Виталий Алексеев Все статьи автора
17 января 2017, 16:30 2719

Россия стала «главным неудачником года» в рейтинге инновационных экономик

Фото: Сергей Вдовин

Россия стала «главным неудачником года» в рейтинге стран c инновационной экономикой по версии Bloomberg. «ДП» выяснил причины такого провала и нашел рецепты для возвращения в первую двадцатку.

Россия потеряла 14 позиций в рейтинге стран с наиболее инновационной экономикой Bloomberg Innovation Index и заняла в нем 26-ю позицию. В 2016 году Россия находилась на 12-м месте рейтинга, в 2015-м занимала 14-е место.

Почему "пакет Яровой" возглавил десятку мировых инновационных угроз и так ли он уж страшен

Почему "пакет Яровой" возглавил десятку мировых инновационных угроз и так ли он уж страшен

4763
Виталий Алексеев

Первое место в списке 3-й год подряд сохраняет Южная Корея, за ней следует Швеция, которая потеснила в рейтинге Германию. В десятку стран с наиболее инновационной экономикой также вошли Швейцария, Финляндия (поднялась сразу на две позиции), Сингапур, Япония (опустилась на три строчки), Дания, США и Израиль. Среди стран бывшего СССР самые высокие показатели у Литвы (32-е место) и Эстонии (33-е).

Южная Корея возглавляет рейтинг благодаря самой большой удельной величине расходов на научные исследования и разработки, патентной активности, а также производству с добавленной стоимостью и уровню высшего образования. Швеции удалось обогнать Германию за счет активности индивидуальных предпринимателей, которые стремятся разбогатеть за счет выдвижения новых идей, отмечают аналитики агентства.

Bloomberg Innovation Index рассчитывается на основе семи показателей: затраты на научно-исследовательские работы, продуктивность, концентрация высокотехнологичных компаний, распространенность высшего образования, добавленная стоимость товаров, число регистрируемых патентов и количество исследователей.

Главный неудачник

В свежем рейтинге Innovation Index Россия не только вылетела из первой двадцатки, но и получила от Bloomberg звание «главного неудачника года», потеряв больше всего позиций в рейтинге, в который вошли 50 стран. Нашими соседями стали Исландия и Венгрия, а в прошлом году — Израиль и Австрия. Наши бывшие соперники в рейтинге за год улучшили свои позиции, поднявшись на одну строчку. Россия же показала одно из крупнейших падений в истории рейтинга.

Аналитики Bloomberg пояснили, что эффект от санкций и падения нефтяных цен «практически уничтожил все достижения последних лет». «Под влиянием санкций и последствий двухлетнего падения цен на энергоносители прошлогодние стабильные показатели России в производстве и производительности труда были утрачены в этом году», — отмечают составители рейтинга.

Россия по-прежнему замыкает тройку лидеров рейтинга по показателю доли дипломированных специалистов или распространенности высшего образования (Tertiary efficiency), сохраняет затраты на научно-исследовательские работы (R&D intensity) и число регистрируемых патентов (Patent activity), что позволяет сохранить позиции в топ-30. Однако по остальным параметрам демонстрирует значительное снижение, самый глобальный провал — в доле высокотехнологичных компаний (High-tech density, 24-е место в 2017 году против 8-го в прошлом рейтинге).

Bloomberg innovation index 2016

Источник: Bloomberg

Проблемы с эффективностью

Провал в рейтинге Bloomberg выглядит не столь трагично на фоне результатов аналогичного рейтинга «Глобальный инновационный индекс — 2016» (Global Innovation Index), в котором Россия поднялась на пять позиций по сравнению с прошлым годом и заняла 43-ю строчку в списке из 128 стран.

Исследование, опубликованное в августе 2016 года, было подготовлено консорциумом Корнельского университета (США), Школы бизнеса INSEAD (Франция) и Всемирной организации интеллектуальной собственности. Методология ГИИ, в отличие от исследования Bloomberg, измеряет инновации, основываясь на сочетании затрат (институтов, исследований человеческого капитала, инфраструктуры, усовершенствования рынка и бизнеса) и отдачи от инноваций для общества (в знаниях, технологиях, творчестве, качестве жизни).

