Ирина Панкратова Все статьи автора
1 марта 2017, 00:01 34344

Улицы Гоголя. Директор "Игоры" Александр Гоголь оказался новым совладельцем компании "Буер"

Фото: Ермохин Сергей

Совладельцем любимого президентом курорта "Игора" и крупной дорожно-строительной компании "Буер" стал выходец из предприятия, производившего майонез "Моя семья". "ДП" узнал историю этого таинственного предпринимателя по имени Александр Гоголь.

Владельцем крупной петербургской дорожно-строительной компании "Буер" с портфелем госзаказов более 5 млрд рублей стал совершенно неизвестный на этом рынке предприниматель Александр Гоголь.

Владельца фабрики "Маяк" могут посадить за убийство 17-летней давности

Владельца фабрики "Маяк" могут посадить за убийство 17-летней давности

21085
Ирина Панкратова, а также Наталья Ковтун

Гораздо лучше его знают VIP-гости горнолыжного курорта "Игора". Одни описывают его как гостеприимного хозяина, другие — как администратора. Сотрудники курорта называют "Александра Николаевича" руководителем. Официально, по данным СПАРК, с прошлого года он собственник фирмы "Гора", которая участвует в управлении "Игорой".

Биография Александра Гоголя полна неожиданных поворотов. После переездов из украинского города в Петербург, сотрудничества с миллиардерами Дмитрием Филатовым и Марком Будыко, работы в структурах их промышленной группы "Петросоюз", купленной позже американским Heinz, извилистый путь в итоге привел его в структуры Юрия Ковальчука.

Когда царил хаос

Как выяснил "ДП", украинец Александр Гоголь, в собственности которого за последние пару лет оказались активы стоимостью более 10 млрд рублей, переехал в Петербург в конце 90-х вместе с женой и дочерью из Донецка. Тогда семью украинских мигрантов приютил у себя в небольшой квартире на краю Петербурга, на ул. Маршала Захарова, Леонид Штутман. Он был земляком Гоголя, но перебрался в Петербург с Украины чуть раньше.

Ничто не предвещало головокружительной карьеры украинских переселенцев. Но их дела пошли в гору, благодаря предпринимательской жилке сына Леонида Штутмана, Марка Будыко. В 90-е годы, будучи студентом БГТУ "Военмех", Будыко вместе с другом Дмитрием Филатовым основал небольшую фирму "Петроимпорт", которая занялась поставками продуктов из-за рубежа в Россию. Зарубежные кетчупы, соусы, майонезы и спреды были тогда для россиян в новинку и разлетались на ура. За несколько лет предприниматели скопили достаточно денег, чтобы открыть собственное производство кетчупов — кстати, одно из первых в России.

Позже в память о студенческих годах и успешном старте карьеры Будыко и Филатов вошли в попечительский совет "Военмеха" (по данным сайта вуза). Вместе с ними в совете состоят такие влиятельные россияне, как министр внутренних дел РФ Борис Грызлов, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, руководитель контрразведки ФСБ и экс-глава концерна "Алмаз-Антей" Владислав Меньщиков, экс-глава Карелии Александр Худилайнен, экс-глава РЖД Владимир Якунин, член правления "Газпрома" Кирилл Селезнев и первый заместитель президента банка "ВТБ" Василий Титов.

Именно в "Петроимпорте" у Будыко и Филатова начинал карьеру и Александр Гоголь. Как рассказали "ДП" собеседники, знакомые с процессом развития "Петроимпорта", Гоголь работал в компании как во время ее становления, так и в середине 2000-х годов, на этапе, когда промышленную группу выкупал американский Heinz. К тому времени "Петроимпорт" уже переименовали в "Петросоюз", а годовой оборот холдинга достигал $140 млн. В портфеле группы было больше десятка известных любому россиянину продуктовых торговых марок, таких как "Пикадор", "Моя семья", "Мечта хозяйки", "Масленкино" и "Масло мягкое деревенское". Гоголь, по словам собеседников "ДП", был в числе руководящих менеджеров "Петропродукт-Отрадное" — предприятия "Петросоюза" в городе Отрадное в Ленобласти. Кроме того, по данным СПАРК, в Отрадном в 2006 году он основал первый собственный бизнес — компанию "Нева-Груз-Сервис", занятую перевозкой грузов, но уже через год продал ее.

Там же, в "Петропродукт-Отрадное", работала и еще одна землячка Александра Гоголя и Леонида Штутмана, украинка Наталья Багинская. Она тоже была изначально прописана в квартире на Маршала Захарова (данные прописки есть в распоряжении редакции). По данным СПАРК, сейчас Багинская руководит компанией "Реформа", которая, судя по всему, участвует в управлении тремя бизнес-центрами в Петербурге — "Феникс" на Свердловской наб., "Марвел" на ул. Седова и "Арсенальный" на Арсенальной наб.

