Антон Чубаков Все статьи автора
10 мая 2017, 17:58 154

Блоги «ДП». Миноритарии в компании – друзья или враги

Автор – генеральный директор юридической компании Inveil

Почему в России ущемляют права миноритариев

Почему в России ущемляют права миноритариев

353
Алексей Астапов

В России очень распространен такой подход к корпоративному управлению, когда собственниками компании являются те, кто непосредственно управляет бизнесом. Иногда такое управление называют «инсайдерским» в противовес принятой, например, в США «аутсайдерской» модели, для которой как раз характерно большое количество мелких инвесторов на фоне активного развития фондового рынка.

Тем не менее и в России можно встретить множество компаний, имеющих нередко тысячи миноритарных акционеров, которые владеют совсем небольшими пакетами, притом что основной контроль над компанией осуществляется одним или несколькими крупными собственниками.

Попробуем разобраться, какими особенностями обладают подобные компании, чего можно ждать от миноритариев и как справиться с возможными проблемами.

Ассортимент разнообразен

Миноритарии бывают разные. Ключевым моментом является прежде всего причина, по которой миноритарий вообще стал таковым. Как правило, это охарактеризует и его цели, и особенности его поведения.

• Тип первый – инвестор. Это человек или компания, целенаправленно вкладывающие деньги для получения прибыли. Как правило, речь идет не о совсем маленьком миноритарии, а о действительно серьезном контроле, порой достигающем почти половины всего капитала компании.

• Тип второй – назовем его «партнер». Речь идет о собственнике компании, который некогда имел крупный пакет, но в результате привлечения инвестора теперь находится в статусе миноритария.

Зачем у миноритариев хотят отнять право запрашивать информацию о работе компаний

Зачем у миноритариев хотят отнять право запрашивать информацию о работе компаний

609
Сергей Гуркин news@dp.ru

• Наконец, третий тип – эдакий «миноритарий классический» – владелец очень маленького пакета, редко больше 1%, не обладающий какими-то особенными знаниями в области инвестиций и корпоративного управления. Чаще всего это люди, получившие свою долю в результате приватизации советских предприятий.

Кто из них друг, а кто враг? Строго говоря, и другом, и врагом может стать каждый, все зависит от взаимоотношений внутри компании, но всегда важно понимать, на что способен каждый из миноритариев и какие последствия его действия могут иметь для компании. Например, инвестор – это прежде всего средство для развития бизнеса, возможно, профессиональный совет, поддержка, но стоит появиться искре конфликта, как вспыхнувший корпоративный пожар превращает некогда взаимовыгодное сотрудничество в пепел, а саму компанию – в поле битвы нескольких противоборствующих сторон с абсолютно полярными интересами.

Организационные трудности и приватизационные тонкости

Самая, пожалуй, безобидная сложность, с которой часто приходится сталкиваться, если в компании есть самостоятельные миноритарии, – это необходимость полного и неукоснительного соблюдения всех корпоративных процедур. На практике это означает, что для принятия важных для компании решений недостаточно будет, например, просто подписать протокол собрания и «похоронить» его среди других документов с чувством выполненной формальности, навсегда забыв о его существовании. Очень возможно, что придется проводить настоящие собрания – с голосованием, фиксацией результатов, уведомлением о проведении собрания и многими другими нюансами, которые сами по себе небесплатны и отнимают уйму времени.

А еще в некоторых случаях (например, при принятии решений по крупным сделкам) миноритарии могут потребовать выкупа своих акций, что также реализуется через определенную процедуру и влечет за собой дополнительные расходы для компании.

Тут важно понимать одну особенность – миноритарий не бесправен, а соответственно, не безвластен. Да, возможно, его голоса недостаточно для принятия какого-то важного решения, но, с точки зрения закона, он может серьезно испортить компании жизнь, поэтому любое нарушение формальных процедур открывает в случае возможного конфликта дополнительные рычаги воздействия на компанию и ее менеджмент.

В результате приватизации образовалось большое количество компаний (чаще всего это акционерные общества), у которых на балансе находятся весьма ценные активы – недвижимость, оборудование, технологии и т. п. При этом основные собственники компании могут годами спокойно жить, не обращая внимания, во-первых, на наличие миноритариев, участвовавших в приватизации этой компании, а во-вторых, на то, что приватизационная «биография» такой компании рассматривается Центральным банком России как основание для признания компании публичной, что автоматически означает необходимость как минимум раскрывать в Интернете определенную информацию.

Приведем такой пример: группой инвесторов было куплено около 95% акций компании, на балансе которой находится крупный объект недвижимости – именно он прежде всего интересует покупателей, так как на базе этой недвижимости они планируют создание торгового центра. Оставшиеся 5% – это около 50 миноритарных акционеров, большинство из которых бывшие сотрудники этого некогда советского предприятия (тип №3 по нашей классификации). Через некоторое время выясняется, что предыдущий основной собственник компании не раскрывал информацию в Интернете, не придавал значения многим корпоративным мелочам, но теперь именно новым собственникам приходится оправдываться перед Центральным банком, который как раз обнаружил нарушения и потребовал их устранить. Такое отношение предыдущего собственника превратило компанию в бомбу замедленного действия: мало того что новым собственникам приходится искать способы избежать штрафов за нераскрытие информации, измеряемых миллионами рублей, так еще и любое нарушение прав миноритариев дает лишний повод в любой момент создать существенное давление на компанию.

Чего ждать и к чему готовиться

Сначала поговорим еще немного о специфике первых двух типов – инвестора и партнера. Эти персонажи, если они находятся в «миноритарной роли», характеризуются прежде всего своим профессионализмом. Они не пенсионеры, за плечами которых десятилетия у станка. Они профессиональные предприниматели, а иногда и крупные известные компании. У них не только есть понимание, как работает бизнес, у них нередко есть возможности провести анализ текущей ситуации, нанять юристов и оплатить большие судебные расходы. В общем, в случае конфликта они будут во всеоружии.

Ожидать агрессивных действий можно от любого миноритария, но первые два типа, как правило, имеют заведомо больше знаний и опыта. Хотя не стоит списывать со счетов и третий тип – во-первых, те же бывшие работники могут быть агрессивно настроены из-за, например, отсутствия дивидендов, они могут писать жалобы, обращаться в суды и всячески конфликтовать. А что самое печальное – их пакеты могут заинтересовать рейдеров или разного рода корпоративных шантажистов, так называемых гринмейлеров. Они с радостью «возьмутся» за компанию с целью либо захвата контроля над ней, либо для получения «отступных» за спокойную жизнь.

Масштабы агрессии миноритариев могут быть разные, все зависит от их целей и возможностей, но основные пути давления на компанию известны, о них и поговорим.

• Прежде всего надо готовиться к постоянным требованиям о предоставлении информации и копий документов. Миноритарий будет просить показать ему многое: от просто учредительных документов компании до договоров с основными контрагентами. Казалось бы, ну и что? Тут надо понять следующее: грамотный миноритарий просит документы не для того, чтобы сделать на их основе как можно больше экопродукции из переработанной бумаги, а для того, чтобы найти больше нарушений – любых, за которые можно будет зацепиться.

• Следующий момент – разнообразные жалобы. Найдя любое, даже малейшее, нарушение, миноритарий начнет жаловаться во все доступные контролирующие органы, в том числе в Центральный банк, в лицензирующие органы и т. д. Это может привести к плачевным последствиям – от штрафов до полного прекращения бизнеса.

• И, наконец, судебные тяжбы. Миноритарий, в зависимости от размера пакета и собственного опыта, может пойти в суд сразу и отстаивать только свои интересы, нарушенные компанией, а может собрать максимум информации из запрошенных документов и попробовать, например, через суд оспорить сделки, совершенные компанией.

Разумеется, агрессивное поведение миноритария опасно не только своими прямыми последствиями, но и репутационными рисками. Многие ли инвесторы или клиенты захотят иметь дело с компанией, втянутой в затяжной корпоративный конфликт? Тем более что иногда попытки миноритариев отстаивать свои права могут говорить о недобросовестном отношении со стороны основного собственника. Вспоминается одна компания, где инвестором выступал крупный российский банк, который был вынужден прибегнуть к агрессивным мерам воздействия, в том числе жалобам и судебным процессам, после того как основной собственник недобросовестно пытался «выдавить» инвестора из компании и уменьшить его пакет акций.

Кто друг, кто враг и что делать

Итак, можно сделать следующий вывод: миноритарий может быть очень важным и полезным, например инвестором, чья помощь нужна компании как воздух, а может быть, и просто давно вышедшим на пенсию работником. Обычно миноритарии нейтральны или даже дружественны для компании. В случае же конфликта любой миноритарий может стать врагом, и опасность такой вражды ограничена только его возможностями. Поэтому для того, чтобы подобное соседство не принесло сюрпризов, мы рекомендуем следующее:

• риски нужно проработать: если в компании есть миноритарии, стоит не полениться и потратить какое-то количество времени и денег на анализ потенциальных последствий возможного конфликта;

• если речь идет о покупке компании с целью продажи или развития активов, которыми она владеет, такую компанию нужно обязательно досконально проверить, особенно в части соблюдения ею законодательства в прошлом;

• в случае прихода инвестора в компанию лучше «на берегу» подумать о том, что делать, если возникнет конфликт, а механизм урегулирования конфликта можно прописать, например, в корпоративном договоре – профессиональный инвестор, скорее всего, нормально воспримет заключение такого договора, ведь это может защитить и интересы самого инвестора;

• и в целом – важно обеспечить максимальное соблюдение закона, это хотя бы на базовом уровне минимизирует риски конфликта, создаст меньше «очагов возгорания» корпоративных отношений.

Больше мнений и историй от экспертов и предпринимателей – в «Блогах «ДП».

Новости партнеров
Реклама