Амера Карлос Все статьи автора
14 марта 2017, 12:43 6180

Владелец ювелирной сети "585. Золотой" Антон Петров: золото — хороший объект для инвестиций

Фото: Личный архив Антона Петрова

Владелец ювелирной сети "585. Золотой" Антон Петров с прошлого года занялся диверсификацией бизнеса, добавив к своим активам сеть пекарен и производство по выращиванию роз. В интервью "ДП" бизнесмен рассказал о падении маржи в ювелирном и ломбардном бизнесах, покупке новых компаний и своих отношениях с экс–партнером "Балтийского монолита" Аркадием Буровым.

В ювелирной рознице уже не первый год снижается маржинальность. На сколько она сократилась в вашей компании?

Подогрев страхом: золото демонстрирует бурный рост

Подогрев страхом: золото демонстрирует бурный рост

18130
Александр Пирожков

— Нельзя с уверенностью назвать среднерыночную маржу. У каждого конкретного игрока она зависит от множества факторов. Например, покупает он готовый товар или работает по давальческой схеме, по предоплате или в рассрочку, с весовым товаром или со вставками, какое количество конкурентов на одной площадке и какая ценовая политика продавца.

Исходя из всех этих факторов, средняя наценка магазина может варьироваться от 40 до 150%. Выше — на более эксклюзивные изделия. Ниже — это уже не бизнес, поскольку покрыть операционные издержки будет невозможно, даже если помещение в собственности. В этом диапазоне каждый выбирает для себя целевую маржу. Год назад она точно была выше, а через год маржа, скорее всего, еще опустится. Это те тренды, от которых сейчас никуда не деться.

У нас, например, если сравнить 2010 год и нынешний, она упала примерно на 30% и сейчас составляет около 100%.

За счет чего игроки сокращают расходы?

— Пытаются снижать ставку аренды. Если не удается это сделать, то съезжают, сокращают офисный персонал, зарплаты.

Вы сокращали персонал?

— Да, сократили офисных сотрудников, но немного.

Сооснователь сети "Улыбка радуги" о ситуации с "Юлмартом" и о сделках с конкурентами

Сооснователь сети "Улыбка радуги" о ситуации с "Юлмартом" и о сделках с конкурентами

2678
Елена Домброва

Что происходит с рентабельностью в ломбардах?

— По ломбардам рентабельность падает. Цена золота на Лондонской бирже на середину февраля ниже, чем в среднем оценивают ломбарды. Идеальное время для спекулянтов. Процентная ставка стабилизировалась, все, похоже, наигрались.

Число одиночных ломбардов сокращается?

— Мы этого не видим, так как их очень много. Для понимания: мы занимаем всего лишь 8–10% рынка в России, и это при том, что мы самая крупная ломбардная сеть в стране.

Прошло уже года три, как вы запустили микрофинансирование. Это успешная история?

— Для нас это не основной бизнес. Мы им занимаемся, поскольку он очень близок к ломбардам с точки зрения процедуры на объекте, и это позволяет нам минимизировать затраты. Доля невозвратов выросла уже давно и, похоже, достигла своей точки равновесия, при которой этот бизнес может существовать. Мы не стремимся всем раздать по 500 рублей, а потом энергично заниматься возвратом. Наша система скоринга максимально приближена к банковской. Мы отбираем лучших клиентов, на наш взгляд, и предлагаем им одни из лучших условий на рынке, если они ведут себя добросовестно.

На ювелирном рынке сегодня происходит консолидация, слияния или поглощения?

— За последнее время не было никаких крупных покупок. Мне кажется, таких покупок на ювелирном рынке не было вообще. Кто–то из мелких игроков уходит, но опять же это те, кто не может договориться о ставках аренды, кто–то занимается ротацией своих объектов.

Кто входит в топ–5 игроков?

— Все те, кто и был. Ушла только "Яшма" из–за проблем с кредитами. А так это мы, Sunlight (кстати, очень хорошо работает), наш бывший партнер Александр Смирнов с сетью "585 Gold" и "Адамас". Да и, конечно, "Пандора".

Как считаете, с чем связаны массовые налоговые проверки ювелирных сетей?

— Я думаю, это налоговая пытается увеличить сбор налогов в бюджет. Да и вообще навести порядок.

Вас проверяли?

— Да, проверки периодически проводят. Даже сейчас какая–то очередная проверка идет. Но у нас все нормально.

Когда уже ювелирный рынок станет прозрачным?

— Да на нем и так все прозрачно.

Но в этом сегменте розницы нет ни одной публичной компании…

— Рынок достаточно молодой. Но мы — крупнейшая компания, и думаю, что одни из первых к этому придем. Сейчас у нас задача максимально развиваться, занять рынок.

В этом году вы хотите открыть по франчайзингу 200 магазинов. Думаете, найдете столько партнеров? Все–таки платежеспособность населения падает, а золото — товар далеко не первой необходимости.

— За первые 2 месяца этого года мы уже открыли 25 объектов. Посмотрим, как пойдет дальше. Это непросто, надо еще подходящие торговые площади найти. Но золото — это хороший объект для инвестиций, это не электронная техника, которая постоянно устаревает, кроме того, этот товар можно заложить.

Но все же магазины открывают, как правило, представители малого бизнеса, для которых инвестиции 20 млн рублей (в один магазин) все же большие деньги.

— Тем не менее у нас есть такие, кто и по 10–20 магазинов открывает.

В этом году розница ждет отмены указа президента на запрет продаж через Интернет. Ювелиры лоббировали?

— Мы в этом обсуждении точно не участвовали, нас не приглашали. Рынок ждет, что запрет отменят в первой половине этого года.

На сколько у вас могут вырасти онлайн–продажи после отмены запрета?

— Не думаю, что значительно. Мы ставку делаем на офлайн–торговлю. И если произойдет отмена указа, то лидером в онлайн–канале может стать какой–то новый игрок, который придет с гораздо лучшим сайтом и убьет опытных игроков.

С прошлого года вы активно диверсифицируете свой бизнес, добавив к нему общепит и производство по выращиванию роз. На какие сегменты еще смотрите?

— На абсолютно разные. Главное, чтобы бизнес был прибыльный. Но мало найти привлекательную компанию, надо еще понимать, кто будет управлять ею. Я не занимаюсь операционным управлением, а, как правило, вхожу в совет директоров и проверяю выполнение поставленных задач и планов.

Так что бизнес может быть любой, главное, чтобы он был доходный и капитализировался. Сложно сказать, какой именно сегмент сегодня наиболее привлекателен для инвестиций.

"Новая Голландия" (производство роз. — Ред.) сама на вас вышла?

— Мы знали, что у этой компании финансовые проблемы, невыплаченный кредит. Но ее владельцы сами к нам обратились. Мы договорились о вхождении в капитал и закрыли этот кредит. Планируем на базе этой компании занять хорошую часть рынка.

Сейчас на стадии сделок есть что–то?

— Пока нет. А в стадии обсуждения что–то есть всегда. Но я не исключаю, что в этом году что–нибудь появится.

На какие деньги покупаете новые компании?

— Ювелирный бизнес мы развиваем на собственные и кредитные средства, а также на деньги франчайзи. Как, впрочем, и все другие направления.

Кто ваш банк–партнер?

— Это банк "Санкт–Петербург", Александр Савельев (председатель правления. — Ред.). Когда мы только начинали развиваться больше 10 лет назад, то мало кто из банков хотел выдавать кредиты под средства в обороте, так как считали, что это рискованно. А Александр Васильевич (Савельев) в нас поверил. И сегодня этот банк — наш основной партнер, а Александр Васильевич — наш близкий друг. Правда, в настоящее время мы уже мало кредитуемся. Стараемся, чтобы наша долговая нагрузка не превышала 20% от оборота. Сейчас она у нас значительно меньше.

В 2012 году вы привлекли в "585" инвестора — "Инвест АГ" Александра Абрамова. Он по–прежнему совладелец?

— Уже нет. Для "Инвест АГ" приобретение 11% нашей сети было портфельной инвестицией, компания посидела у нас определенный срок, заработала свои проценты и вышла.

Что происходит с вашим строительным бизнесом? Я правильно понимаю, что вы разошлись со своим партнером Аркадием Буровым?

— Да, по бизнесу разошлись в прошлом году, но остались друзьями. У нас есть один совместный проект во Всеволожске. Там мы купили несколько лет назад 32 га земли под жилую застройку. На сегодня у нас получены все техусловия, разрешение на строительство, но строить пока не начинаем, рынок плохой.

Остальные проекты — комплексы Docklands на Васильевском и "На Среднем" — Аркадий Буровой строит сам, я из них вышел.

Какие объекты недвижимости у вас остались в Петербурге?

— Это торговый центр Vanity Opera на Казанской, 3.

Предпочитаете в Москве строить?

— В условиях нынешней экономической ситуации инвестировать в долгосрочные проекты недвижимости в Петербурге сегодня рискованно.

Но и в Москве у меня пока немного проектов. С партнерами мы начали строительство торгового центра у трех вокзалов, и есть еще проект по строительству складов.

Биография

Антон" Петров

> Родился 5 июля 1981 года в Ленинграде. Сын авторитетного бизнесмена Геннадия Петрова.
> Окончил мадридский Международный университет Шиллера по направлению "международный бизнес". В 2004 году получил второе высшее образование в Северо–Западной академии государственной службы. Живет и работает в Москве.Его состояние в 2016 году "ДП" оценил в 37 млрд рублей.


О" компаниях

Сеть "585" и другие

> На конец 2016 года сеть "585" насчитывала 680 магазинов. При них открываются ломбарды и МФО FastMoney. Сеть FitFashion состоит из трех фитнес–центров.
> В Москве планируется построить ТК площадью 15 тыс. м2 и складской комплекс класса Б.
> Оборот ювелирного и строительного бизнесов в 2016 году составил около 45 млрд рублей.


Новости партнеров
Реклама