Фото: Антон Ваганов

Как должен выглядеть идеальный городской парк

В Петербурге объявлен конкурс на реконструкцию Александровского парка. Результаты будут известны к концу мая. Пока не поздно, "ДП" попробовал оценить возможные плюсы и минусы предстоящей реконструкции, а также выяснить, как вообще должен выглядеть идеальный городской парк.

Когда–то давно, когда города не были слишком большими и густонаселенными, в них всегда оставалось естественным образом достаточное количество зелени. На гравюрах Праги или Рима XV века здания утопают в зелени. Современные мегаполисы ничем таким похвастаться, как правило, не могут. Чтобы в них были деревья и трава, нужно специально этим озаботиться. Поэтому сейчас, в эпоху быстрой урбанизации, парки занимают столь важное место в градостроительной повестке дня. Парки — больше, чем просто зелень, это возможность резкой смены декорации, занятий и ритма, шанс скрыться от дискомфорта большого города, не покидая его физически.

Кто полез в Бутылку. "ДП" узнал, какие фирмы заселили здание бывшей тюрьмы в Новой Голландии

Кто полез в Бутылку. "ДП" узнал, какие фирмы заселили здание бывшей тюрьмы в Новой Голландии

14615
Надежда Фёдорова

2010–е годы в Москве прошли под знаком урбанистической парковой революции. Парк Горького — один из многих проектов, нацеленных на то, чтобы не только сделать озеленения в столице многочисленными, но и наполнить их понятными для преуспевающего горожанина развлечениями.

Что есть

В Петербурге ситуация в некотором роде противоположная. Зелени критически мало, но даже те сады и парки, что есть, не имеют, как правило, цельной концепции. За последние годы если что и было сделано в этом направлении, то скорее в негативном смысле.

В Петербурге на сегодняшний день 68 парков, только один из них был разбит после 1991 года — Парк 300–летия Петербурга, в 2003 году. Несмотря на масштаб юбилейной затеи, парк так и не обрел собственной тематики, а в качестве просто места для прогулок он уступает и более совершенным эстетически старым паркам, и тем, что несут в себе больше черт естественного ландшафта, как, например, парк "Сосновка".

В 2007 году был снесен стадион им. Кирова, в результате чего была утеряна целостность Приморского парка Победы на Крестовском острове. Новое строительство спортивного кластера происходило хаотично, стадионы находятся не в парковой зоне, разделены дорогами и заборами, то есть зеленый мотив местности утерян. Такое же негативное влияние на состояние Крестовского острова как рекреационной зоны оказала беспорядочная застройка элитным жильем.

В 2011 году завершена реконструкция Летнего сада, в результате которой он из любимого места прогулок жителей города превратился в китчевый аттракцион для приезжих. Вместо старых свободных аллей появились новые "на французский манер" коридоры, обсаженные по бокам кустами. Реконструированные фонтаны и другие объекты, которые визуально перегружают сад, едва ли создают впечатление достоверных исторических памятников.

Есть еще Новая Голландия, но она сейчас — частная территория, так что про нее разговор отдельный.

Очевидное — невероятное. Каким может стать Петербург будущего

Очевидное — невероятное. Каким может стать Петербург будущего

42028
Мария Элькина

Помимо немногочисленности проблема петербургских парков заключается в некоторой спутанности жанров или их отсутствии. Александровский сад, расположенный в самом–самом центре Петербурга, пустует иногда и в чудесную погоду. В Михайловском саду нечего делать, кроме как есть мороженое и подслащенный арахис. Местом, куда можно пойти с ребенком, считается Таврический, но от него многих отпугивает социальная неоднородность посетителей. Приморский парк Победы популярен в основном благодаря "Диво–Острову" и прокату велосипедов. По большому счету, нет понимания того, что у парка должно быть назначение, общий мотив, задающий поведение в нем. Бывают сады для чинных прогулок и осмотра статуй по бокам аллей — таковы в основном императорские сады во французском стиле. Бывают парки для задумчивых неспешных прогулок, как, например, в Павловске. Бывают парки аттракционов, парки для спортивных развлечений, универсальные городские парки, где бегают, гуляют, сидят на лавочках и встречаются на свиданиях.