На территории "Арсенального" сегодня зарегистрирована Петербургская продовольственная корпорация (ППК) — это как раз бывший "Петросоюз" Будыко и Филатова. С 2005 года ППК находится в собственности Heinz. К моменту продажи "Петросоюз" был одним из крупнейших продовольственных холдингов страны. Сумма сделки оценивалась в $100 млн. Сегодня годовой оборот ППК, по данным СПАРК, превышает 10 млрд рублей. Несмотря на кризис, он только рос — за 5 лет увеличился на несколько миллиардов.

От кетчупов к Ковальчукам

После продажи "Петросоюза" Марк Будыко и Дмитрий Филатов, как и трудившийся в их структурах Александр Гоголь, больше не возвращались в отрасль производства продуктов. В их карьерах произошли кардинальные изменения. Бизнесом — по крайней мере открыто — ни Будыко, ни Филатов больше не занимались. Куда были вложены вырученные $100 млн — внушительная для того времени сумма, — предприниматели не раскрывали.

Через пару лет после продажи "Петросоюза" Дмитрий Филатов, по данным СПАРК, стал генеральным директором управляющей компании "АБРоссия" (затем была переименована в "Эксплуатация.Недвижимость.Технологии"). УК отвечала за строительство курорта "Игора". Самый ответственный этап строительства, собственно, на посту гендиректора и контролировал лично Филатов.

Инвестиции в строительство горнолыжного курорта оценивались в $170 млн. Часть денег вкладывал банк "Россия" Юрия Ковальчука. По данным СПАРК, на тот момент банк напрямую контролировал 13,64% УК "АБРоссия" и еще 1% — через фирму "Акцепт", совладельцем которой был акционер банка Михаил Шеломов. Его также называют сыном двоюродной сестры Владимира Путина, хотя сам он отрицает такое родство. Между тем на открытие "Игоры" Владимир Путин приезжал лично. Остальных инвесторов строительства "Игоры" в банке не афишировали. Отказались комментировать этот вопрос там и в этот раз.

Несколько собеседников "ДП" полагают, что среди таинственных соинвесторов "Игоры" могли оказаться бывшие владельцы "Петросоюза". Отметим, что территории курорта в тот момент принадлежали компании "Озон" с контрольным пакетом на офшоре Lowbrok Trading.

Данные об офшорах, появившиеся за последние годы в базе ICIJ Offshore Leaks, указывают на то, что Дмитрий Филатов являлся директором еще одного интересного офшора Accuamax Investments Corporation. На этот офшор и его дочерние офшорные фирмы были оформлены самые разные заметные петербургские активы. Например, сейчас, по данным СПАРК, этим офшорам принадлежит так называемый квартал "Красные Зори" — земельный участок 110 га в Ропше, а также логистический комплекс на пр. Обуховской Обороны площадью более 22 га. Также офшорам принадлежало семь петербургских бизнес-центров площадью 160 тыс. м2.

После начала стройки "Игоры" Будыко и Филатов стали топ-менеджерами в структурах, связанных с Ковальчуками и банком "Россия", и затем двигались по карьерной лестнице исключительно вверх. Так, в 2011 году Марк Будыко был управляющим директором Петербургской сбытовой компании ("дочка" ИНТЕР РАО, Борис Ковальчук — председатель правления). Вскоре он стал членом правления ПАО "Московская объединенная электросетевая компания" (МОЭСК, входит в "Россети"). Дмитрий Филатов почти одновременно с ответственным постом в УК "АБРоссия" стал вице-президентом по развитию страховой группы "СОГАЗ" на Северо-Западе, а в 2012 году возглавил Центр управления закупками ИНТЕР РАО. Кроме того, в разные годы он входил в советы директоров Башкирской генерирующей компании, Молдавской ГРЭС, компаний "Угольный разрез" и "КВАРЦ Групп". Причем вышеперечисленное — лишь основные вехи в карьерах бывших владельцев "Петросоюза".  

Вышел на дорогу

Выходец из "Петросоюза" Александр Гоголь, напротив, из топ-менеджера превратился в предпринимателя. Так, в прошлом году в его собственность перешла компания "Гора" — одно из юрлиц, управляющих курортом "Игора".

Клиентам "Игоры" Александр Гоголь хорошо знаком. Одни вспоминают, как он гостеприимно принимал их в местном ресторане, другие — как вышел успокаивать после внезапного отключения электричества. Сотрудники курорта, отвечающие на звонки, называют его руководителем "Игоры". Однако пообщаться с ним лично "ДП" так и не удалось. Его помощница заверила, что Александру Николаевичу передали вопросы редакции. Но сам он при любом звонке от "ДП" был либо на важном совещании, либо "где-то на территории", либо не на работе. Вот и ответить на письмо "ДП" времени у него, видимо, не нашлось.

