Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП" Все статьи автора
17 июня 2016, 15:37 799

"Грозный обзор": ресторан The Repa

Фото: Дмитрий Грозный

В сегодняшнем "Грозном обзоре" — ресторан The Repa на Театральной площади, 18/10.

"Вместо конфитюра из репы будет конфитюр из цукини. Репу сейчас сложно найти в наших широтах", — сообщает официант из нового ресторана, название которого имеет для понимания момента ключевую роль. Потому что заведение называется The Repa, вот именно так — латиницей. Впрочем, создатели заведения из Ginza Project имели в виду не только самый русский из русских корнеплодов.

"Грозный обзор": ресторан Social Club

"Грозный обзор": ресторан Social Club

888
Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП"

Можно сказать, что The Repa открылся при Мариинском театре, а можно — что в самом Мариинском театре, потому что в этом здании функционируют какие–то его подразделения. Да и от служебного входа до двери ресторана шагов тридцать или чуть больше. Так вот, репа — слово многогранное, на театральном жаргоне так называют репетицию. Много лет в этих стенах работал ресторан "За сценой".

С тех времен на нескольких серо–благородных стенах остались автографы, иногда едва видимые. Но восторженное "это было чудо как вкусно" от Елены Образцовой читается отлично. А еще есть фломастерные росписи Майи Плисецкой, Родиона Щедрина ect. — стирать такое было бы преступлением против человечества. Все остальные стены в двух залах заняты фресками, на которых балерины в золотых, красных и голубых пачках и волшебные птицы. Птицы также летают по тарелкам и даже по нескольким стульям — очень удобным, но тяжелым.

Официант рассказывает, что дизайн — дело рук московской петербурженки Алены Ахмадуллиной. В отдельном кабинете есть даже телевизор. В первый момент на экране перемещались футболисты, которые здесь смотрятся примерно так же, как "Травиата" в ирландском пабе, но канал, к счастью, сменился, и появился занавес. Это еще одна древняя местная традиция: транслировать происходящее на мариинской сцене. Изображение, прямо скажем, так себе (а про звук лучше вообще не вспоминать), понять ничего невозможно, но наблюдать, как строятся декорации, очень даже увлекательно. Будто сам очутился за кулисами.

/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Официанты в серо–болотных рубашках и фартуках выглядят примерно так же, как учителя–народники из XIX века. Да и говорят нараспев, будто читают стихи. Конечно, здесь русское меню. В ресторане The Repa и не могло быть другое. Взгляд автоматически ищет оливье, борщ, бефстроганов, но ничего этого нет! И блинов с икрой тоже! Зато, увидев уменьшительно–ласкательное "салакушка", можно безошибочно назвать имя шефа — Руслан Ступицкий. Кажется, еще в ресторане "Зеленая дверь" у него были и треска, копченная в молоке, и блюда из козленка.

Цены на еду ниже, чем внутренне ожидаешь, большинство блюд стоят от 300 до 600 рублей. Бокал house wine обойдется в 190 рублей, стакан несколько водянистого облепихового или клюквенного морса — на 10 рублей дешевле. Карта напитков вообще составлена бестолково. Сначала листаешь много страниц с российскими винами (между прочим, есть экземпляры за 9,8 тыс. рублей), потом начинаются пиво и крепкий алкоголь. Ни в жизни не догадаешься, что дальше все начнется по новой: опять игристое, опять белое, опять розовое, опять красное и т. д. — только из других стран.

В качестве комплимента приносят сливочный хлеб. На самом деле это огромная бриошь, которую нужно ломать, а затем окунать в растаявшее масло, посыпанное солью. К каждому караваю прилагается стих на пергаменте, всегда один и тот же: "Для Танюшек и Наташ. Добрый хлеб — кормилец наш!" Икра из печеных баклажанов (290 рублей) оказалась совсем не смачной, скорее, это блюдо можно назвать овощным тар–таром. Обжигающе горячие пирожки, начиненные уткой и ревенем (370), тоже были, по сути, не пирожками, а скорее спринг–роллами, но это была гениальная неправильность! Тончайшее хрустящее тесто, упоительно–сладкая начинка и йогуртово–мятный соус: тот, кто вам скажет, что пять пирожков на одного — это перебор, не верьте! Подкопченный муксун нужно обязательно накалывать на вилку с кусками поджаристого порея (590) — они отлично дополняют друг друга. В салате из печени кролика со шпинатом и соусом из печеного яблока хотелось, чтобы печенка, оставаясь мягкой внутри, в идеале была покрыта глазурной корочкой.

Салат из копченной в молоке трески с молодым горошком, картофельными крокетами и вялеными томатами (460) очень хорош сам по себе, но количество рыбы в тарелках даже на взгляд было отличным. Кухне вообще еще стоит поработать над стабильностью: котлета де–воляй (490), которая, как известно, отличается от котлеты по–киевски начинкой из фуа–гра, оставляла то образцовые, то пересушенные ощущения. Но сочетание со сладким конфитюром из цукини в любом случае отменное. Карп с соусом из эстрагона (490) был поджарист и нежен одновременно, но повар зачем–то украсил тарелку луковицей в шелухе. Внутри луковой шкатулки после долгих поисков можно было отыскать кусочки рапанов, но почти вареного лука было куда больше. Получилась луковица с луком!

"Грозный обзор": ресторан "Трюфельный дом Bruno"

"Грозный обзор": ресторан "Трюфельный дом Bruno"

1387
Дмитрий Грозный, исполнительный редактор "ДП"
/
Купить фото
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text
Alternate Text

Среди десертов в The Repa заявлены сразу две балерины — "Павлова" (320) и "Вишнева" (290). "Вишнева" по–домашнему проста, а "Павлова" кардинально отличается от привычного канона. Никаких взбитых сливок и даже фруктов! Пробовать обязательно, правда, кондитер иногда нарушает баланс в сладкую сторону. Рисовый пудинг с грушей и сорбетом из винограда (360) был настолько изысканно тонок, что тоже заслуживал балетного имени. А что же репа? За репой в The Repa придется идти в июле.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама