Ольга Комок, журналист Все статьи автора
2 октября 2016, 13:39 762

Рецензия на спектакль "Лир"

Фото: Олимпия Орлова, Клуб "418"

"Лир" в "Приюте комедианта". Журналист Ольга Комок посмотрела возобновленный спустя четыре года спектакль "Лир" на сцене "Приюта комедианта". Теперь в спектакле нет ни мата, ни икон, ни надувной куклы, но оказалось, что не в них было дело.

В репертуар театра "Приют комедианта" вернулся спектакль, сделавший ему славу. Самую настоящую, не дурную: количество копий, сломанных вокруг "Лира" Константина Богомолова 5 лет назад, перешло в качество. От "Приюта" теперь все время ждут столь же будоражащих открытий и страшно удивляются, когда их не происходит на каждой премьере. Константин Богомолов с незапамятного 2011 года превратился не просто в известного режиссера, а в притчу во языцех — и для "прогрессистов", и для "традиционалистов", коих, правду сказать, наросли тьмы–тьмущие.

Рецензия на спектакль "Лабиринты Венеры"

Рецензия на спектакль "Лабиринты Венеры"

457
Ольга Комок

Спустя всего один триумфальный, золотомасочный сезон Богомолов сам закрыл свой проект — мол, "спектакль преисполнился самодовольством, а артисты — чувством успеха". За время отсутствия "Лира" на сцене атмосфера сгустилась. Канули в Лету общественные бурления 2011–2012 годов, на волне которых "Лир" воспринимался как хороший анекдот об операции "Преемник", как капустник на тему прошлых и текущих событий, полный толстых намеков и откровенных выпадов против всяких идеологических клише. Театральные битвы, переходящие в уголовные дела, выглядят уже не сюрреалистическими явлениями, а рядовыми элементами отечественного культурного пейзажа.

"Лир" — с теми же актерами и той же сценографией — вернулся в другую страну. Это было очевидно перед летними московскими показами, когда некий активист (оставим его безымянным), насмотревшись YouTube, подал заявление в полицию с требованием закрыть спектакль "за экстремизм". Это стало ясно и в Петербурге, где пока обошлось без жертв с оскорбленными чувствами. Действующие лица "Лира" теперь осторожны: Роза Хайруллина в роли Лира больше не матерится на сцене. Нет икон в руках Ульяны Фомичевой, Геннадия Алимпиева и Антона Мошечкова с ночными горшками на головах. Никто сладострастно не терзает надувную куклу, разрисованную картой России, без упоминания которой не обходился в свое время ни один пересказ постановки. И выяснилось, что не в кукле и мате вся фишка.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Мелкая нарезка из Шекспира, Ницше, Пауля Целана, Самуила Маршака и Откровения Иоанна Богослова стала плотнее. Актеры в роли женщин и, наоборот, актрисы в ролях мужчин играют еще точнее и холоднее: это вам не комедия с переодеваниями, а конструкция, которая лишает всех персонажей гендерной идентичности и вместе с ней человечности. В тесном антураже из разрушающихся кремлевских стен под хронологию Великой Отечественной, бесстрастно зачитываемую в микрофон, действуют не люди — фигуры. И действуют быстро.

От бытового застолья с разделом страны под оливье и водочку до плясок под Rammstein после удачного авианалета, от пространной цитаты из энциклопедии про бессмертие раковых клеток до мультяшного вырывания глаз штопором, от секса с револьвером до неофициального гимна ГУЛАГа под гитару — эти "веселые картинки" не рассыпаются на коллекцию театральных трюков, а сплетаются в прочную ткань повествования. Только рассказ ведется про все сразу — про бесчеловечную природу войны и власти (советской и не только), про антисемитизм, про вожделение и насилие, гнев и глупость, про корни зла… В общем, про жизнь. И даже смерть не в силах остановить дурную бесконечность, точнее, бесконечность всего дурного, что заложено в человеческой природе. Пирующие в финале трупы (снова с оливье, водкой и селедкой) празднуют жизнь после конца света. Который, как пишет Богомолов, уже произошел, просто мы не заметили.

По возвращении на царство "Лир", похоже, перестал быть персонажем общественно–политической жизни, зато обратился в факт искусства, многослойный и многозначный, как и положено хорошему искусству и подлинному факту. Возможно, перестав быть злобой дня, этот спектакль затронет нерв десятилетия как минимум… Но это мы узнаем, если "Лир" проживет несколько сезонов и не будет закрыт автором — или кем–нибудь еще.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама