Ольга Мягченко, Александр Сологуб Все статьи автора
13 сентября 2017, 00:02 28509

Заправка штрафами. Треть автозаправок закроется

Треть мелких автозаправок, не входящих в крупные сети АЗС, не справится с новыми требованиями по качеству топлива, которые предложило правительство РФ, и уйдет с рынка.

Правительство намерено ужесточить контроль за торговлей нефтепродуктами, в результате чего с рынка может уйти треть автозаправок, не входящих в крупные сети. Владельцам АЗС придется вкладываться в создание лабораторий для проверки топлива, создавать условия для его правильного хранения, содержать в штате соответствующих специалистов. Дополнительные затраты для компаний могут составить около 10 млн рублей на каждую АЗС, которой располагает компания. У небольших фирм — владельцев АЗС нет на это денег.

"Биовитруму" стало тесно. Компания собирается в 1,5 раза увеличить выручку за счет экспорта

"Биовитруму" стало тесно. Компания собирается в 1,5 раза увеличить выручку за счет экспорта

909
Александр Сологуб

АЗС не могут контролировать бензин

В 2017 году должен быть принят разработанный правительством РФ законопроект, ужесточающий требования к производителям и продавцам всех видов топлива: автомобильного и авиационного бензина, дизельного и судового топлива, топлива для реактивных двигателей и мазута.

Законопроект предусматривает увеличение штрафов для нарушителей топливного техрегламента — вплоть до 1% от годового денежного оборота компании. Сейчас максимальный штраф для АЗС или производителей топлива составляет 300 тыс. рублей. За повторное нарушение новый законопроект предусматривает штраф 2 млн рублей, конфискацию всего топлива и запрет деятельности на 3 месяца.

Необходимость навести порядок с топливом назрела давно, но избавиться от заправок–нарушителей почти невозможно, говорят участники рынка.

"Отдельная АЗС объективно не способна должным образом контролировать качество топлива по всем показателям — например, обнаружить нарушения по наличию серы в топливе. Для этого на заправке должна быть лаборатория и специалисты, которые будут проводить соответствующие анализы. Стандартная лаборатория стоит от 1 млн евро. Крупная сеть или вертикально интегрированная нефтяная компания (ВИНК. — Ред.) может себе позволить ее приобрести, а мелким игрокам такие затраты не по карману", — говорит первый заместитель генерального директора ООО "ПТК" Леонид Чурилов.

Оптимизм в режиме "турбо". Власти Петербурга вдвое повысили прогноз производства автомобилей

Оптимизм в режиме "турбо". Власти Петербурга вдвое повысили прогноз производства автомобилей

10167
Александр Сологуб

На одной из заправок, не входящей ни в какие топливные сети, корреспонденту "ДП" сообщили, что качество топлива проверяют по сертификатам, которые предъявляют поставщики. На анализ в лабораторию владелец АЗС отправляет топливо, только когда готовится к плановым проверкам Росстандарта. "Насколько мне известно, владельцы не планируют покупать собственную лабораторию", — сообщил представитель АЗС.

Мелкие торговцы уйдут

Закупать собственную лабораторию стоит в том случае, если в сети не меньше 10 АЗС. Более скромные сети могут заключать договоры на проверку топлива со сторонними лабораториями. Годовое обслуживание одной АЗС при ежедневной проверке всех видов топлива, которым она торгует, обойдется в 5–7 млн рублей.

Затрат требует и оснащение заправки оборудованием с соблюдением всех новых правил торговли топливом. Сейчас мелкие торговцы недостаточно вкладываются в ремонт и чистку механизмов для розлива, резервуаров для хранения топлива. Интернет–форумы полны историй от автовладельцев, заправлявшихся на АЗС мелких областных торговцев бензином и дизелем. Например, о том, что на таких АЗС то и дело выходят из строя колонки и отваливаются от разливочных шлангов пистолеты.

По оценке участников рынка, в целом в пересчете на одну АЗС единовременные дополнительные затраты для компаний, которым придется приводить свои заправки в соответствие требованиям закона о торговле топливом, составят около 10 млн рублей.

Не менее 30% мелких АЗС не осилят затрат и будут вынуждены уйти с рынка. Частично их место займут сетевые АЗС и ВИНК. "Но в какую–нибудь удаленную деревню, где закрывшаяся заправка была единственной, сетевики не пойдут", — признает руководитель Федерации автовладельцев России Сергей Канаев.

Непосильные штрафы

Первоначально чиновники предлагали более серьезный размер штрафа за торговлю некачественным топливом — 15% от годового оборота компании. Но под давлением бизнес–сообщества штраф сократили до 1%.

Впрочем, и такая величина будет существенной даже для крупных игроков, признают участники рынка. Например, если такое взыскание получит ООО "Петербургская топливная компания" (располагает сетью из 155 АЗС в Петербурге и Ленобласти), то оно поглотит почти всю чистую прибыль этого предприятия, или 10% денежных средств компании. А более мелким игрокам, таким, например, как сеть "Линос" (около 20 заправок), придется расстаться со всеми денежными средствами на балансе, чтобы уплатить штраф.

