Андрей Архангельский Все статьи автора
16 сентября 2016, 17:06 910

Рецензия на фильм "Чудо на Гудзоне"

Фото: Кинопоиск

Обозреватель Андрей Архангельский следил, как Том Хэнкс сажает пассажирский авиалайнер прямо на воду. "Чудо на Гудзоне" – новый фильм Клинта Иствуда. Смотреть обязательно!

В январе 2009 года командир экипажа авиалайнера Чесли Салленбергер совершил уникальную аварийную посадку на воду реки Гудзон (Нью-Йорк) — после того как оба двигателя вышли из строя. Уже тогда было понятно, что это сюжет для фильма. Собственно, Иствуд мог бы сильно сэкономить на съемках — сохранились тысячи хорошего качества видеозаписей реального события с разных ракурсов. Понятно, что фильм о человеке, который спасает 155 жизней. Понятно, что Салленбергер — герой. Но в таких лобовых сюжетах труднее всего найти не натуру, а именно интригу.

Почему стоит идти на фильм "Монах и бес"

Почему стоит идти на фильм "Монах и бес"

6353
Андрей Архангельский

Она, эта интрига, как ни странно, есть. История полета перемежается в кадре с заседанием какой-то лишенной чувств комиссии, которая с автоматизмом кафкианской машины чуть ли не на следующий день решает вопрос: правильно ли Салленбергер (Том Хэнкс) поступил, решив сажать самолет на воду, — и не дотянул до соседнего аэродрома. Само это заседание, где разбирают решение Салленбергера, едва ли и не драматичнее, чем роковой полет. Тут выстраивается, как всегда у Иствуда, какой-то элементарный конфликт — в данном случае между человеком и машиной, — который, тем не менее, звучит очень актуально.

Дело в том, что все компьютеры-авиасимуляторы, с введенными в них реальными параметрами полета, показывают, что Салленбергер вполне мог бы дотянуть до аэродрома. Герой оказывается в абсурдной ситуации: он спас людей, а теперь ему еще и надо доказывать, что спасти их можно было только так, а не иначе. И вот человек, переживший подобное, вместо того чтобы примерять лавры победителя, должен теперь спрашивать себя: правильно ли он рисковал?

И вот он бродит, вспоминает всю прошедшую жизнь, как это обычно бывает, а по сути, задает себе один вопрос: что вообще в подобных случаях руководило его действиями, на что он опирался при принятии решений?.. На интуицию. Окей. Но для комиссии это не аргумент. А что тогда аргумент? Пилот — несмотря на все свои опыт и практику — человек, а человек не может думать как машина, ему требуется время на принятие решений. После одного бытового случая Салленбергера осеняет: человеческая слабость — это и есть человеческая сила, его преимущество.

И когда Салленбергера на следующих слушаниях спрашивают, почему он не ушел на аэродром, тот просит ввести в симуляторы поправку, 30-секундную задержку. Поскольку в реальности пилот не сразу принимает решение, а сомневается, лихорадочно думает, боится, прислушивается к отсутствующему гулу двигателей — ну то есть ведет себя как человек. Дальше все становится на свои места: введенная корректировка параметров в симуляторы наглядно демонстрирует, что любое другое решение пилота, кроме приводнения, закончилось бы катастрофой. То есть интуиция пилота оказалась самым важным параметром во всей этой истории.

Герой Иствуда защищает тут права человека — в самом широком смысле, право человека на чувство и преимущество его чувств перед машиной. За 7 лет, прошедших с момента "Чуда на Гудзоне", эта тема стала еще более актуальной. Этот фильм — гимн человеку, его уникальности. В таком несколько патриархальном, прямолинейном регистре, но все равно — смотреть это почему-то приятно. Потому что тут не герой, а именно человек побеждает.

Новости партнеров
Реклама