Что будет

Александровский парк в этом отношении является объектом простым и сложным одновременно. Про него как раз нельзя сказать, что он был лишен функции. Здесь находятся Планетарий, Мюзик–холл, театр "Балтийский дом", кинотеатр "Великан парк", Ленинградский зоопарк, Музей артиллерии и некоторое количество заведений общественного питания разного уровня. Проблема, однако, в том, что все это разнообразие не имеет единой логики, даже самой общей. В результате людей много, но проходят они по парку в основном транзитом. Усугубляется все это тем, что внутрь могут въезжать машины и парковаться, а на углу Каменноостровского и Кронверкского пр. расположен выход из станции метро. В результате Александровский сейчас не воспринимается как замкнутое и самодостаточное зеленое пространство. Впрочем, тут нет исторической ошибки.

Никогда с момента основания Александровский парк не был особенно благородным местом, где бы чинно и скромно прогуливалась воспитанная публика. Скорее наоборот, пролетарским. Последние американские горки в нем сгорели во время блокады, но и после войны место не облагородилось. Это же обстоятельство можно расценивать и как положительное. В чопорном Петербурге, где закон запрещает валяться на траве, парк в хорошем смысле слова народный, демократичный, предлагающий развеять скуку, а не предаваться ей, необходим. Хотя бы один на весь исторический центр. В Александровском парке все для этого готово, нужны только некоторые остроумные завершающие штрихи.

Другой важный момент, связанный с Александровским парком, заключается в том, что по плану 1948 года он должен был стать частью огромной сквозной зеленой зоны, проходящей от Выборгской стороны до Крестовского острова. Так, как задумал Николай Баранов, затею Центрального городского парка уже не осуществить, но иметь в виду эту линию, стремиться к ней все равно есть смысл.

Примерно такими могли бы быть задачи конкурса, но, как и любое градостроительное начинание, он несет в себе несколько потенциальных опасностей. Предыдущие попытки улучшения ничего хорошего не принесли Александровскому парку. Поставленные там к юбилею города металлические скамейки — яркий пример того, что Валентина Матвиенко называла петербургским стилем, то есть и сидеть неудобно, и смотреть неприятно. Появившийся в 2012 году "Мини–город" — мещанская насмешка над главными петербургскими достопримечательностями. Новый кинотеатр "Великан парк" с точки зрения эстетики плох даже на фоне в общем невысокого среднего качества современной архитектуры. К эклектичности рубежа XIX и XX веков добавилась эклектичность современная. В такой ситуации любые не слишком утонченные дополнения могут сделать "салат" окончательно несъедобным.

Самый нежелательный сценарий — попытка возвращения парка в некое мифическое историческое состояние. Как мы знаем по опыту Летнего, все, что оставалось исторического, после подобных попыток теряется бесследно.

Характерно, что конкурсное задание сформулировано крайне общими фразами вроде "приспособить под современное использование с учетом задачи сохранения объекта наследия". То есть город и сам то ли не знает толком, зачем организует конкурс, то ли не говорит об этом.

В закрытом конкурсе четыре участника: АО "КБ ВиПС" совместно с OOO "Урбис", "Ленниипроект", СПБГАСУ и OOO "Инжтехнологии". "Ленниипроект" давно утратил мощь традиций и занимается в основном "спальными" жилыми домами. СПбГАСУ — темная лошадка, совершенно непредсказуемо, какой стороной институт повернется к городу. Большой архитектурной школой его, прямо скажем, не назовешь, но увидеть их проект по меньшей мере интересно. "Инжтехнологии" по большей части делают транспортные развязки, но с ними в команде работают целых две архитектурные мастерские, "Витрувий и сыновья" и "Хвоя". Теоретически у такой команды есть шанс найти хорошее интегрированное решение. КБ ВиПС и "Урбис", оба возглавляемые бывшим главным архитектором Петербурга Олегом Харченко, являются в конкурсе несомненными тяжеловесами. КБ ВиПС известно тем, что занимается техническим проектированием огромного количества объектов, включая Вторую сцену Мариинского театра. Вкупе с наличием в плане сразу нескольких больших подземных стоянок, это наводит на мысль, ради чего все устроено. Подземные паркинги даже в проектировании, не то что в строительстве, баснословно дороги.