Риск быть наказанным у автозаправочных станций весьма высок, отмечает президент Нефтяного клуба Санкт–Петербурга Олег Ашихмин. По его словам, оператор АЗС, принимающий топливо, обычно не может достоверно убедиться в его качестве. Он может произвести только визуальный контроль проб, забираемых из прибывшего на станцию бензовоза. Но бывает так, что прибывшее топливо отклоняется от стандарта по некоторым параметрам на один или два пункта. Как правило, это не критично, но оператор АЗС не может этого установить. И если придет проверка, то вся сеть АЗС будет оштрафована. Причем штраф будет начислен не на оборот отдельной заправки, а на совокупный оборот всей сети.

Нелегалы вне контроля

По подсчетам Росстандарта, в среднем по России 21% производителей и продавцов топлива нарушают требования по физико–химическим показателям топлива, то есть фактически торгуют фальсификатом, отмечает руководитель Северо-Западного межрегионального территориального управления Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии Андрей Челышев.

Такие случаи почти исключены в Петербурге и Москве, но в 100 км от столиц до 80% бензина и дизеля на АЗС — это фальсификат. Причем в основном нарушения обнаружены на независимых заправках, то есть не входящих в крупные сети.

Впрочем, ужесточение контроля на топливном рынке никак не отразится на деятельности нелегальных заправщиков, которые занимают в России 30–50% рынка, утверждают эксперты. Дело в том, что Росстандарт проверяет только торговые точки, которые официально числятся АЗС. Контролеры не следят за игроками черного рынка, продающими топливо с бензовозов на трассах, из контейнеров, на ведомственных автобазах. В среднем на такой рынок приходится около 10% оборота топлива Петербурга, а летом, по оценке Леонида Чурилова, его доля возрастает до 30%. Оценить качество топлива у таких торговцев никто не пытался, но, скорее всего, нарушений там больше, чем у легальных продавцов, предполагают эксперты.

Мне кажется, что законопроект об ужесточении контроля за оборотом топлива, внесенный правительством РФ, призван больше продемонстрировать нам видимость работы надзорных органов, чем действительно навести порядок на рынке. Закон никак не задевает нелегальных торговцев топливом, которых никто не контролирует. Зато документ ставит под угрозу деятельность добросовестных независимых операторов. Приведу пример. Наша ассоциация обращалась в Ростехнадзор, чтобы пресечь деятельность нелегальных торговцев нефтепродуктами. Но выяснилось, что надзорный орган проверяет только юрлица и не выезжает по адресам, где происходит нелегальная торговля топливом. Обращения в полицию тоже не принесли положительного результата. Правоохранители послали нас в Ростехнадзор. Замкнутый круг. Получается, что нелегальные торговцы ничем не рискуют. А вот у официальных, добропорядочных заправок, которые под влиянием конкуренции как могут контролируют качество топлива, закупают его у надежных поставщиков, государство готово забрать всю прибыль, если они случайно допустят промах. Это не совсем правильно. Надо сделать так, чтобы ответственность несли все участники цепи поставок — не только АЗС, но и нефтебаза, с которой поставляется топливо, а также завод–производитель. Хорошо было бы ввести электронные накладные, в которых содержалась бы информация, откуда и куда везется бензин. Тогда полиция могла бы остановить любой бензовоз и проверить документы и маршрут машины. Сейчас часто происходят случаи, когда подделываются документы о происхождении топлива. Написано, например, что бензин отправлен с нефтебазы "Ручьи", а этот грузовик там никогда не был.
Олег Ашихмин
президент Нефтяного клуба Санкт–Петербурга
Ужесточение требований к участникам топливного рынка приведет к увеличению затрат для компаний — владельцев одиночных АЗС и мелких сетей (до 15 заправок). Они не могут закупать лаборатории либо заключать договоры со сторонними лабораториями для проведения исследований топлива, чтобы контролировать его качество. В итоге это приведет к вытеснению с рынка мелких игроков. На деятельности крупных игроков изменения существенно не отразятся: они и так отслеживают параметры топлива, которое получают от поставщиков.
Николай Королев
представитель сети "Фаэтон"
Вопрос в том, насколько владельцы АЗС заинтересованы в том, чтобы продавать качественное топливо, и насколько они способны это делать. Если у собственника одна АЗС, он, скорее всего, старается добиться прибыли в краткосрочной перспективе, а не вкладываться в обеспечение контроля качества топлива. Регулярный контроль — дело дорогое. Если же у компании большая сеть автозаправок, то такой владелец может себе позволить не экономить на контроле качества. Еще больше таких возможностей предоставляет наличие собственной нефтебазы.
Нина Одноконная
ООО "Несте Санкт–Петербург"
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама