливают какими–то рамками, ограничениями. Чем больше ребенок остается свободен, чем больше времени ему дают на саморазвитие, тем лучше.

В государственных детских садах сейчас сильно снижается количество образовательных часов, сейчас там практически только выращивают детей, а остальное уходит на аутсорсинг. Я думаю, что, может быть, государству не нужно заниматься этим образованием будущего, государство же — это такая серьезная машина, что шаг вправо, шаг влево — и неизвестно, что будет. Поэтому здесь важнее не навредить: пусть государство занимается своим делом, а в детей все–таки родители должны больше вкладывать — отводя их в хорошие школы, нанимая педагогов. Государство — слишком неповоротливая машина. Конечно, есть уже много прогрессивных школ и учителей. И государство тоже меняется, просто очень медленно. И к тому времени, когда они придут в нужную точку, точка уже уедет в совершенно другом направлении.

Но положение государственной школы в итоге подталкивает детей к тому, что они начинают понимать, что рассчитывать надо на самих себя. А чем раньше ребенок поймет, что в конечном итоге все зависит от него, тем лучше. Понимают это и родители — и вкладывают деньги в детей, это последнее, на чем люди русские экономят.

Александр Костин, основатель и генеральный директор портала Intalent:

Слово "профориентация" безнадежно устарело, как и нацеленность родителей и системы образования на профессии. Определенно сказать сейчас, какие профессии будут востребованы через 5–10 лет и даже какие профессии останутся и какие появятся, довольно сложно. Правильнее говорить о профессиональном самоопределении: какие виды деятельности интересны ребенку, где он хотел бы работать (не конкретные компании, а место с операционной точки зрения, например офис, завод или экспедиция), какие качества он хотел бы в себе развивать. Во–первых, это дает правильную постановку ребенком образовательной цели для себя, а желание и умение учиться намного важнее получения знаний в мире, когда знания доступны одним–двумя кликами. Во–вторых, это способ подготовить себя к быстрой смене профессии, причем к выбору профессии исходя из своего интереса и развитых / развиваемых компетенций.

На этом фоне важнее не готовиться к конкретной профессии, а развивать универсальные навыки, например, программирование, иностранные языки и, конечно, популярные сейчас soft skills: умение работать в команде, эффективная презентация своих результатов, критическое мышление и другие.

Государственная система образования может включиться в любой из этих процессов — и в профориентацию "по старинке", и в профессиональное самоопределение. Ресурсов достаточно: есть и пассионарные педагоги, и материально–техническое обеспечение. Как всегда, проблему представляет сам выбор пути — ведь он настолько важен, что может изменить жизнь целого поколения нынешних детей!

Родителям можно посоветовать смотреть на то, к чему у детей есть интерес и что у них хорошо получается. Как самим, так и с помощью тестов, внешних наблюдений — да всего арсенала доступных средств. Развивать универсальные метакомпетенции (присмотритесь к исследованиям PISA "Совместное решение проблем" и "Глобальные компетенции"), навыки, которые понадобятся абсолютно всем (программирование и робототехника в будущем мире роботов обязательны для всех). И, конечно, пробовать с детьми разные активности. Именно пробы помогают проявить интерес к определенному виду деятельности. А о конкретной профессии можно задуматься позже. Скорее всего, в ходе проб решение придет само собой (но не думайте, что оно не изменится через год–два).

Надежда Фёдорова Все статьи автора
1 декабря 2017, 13:17 44586
Новости партнеров
Реклама