Дмитрий Грозный Все статьи автора
9 сентября 2016, 14:08 490

"Грозный обзор": гастробар Gastroli

Фото: Дмитрий Грозный

Дмитрий Грозный отправился не на гастроли, а в Gastroli, чтобы понаблюдать результат скрещивания тартара и вителло тонато.

Буратта примерно размером с кулак, нет — с мой кулак, а не ваш, — официантка Евгения из гастробара Gastroli старается быть максимально наглядной, и, взглянув на ее кулак, понимаешь, что порции в новом заведении не отличаются богатырскими размерами.

"Грозный обзор": Julia Child Bistro

"Грозный обзор": Julia Child Bistro

684
Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП"
"Грозный обзор": Julia Child Bistro

"Грозный обзор": Julia Child Bistro

684
Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП"

Отечественные рестораторы с незапамятных времен уверовали, что успех заведения зависит от трех факторов: location, location и еще раз location. Отсюда следует, что места бывают счастливые и несчастливые. Если бы создатели Gastroli были людьми суеверными, то наверняка предпочли бы какой–то другой дом. Да, на первый взгляд, все кажется прекрасным — до Летнего сада отсюда всего–то метров двести, не больше, но вывески ресторанов на фасаде, в отличие от памятной доски в честь чекиста–разведчика, в последние годы менялись регулярно. Еще недавно здесь был рафинированно–эстетский "Полет", но сейчас от былого минимализма не осталось и следа. Теперь здесь лофт, но лофт респектабельный: кирпич, сталь и бутылки–бутылки–бутылки.

Но самый запоминающийся элемент дизайна — ползущие по стенам черные червяки с глазами–светильниками. Сидеть предлагается либо на пухлых диванах, либо на креслах а–ля шестидесятые, крытых серым (и не только серым) шинельным сукном, за столиками шершавого гранита. Камень холодный — с одной стороны, это, конечно, хорошо — напитки не греются, но с другой — каково гостям будет зимой! Не позавидуешь! А гости в обеденную пору здесь самые разные: за спиной кто–то на бойком английском договаривается с Бобби о поездке из Копенгагена, за другим столом мама и школьница–дочка, одна обедает, другая пьет вино. Саундтрек чрезвычайно моден, вечером здесь, наверно, будет шумно.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Название заведения, конечно же, апеллирует к гастрономии, а не к заезжим артистам. Меню занимает один листочек, карта напитков — раз в пять больше. "Гастрольная" кухня еще явно находится в процессе становления: за те несколько недель, что работает заведение, раздел закусок стал вдвое больше, да и некоторые цены успели ощутимо вырасти. Но основа осталась прежней: тартары (220–350 рублей), брускетты (220–350), риет из утки (290), севиче из морского карася и креветки (490) и т. д., конечно, располагают к бокалу вина, а лучше нескольким. Кроме того, отдельный раздел посвящен "Хосперу". В этой чудо–печке здесь готовят все подряд: черноморские мидии (590), тальяту из говядины в азиатской глазури (690), цыпленка с гранатовой сальсой (450), а также кукурузу (150), артишоки (390) и т. д. Стейк рибай (2400) минимум втрое дороже всех остальных блюд, в остальном цены вызывающе высокими не выглядят, но нужно принимать во внимание размер порций: от среднего и меньше. Концепт–шеф Алексей Крылов раз за разом пользуется одним и тем же приемом: подвергает знакомые блюда неожиданным трансформациям. Например, он скрестил тартар и вителло тонато. Отличная на самом деле идея — сопроводить рубленую говядину тунцовым соусом, но почему его так мало! Будто на кухне его отмеривают при помощи пипетки.

С супом "Четыре сыра" еще интереснее. Не стоит даже упоминать про одноименные пасту и пиццу — про них при нынешнем распространении итальянской кулинарии забыть невозможно, зато кто–то мог запамятовать, что в Советском Союзе существовал так называемый студенческий суп, который готовили из плавленых сырков. "Гастрольный" суп сделан примерно по тому же принципу, только сыр другой: козий, таледжио, пармезан, но ярче всех — горгонзола. Зеленое ризотто из булгура со слайсами утиной грудки — безусловный хит. Кто–то скажет, что капли кисло–сладкого лаймового желе здесь ни к чему, но по–моему — очень удачно. Треска образцово нежна, дополнением для нее служат толченная с зеленью картошка и мусс из мидий. Почти все местные десерты — совсем летние, с сорбетами из тыквы или нектарина. Но есть еще трюфельное крем–брюле. В данном случае имеется в виду гриб, а не конфета. При этом трюфель кричал о себе во весь голос. Может, все–таки стоит хотя бы чуть потише? И конечно, хочется, чтобы знаменитая карамельная корочка нигде не размокала и ее нужно было именно ломать...

Почти всю панораму за окном занимает Пантелеймоновская церковь. Говорят, напротив нее долго жил Пушкин. Выходит, поэт видел то же, что и я.

Новости партнеров
Реклама