Соавторами работы в этом году стали исследователи Высшей школы экономики (ВШЭ) Леонид Гохберг и Виталий Рудь, которые подготовили специальную главу, посвященную инновационной системе России «Как создать национальную инновационную систему в эпоху глобальных инновационных сетей: российская перспектива».

Согласно докладу, Россия стабильно улучшает свои позиции по субиндексу ресурсов инноваций (44-е место). При этом по эффективности инновационной деятельности позиции страны заметно слабее (69-е). Это, как предполагают авторы исследования, отражает недостаточно эффективную реализацию имеющегося инновационного потенциала.

Преимущества инновационной системы России представлены в таких измерениях, как человеческий капитал и наука (23-е место), уровень развития бизнеса (37-е) и развитие технологий и экономики знаний (40-е). Минусы связаны с интегральными показателями развития институтов (73-е место), внутреннего рынка (63-е) и бизнеса (37-е).

Аналитики НИУ ВШЭ отмечают, что почти для 90% компаний в РФ участие в инновационной деятельности даже на национальном уровне не является самой популярной бизнес-стратегией. Кроме того, сдерживают развитие инноваций крайне низкая вовлеченность ученых из России в исследования передового уровня. Так, в 2015 году РФ была представлена лишь в 3,28% более чем 10 тыс. глобальных исследовательских фронтов в базе данных Web of Science. США присутствуют в 74,3% всех фронтов, Германия — в 30,7%, а Китай — в 23,4%.

Сидим на трубе

Помимо санкций и падения цен на энергоносители, еще одной причиной провала в рейтинге Bloomberg стала низкая системность политики по поддержке инновационной деятельности, считает глава департамента проектной и инновационной деятельности Университета ИТМО Нина Яныкина.

По ее словам, возвращение к показателям предыдущих 2 лет возможно за счет улучшения позиций по «проваленным» индикаторам. А это значит, что очень серьезное внимание нужно уделять инфраструктуре и экосистеме, обеспечивающей трансформацию результатов НИОКР в высокотехнологичные продукты, воспринимаемые рынком.

Здесь высока роль как глобальных программ (таких, как Национальная технологическая инициатива), так и инструментов на уровне отдельных федеральных органов исполнительной власти (таких, как программа поддержки кластеров — лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня Минэкономразвития РФ), отмечает Яныкина.

«На мой взгляд, драйвером должно стать направление «Концентрация высокотехнологичных бизнесов». Чем более качественно мы будем переводить наш научный потенциал в продукты, обеспечивающие рост благосостояния и процветания нации в целом и каждого человека в отдельности, тем ярче это будет проявляться в самых различных рейтингах», — уверена представитель ИТМО.

В свою очередь, декан Петербургской школы экономики и менеджмента НИУ ВШЭ Елена Рогова напоминает, что все инновационные рейтинги считаются с задержкой на несколько лет, именно поэтому Bloomberg в качестве основных причин падения показателей РФ называет цены на нефть и санкции. Результатом спада цен стал дефицит бюджета, а значит, и сокращение финансирования крупных компаний и проектов, которые в России являются драйверами инновационного рынка.

Санкции обеспечили рост в импортозамещении, но потенциал «быстрых» инвестиций уже исчерпан, а масштабные проекты либо еще не запущены, либо вряд ли в ближайшем времени попадут в какие-то рейтинги. «Наша модель экономики — это «труба» для сырьевых ресурсов и оборудования. Мы никуда от нее не ушли и потому проваливаемся в рейтингах», — подчеркивает экономист.  Законодательные инициативы по ограничению иностранного участия, «пакет Яровой» тормозят инновации, отельные успехи российских IT-компаний обнадеживают, но все эти факторы не играют принципиальной роли, уверена представитель НИУ ВШЭ.

«Необходима реформа экономической модели и поиск других драйверов экономики. Это общеизвестные рецепты — стимуляция среднего предпринимательства, развития инновационной структуры с привлечением частного капитала, либерализация законодательства. Все эти вещи обсуждаются, об этом говорил и глава ЦСР Алексей Кудрин, но хватит ли политической воли изменить уже привычную модель «трубы» — неизвестно», — констатирует Рогова.

Новости партнеров
Реклама