В любом случае к организованному конкурсу масса вопросов. Почему в нем нет международных участников и международного жюри? Почему нет участников, которые имели бы релевантный опыт в создании или реконструкции больших городских парков? Почему не было сделано внятного заявления относительно будущего парка, а только дежурное объявление, как будто событие не является для Петербурга очень важным? Все они риторические. Шанс увидеть в проекте победителей что–то, что действительно бы парк улучшило и не стало бы очередным яблоком раздора для объяснимо тревожной петербургской общественности, — мал. Будет очень жаль, если его не используют. Петербург — не Москва, здесь даже сквер на вес золота, не говоря про парк. Размер вероятной потери колоссален, права на ошибку нет.

В Александровском можно было бы при желании и умении устроить этакий народный парадиз. И купить наконец–то, как неоднократно предлагал историк и публицист Лев Лурье, слона в зоопарк.

 

Парк Ла Виллет, Париж

Культурный кластер

Не все легендарные парки были созданы в отдаленном прошлом. Парижский Ла Виллет был построен в 1980–е годы по проекту архитектора–деконструктивиста Бернарда Чуми. Парк довольно большой, в нем собрано несколько культурных заведений и вполне эксцентричные детские площадки. Основной лейтмотив Ла Виллета — красные павильоны, равномерно расставленные по его территории. В них можно подняться, увидеть парк сверху и понять, таким образом, его структуру. Бернард Чуми переосмыслил традиционный мотив беседки, снабдив его экзистенциальным смыслом вместо привычного романтического. Недавно в непосредственной близости от Ла Виллета была построена филармония по проекту известного архитектора Жана Нувеля.

Фото: Коммерсант

Гайд-парк, Лондон

Убежище для горожанина

Самая главная функция парка — предоставлять возможность общения с природой жителям мегаполиса. Старикам — гулять, детям — играть, влюбленным — целоваться в тени деревьев. Для этого он должен быть достаточно велик и сложен по устройству, так что английская традиция ландшафтных садов пришлась тут очень кстати.

Фото: Геодакян Артем/ТАСС

Парк Горького

Парк развлечений для среднего класса

Московский парк Горького пережил за последние годы интереснейшую трансформацию. Слово «модернизация» не могло бы описать ее точно. В действительности он изменил ­социальную направленность. Бывшие в нем когда–то аттракционы, а потом тиры, шашлычные и лотки с сахарной ватой были массовыми развлечениями для пролетариата. Сегодняшние рестораны, лежаки на траве, центр современного искусства, велосипеды нацелены на преуспевающего горожанина. Из коммунистического парк Горького стал капиталистическим.

Хай Лейн, Нью-Йорк

Индустриальный парк

Недавно построенный, но уже знаменитый парк Хай Лейн в Нью–Йорке построен на месте бывшей железной дороги. Сама его вытянутость диктует движение, но главное в нем не это. Традиционно парк — это антигород внутри города, зеленый контраст урбанистическому пейзажу. Хай Лейн же — это как бы заросший город. Таков парадокс постиндустриального мира: то, что когда–то было железной дорогой или заводской территорией, теперь может снова превратиться в природу. Индустриальная эстетика при этом может сохраняться, становясь уже историческим достоянием.

Мария Элькина Все статьи автора
12 мая 2017, 17:33 36188
Новости партнеров
Реклама