Сергей Гуркин Все статьи автора
24 ноября 2016, 23:49 107

Широкая полоса препятствий

В2016 году российский рынок телекоммуникаций объемом около 1,7 трлн рублей (в Петербурге — около 125 млрд рублей) сумел сохранить свои позиции. Каждый гражданин страны, если не отделять частное потребление от корпоративного и государственного, в среднем продолжает тратить на телеком 12 тыс. рублей в год. Но ближайшее будущее видится участникам и экспертам рынка в основном в траурных тонах.

Арифметические колебания пока незначительны. По данным одной группы аналитиков, рынок вырастет на 0,1–0,2%, по мнению другой — впервые в истории его ждет падение, но пока несущественное. Но все это — затишье перед бурей: проникновение основных услуг достигло потолка, частные и корпоративные потребители сокращают издержки, расти рынку некуда. Хотя оптимисты могут вспомнить, что примерно то же самое говорилось и год назад.

«Экономическая ситуация, сложившаяся в России, вынуждает всех жестко оптимизировать затраты, — констатирует глава ГУП «АТС Смольного» Феликс Касаткин. — И проблема не только в выпадении текущей: для участников рынка сужаются и горизонты планирования. Экономят на инфраструктурных проектах, которые могли бы помочь с будущим ростом».

«Между тем запас прочности российских компаний куда ниже, чем, скажем, у их западных конкурентов, — напоминает партнер исследовательской компании ComNews Research Леонид Коник. — Средний доход с одного интернет–пользователя или сотового абонента в месяц в России составляет $5–6, тогда как в Европе — 40–45 евро, в США — более $50, а в Канаде — и вовсе свыше $70. Аналогичная пропорция наблюдается и в сетях платного ТВ».

«Не стоит забывать и о том, что стабильность сохраняется в рублевом исчислении, а вот в долларовом одновременно с девальвацией валюты произошло почти двукратное сокращение, это касается в том числе и капитализации телеком–компаний», — отмечает ведущий консультант AC&M–Consulting Михаил Алексеев. Сокращение затрат потребителями в период кризиса — дело почти неизбежное. Но свой (отнюдь не положительный) вклад в этот процесс вносит и государство. Достаточно вспомнить так называемые законы Яровой, а ведь они были не единственным, хотя и самым заметным вмешательством чиновников в жизнь отрасли.

«Главная тенденция в отрасли в этом году — вмешательство государства, «просаживающее» и без того падающий рынок, — говорит глава компании «Веб–мастер» Андрей Рябых. — Речь о переносе серверов, об обязательном сохранении всей информации о пользователях, их идентификации и т. п. Баланс между здравым смыслом и желанием контролировать граждан явно смещается в сторону контроля. Одновременно с этим государство сокращает и свои вложения в отрасль».

«Какие остались ресурсы для роста? Прежде всего — мобильный и фиксированный широкополосный доступ в Интернет, а также телевидение. Уже сейчас эти сегменты приносят операторам почти треть всех доходов», — отмечает руководитель группы исследователей–аналитиков J'son & Partners Consulting Кирилл Локтев.

Но как проникновение мобильной связи уже достигло своего потолка, так достигнут его и эти направления. «Рыночная ситуация говорит о том, что падение продолжится, — считает Леонид Коник. — Причина стагнации и перехода в негативную фазу рынка проста: фактически иссякли новые абоненты. У каждого россиянина в кармане уже лежит мобильный телефон, дома имеется скоростной интернет–канал и в большинстве случаев подключение к сети платного ТВ».

С одной стороны, телефон и Интернет стали «коммунальными услугами», которыми все пользуются и от которых никто никогда не откажется. С другой же стороны, в телеком–отрасли, в отличие от сферы ЖКХ, нет монополий и, чтобы бороться за потребителей, приходится снижать цены.

«К тому же конкуренция ведется не только между платными операторами, — напоминает Леонид Коник. — Онлайн–сервисы, например Facebook Messenger и WhatsApp, работают или бесплатно, или почти бесплатно. Как следствие, через эти два сервиса отправляется 60 млрд сообщений в день, то есть втрое выше, чем sms у всех операторов земного шара вместе взятых.

«Рынок исчерпал резервы роста по выручке и в проводном, и в мобильном сегментах, — уверен Михаил Алексеев. — Операторы оказываются в совершенно новой среде, где больше нет яростного соревнования за долю рынка ради этой доли. Эффективность становится главной темой как в контексте операционных затрат, так и в контексте капиталовложений».

Кроме эффективности расходов, другой потенциальный драйвер роста — новые форматы виртуальных операторов мобильной связи. Такие проекты разрабатывают Сбербанк совместно с Tele2 и «ВКонтакте» совместно с «МегаФоном». Раньше, когда были «живые» абоненты, за которых можно было бороться, участники рынка не уделяли таким проектам достаточного внимания. Теперь ситуация изменилась. Заинтересованность госбанка, в свою очередь, вызвана желанием как снизить издержки на обслуживание клиентов, так и найти новые способы заинтересовать своими услугами владельцев смартфонов.

Поиски идут и в других направлениях. Цель общая: новые источники доходов, которые поддержат в условиях падения затрат на привычные телеком–услуги. «Одни компании пытаются найти их на стыке телекоммуникаций и финансовых сервисов, другие верят в возможность заработка на цифровом контенте, третьи пытаются нащупать успешные модели в сфере подключенных устройств, — говорит Леонид Коник. — Но очевидного пути развития — каким было когда–то строительство станций GSM, а затем LTE — не существует. И не все участники рынка смогут пройти этот период без потерь».

Поводы для оптимизма найти можно: в этом году быстро растут и рынок мобильных финансовых услуг, и приложения big data. Но этот рост слишком мал, чтобы компенсировать потери от массовых услуг. «В России средняя стоимость мегабайта трафика в мобильных сетях уже сейчас ниже, чем в Китае и Индии, не говоря уже о западных странах, а затраты с учетом географии несоизмеримо выше, — отмечает Михаил Алексеев. — И про цены на многие другие услуги можно сказать если не то же, то что–то очень близкое».

Представляется, что в условиях сокращения затрат потребителями на конкурентном рынке, притом что маржинальность и так оставляет желать лучшего, каждый новый год рискует стать фатальным. Причем если стабильно сложная ситуация сохраняется довольно долго, то падение, наоборот, может произойти очень быстро: сокращение выручки ниже уровня рентабельности, далее выход акционеров из капитала и следом — обрушение капитализации. Надежда у участников рынка только на то, что им не привыкать работать в трудной атмосфере.

Новости партнеров
Реклама