Особенно интересно, что, помимо "Горы", недавно в собственность к Александру Гоголю перешел совершенно непрофильный для него актив — крупная петербургская дорожно-строительная компания "Буер" с портфелем госзаказов более чем на 5 млрд рублей.

"Буер" — один из старейших представителей своего рынка. Компания была основана еще в 90-е, и два десятилетия достаточно крепко стояла на ногах. Но несколько лет назад, в разгар кризиса, у дорожников все-таки образовался недостаток оборотных денег и начали копиться долги по кредитам. В такой же ситуации тогда оказались многие крупные подрядчики. Например, такие мастодонты, как "Мостострой №6" или "Мостоотряд №19" не выкарабкались и обанкротились. "Буеру" предрекали ту же судьбу, но неожиданно в прошлом году компания выкарабкалась и даже получила несколько новых контрактов, в том числе от Смольного на 1,1 млрд рублей на строительство Софийской ул.

Воскрешение произошло как раз после того, как у "Буера" сменился собственник. Новым владельцем компании через ООО "Вендер" и стал управляющий горнолыжным курортом "Игора" Александр Гоголь. Игроки дорожно-строительного рынка никогда ничего о нем не слышали. Один из топ-менеджеров "Буера" заверил "ДП", что и в компании никто никогда не видел Александра Гоголя.

До сих пор на дорожно-строительном рынке считалось, что бенефициар "Буера" — глава Спортивной федерации бокса Петербурга Максим Жуков, сын совладельца холдинга "Адамант" Владимира Голубева. Максима Жукова называли другом заместителя руководителя Росавтодора Андрея Костюка, который начинал карьеру еще в дирекции транспортного строительства Смольного. Считалось, что эта дружба позволяет "Буеру" получать контракты Росавтодора.

Но, поскольку "Буер" с момента основания работал в форме ЗАО, информации о его собственниках в открытом доступе просто не было. Что касается недавней продажи "Буера" Александру Гоголю, то она отразилась в списке существенных событий ЗАО: такие данные обязана публиковать даже закрытая компания.

В ответ на вопрос "ДП" о причинах продажи компании помощник Максима Жукова предоставил реестр акционеров "Буера". Судя по документу, Максим Жуков действительно был в числе совладельцев фирмы, но с 2007 по 2011 год. По заверению источника, близкого к Жукову, бизнесмен отошел от управления компанией еще раньше, в 2009 году, но оставался в числе акционеров, поскольку поручался за фирму по одному из кредитов. Впрочем, на дорожно-строительном рынке по-прежнему остается немало предпринимателей, которые утверждают, что Жуков лоббирует интересы "Буера".  

Но, по данным реестра акционеров, "Буером" на протяжении почти всего существования компании в равных долях владели пятеро предпринимателей: Андрей Кузнецов, Александр Мироненко, Борис Рабинович, Александр Талдыкин и Андрей Кушнарев. Все они также были акционерами банка "Финансовый капитал", который контролировал бизнесмен и бывший депутат Законодательного собрания Ленобласти Николай Козловский. В конце октября 2016 года Центробанк отозвал у банка лицензию. В сообщении ЦБ тогда говорилось, что банк вел очень рискованную кредитную политику и размещал деньги в низкокачественных активах.  

КОММЕНТАРИЙ

ВЛАДИМИР ЛЕЙМАН, член совета директоров ЗАО "Буер"

В 2009 году российская дорожная отрасль столкнулась с финансовыми трудностями, связанными с общим экономическим кризисом. Результатом этого, напомним, стали банкротства и прекращение деятельности ведущих компаний на рынке: "Дорожник–92", "Мостострой №6", "Мостоотряд №19", "Акрос". Это, в свою очередь, привело к финансовым потерям у банков, подрядчиков и поставщиков. Многие высококлассные специалисты отрасли остались без работы.

У компании "Буер", как и у прочих игроков рынка, возникли долги перед подрядчиками и поставщиками, вырос уровень кредиторской задолженности перед различными банками.

Банк "Россия" выдал компании гарантии по государственным контрактам и в случае банкротства заемщика столкнулся бы со значительными рисками финансовых потерь. Благодаря профессиональной команде банка в сотрудничестве с компанией "Буер" была проведена реструктуризация кредитного портфеля и решены все вопросы, связанные с организацией расчетов с поставщиками и подрядчиками. "Буеру" удалось сохранить специалистов, а также исполнить в срок все госконтракты и обязательства.

Вопрос о правах собственности является продуктом внутренних договоренностей акционеров, которые по–прежнему принимают участие в управлении компанией. Сегодня финансовое положение компании стабильное, компания успешно развивается и наращивает объемы производства.

Про внутренние договоренности

Собеседник "ДП" в "Буере" пояснил, что дорожно-строительная компания перешла в собственность к Александру Гоголю в результате реструктуризации долгов, которой занимался банк "Россия". При этом реструктуризация стала для банка, скорее, вынужденной необходимостью: именно он выдавал "Буеру" гарантии, и неизвестно, кто бы пострадал больше в случае банкротства компании — сами дорожники или банк-гарант. По оценке собеседника, выплачивать долги предстоит в лучшем случае до 2019 года, в худшем — до 2021-2022 годов. После этого Александр Гоголь выйдет из бизнеса, надеются в компании.

Однако, отметим, официально Александр Гоголь с банком "Россия" не связан. Разве что при продаже "Буера" в данных о раскрытии информации о покупателе, фирме "Вендер", указывалась электронная почта на домене банка "Россия". Впрочем, вскоре и ее заменили на официальные контакты "Буера". Кроме того, по данным "ДП", если какие-либо договоренности о выходе Александра Гоголя из бизнеса и существуют, то они исключительно устные и ни к чему его не обязывают.

В банке "Россия" подтвердили "ДП", что реструктуризировали долги "Буера", но называть конкретные цифры отказались, сославшись на коммерческую тайну.

Сейчас "Буер" сложно назвать привлекательным активом. Впрочем, даже при худшем раскладе для нового собственника имеются плюсы, например привлекательная площадка на Новолитовской ул. Ее в крайнем случае можно отдать под застройку офисами или жильем. Также у "Буера" в собственности, а не в лизинге находится парк техники.    

"Вендер" Александра Гоголя получил недавно в собственность еще и 49% компании "Европейская столица". Несколько лет назад она получила от ключевого заказчика "Буера", Росавтодора, крупный подряд на реконструкцию трассы "Нарва" за 17 млрд рублей и будет вести эти работы до 2020 года. Как заверил "ДП" Владимир Лейман, "Буер" выполнял небольшой объем субподрядных работ для "Европейской столицы", но между собой фирмы не связаны. Хотя сам Лейман в 2014 году, когда "Европейская столица" получала крупный контракт, был ее собственником (по данным СПАРК), и только позже контрольный пакет компании (51%) перекочевал к некой московской УК "Атлантика".

Многим петербургским бизнесменам остается лишь позавидовать новому собственнику "Буера" Александру Гоголю. Несмотря на кризисы, вот так чуть больше чем за 10 лет благодаря полезным связям и удачному старту карьеры на волне построенного в 90-е бизнеса из скромного украинского мигранта он превратился в совладельца любимого президентом горнолыжного курорта "Игора" и крупного дорожно-строительного подрядчика.

КОММЕНТАРИЙ

КИРИЛЛ ИВАНОВ, директор ассоциации "Дормост"

Для участников дорожно-строительного рынка не секрет, что "Буер" ушел под внешнее управление банка "Россия". Фактически в последнее время компания работает как советский трест: подает заявку на текущую деятельность, согласовывает все детали и получает деньги копейка в копейку.

Насколько мне известно, реструктуризация кредитов "Буера" прошла не так успешно, как может показаться. Например, по долгам с подрядчиками они рассчитывались из расчета 50 копеек за 1 рубль. Причем такой расчет происходил в добровольно-принудительном порядке, мол, не хочешь — не бери, не заставляем.

Возможно, решение акционеров "Буера" стать частью крупной олигархической структуры связано с их желанием быть защищенными на рынке и при этом, скажем так, оставаться в обойме. Рассуждать о перспективах возвращения компании в их собственность сложно. Это тот случай, когда говорят: время покажет.

Владельцы компании — уже люди в возрасте. Может быть, за 3 года, пока "Буер" будет расплачиваться по долгам, они и вовсе потеряют интерес к этому бизнесу.

Дело в том, что эпоха глобализации в нашей стране выстраивается как-то криво. Крупных генподрядчиков, способных качественно выполнить масштабные дорожно-строительные работы, в России можно пересчитать по пальцам двух рук.

В этой истории с "Буером", на мой взгляд, банк "Россия" выполнял более глобальную роль, нежели спасение чьего-то бизнеса в кризисные времена. Кто там новый собственник и зачем он им стал — вопрос второстепенный. Главной задачей было сохранение коллектива и мощностей "Буера", чтобы компания продолжала работать и выполнять государственную задачу строительства транспортной инфраструктуры, ведь таких подрядчиков, как "Буер", в Северо-Западном регионе остается все меньше и меньше.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама