Дмитрий Прокофьев Все статьи автора
17 ноября 2017, 10:46 1640

Телевизор говорит одно, статистика — другое. Почему при росте ВВП российские бизнесмены ставят новые негативные рекорды

Фото: Алёна Марченко

Российские предприниматели поставили негативный рекорд — в III квартале статистика зафиксировала более 3200 банкротств — на 12% больше, чем год назад. Наибольшее число банкротств отмечено в строительстве, торговле, машиностроении и пищевой промышленности. Правда, это на 3% меньше по сравнению с октябрем 2009 года, но все–таки… Кризис в октябре восьмилетней давности был отголоском финансового шторма на Уолл–стрит, нынешний — никак не может объясняться плохой внешней конъюнктурой.

Самое страшное. Размышления при взгляде на новый бюджет

Самое страшное. Размышления при взгляде на новый бюджет

2281
Дмитрий Прокофьев

Нефтяные котировки не снижаются, в течение последнего квартала цена на нефть подскочила на 20%. Инфляция держится на сравнительно низком уровне, Bloomberg прогнозирует, что в этом году она сократится почти наполовину — до 3,8%. Телевизор транслирует только хорошие новости. Откуда бы взяться банкротствам? Никогда такого не было, и вот опять, как говорил один премьер–министр.

Один из ответов может предложить Росстат — по его предварительной оценке, опубликованной в понедельник, темпы роста ВВП в III квартале замедлились до 1,8% в годовом выражении. Правда, экономист скажет: ВВП — такой показатель, что считать его на квартальном интервале смысла нет, все эти движения вверх и вниз будут находиться в пределах статистической погрешности. Но, если квартальный ВВП считают, значит, это кому–нибудь нужно.

Впрочем, и по поводу квартального роста ВВП люди, знающие математику и основы экономической теории, не питали особенных иллюзий. Ускорение экономики, зафиксированное статистикой по итогам первого полугодия, объяснялось холодной весной, заставившей продлить отопительный сезон, и повышением мировых цен на главные экспортные ресурсы.

Но эти драйверы роста перестали помогать отечественному ВВП, поэтому темп производства товаров и услуг очевидно снизился. В принципе, как сообщается в ноябрьском мониторинге РАНХиГС, производство "всего что–не–нефть" продолжило стагнировать, показав "увеличение" на грани погрешности измерений — 0,04%. С начала года статистически значимый рост (тоже на уровне процента) показали те сектора промышленности, которые связаны с добычей минерального сырья.

Товары и услуги внутри России особенно некому покупать, могли бы заметить в Росстате. Реальные располагаемые доходы населения снижаются 4–й год подряд. Замечание верное — в том, что касается доходов, а вот расходы россиян начали расти. Денег у граждан мало, но розничный товарооборот начал увеличиваться еще весной. Да, россияне покупают на "кредитные деньги", но других у них в любом случае нет.

По данным Национального бюро кредитных историй, в первом полугодии 2017 года сумма выданных потребительских кредитов выросла на 38,4% к аналогичному периоду прошлого года. А количество таких кредитов, как указывали аналитики РАНХиГС, увеличилось почти на 30%. Самый высокий рост потребительского кредитования отмечен в регионах с самым высоким уровнем бедности.

В принципе потребительское кредитование — вполне себе драйвер экономического подъема. Деньги потребителей, взятые в долг, попадут в руки предпринимателям, те инвестируют их в производство, создадут новые рабочие места, выплатят новые зарплаты, и так далее… Так, во всяком случае, это выглядит в теории. Россия в данном случае не исключение, только местные покупатели предпочитают товары, сделанные за рубежом. В первом полугодии 2017 года импорт увеличился на 28,1% по сравнению с прошлогодним. Собственно, Россия еще с варяжских времен была торговой страной, историческое название предпринимателя в русском языке — это купец, так, может, нам и не стоит заниматься производством, а делать то, что мы умеем, то есть торговать?

Типичный новогодний представитель
Блоги "ДП"

Типичный новогодний представитель

402

Сама структура занятости в России не предусматривает никакого "промышленного роста", скажут исследователи рынка труда. Более трети (35%) населения занято низкоквалифицированным трудом, а там, где требуется решать нерутинные задачи, работает только 17% занятых.

Но представим себе, что случилось чудо. Повсюду расцветают высокопроизводительные бизнесы с высокими зарплатами. Что будет дальше? Правильно, эти бизнесы начнут переманивать кадры из государственного сектора, в котором занято сейчас более трети населения, вынуждая повышать зарплаты бюджетникам и чиновникам. А бюджет, как мы знаем, есть по большому счету производная от цен на нефть. Вы уверены, что это именно то, чего хотят начальники?

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама