Валерия Лебедева Все статьи автора
23 марта 2016, 17:54 3481

Куда пропали 200 млрд рублей, которые хранились в негосударственных пенсионных фондах

Фото: Вдовин Сергей

За прошлый год россияне потеряли в негосударственных пенсионных фондах 200 млрд рублей накоплений, заявила Ольга Голодец. Это около 12% активов НПФ. "ДП" попытался разобраться, куда могла пропасть такая непомерно большая сумма.

Более 200 млрд рублей потеряли российские граждане в прошедшем 2015 году в негосударственных пенсионных фондах (НПФ), заявила в среду, 23 марта вице-премьер Ольга Голодец.

Рустам Тарико утратил операционный контроль над НПФ "Русский стандарт"

Рустам Тарико утратил операционный контроль над НПФ "Русский стандарт"

484

По ее словам, до сих пор не определено, куда ушли эти деньги, и неясно, кто и когда будет их возмещать. "То, что сегодня людей продолжают вводить в заблуждение непрозрачными правилами и отсутствием прямых договоров между гражданином и негосударственным пенсионным фондом в этой системе, — это огромный изъян всей системы. Система продолжает обсуждаться, сегодня мы уже сблизили (позиции) с нашими коллегами: в том числе и Министерством финансов, Министерством экономического развития. В этой системе мы должны принять решения и для защиты наших граждан, и в интересах развития финансовых инструментов", — отметила Ольга Голодец.

Официальных итогов работы негосударственных пенсионных фондов за 2015 год пока нет, публично известны только данные за 9 месяцев 2015 года. Активы НПФ в январе-сентябре 2015 года заметно выросли в результате поступления части "замороженных" ранее пенсионных накоплений россиян. Так, по данным Центробанка РФ, после роста на 62% в 2013 году и на 4% в 2014 году за первые 9 месяцев 2015 года объемы пенсионных накоплений НПФ выросли на 49%, достигнув 1687,2 млрд рублей, рост пришелся на II квартал года. Если отталкиваться от этой цифры, то выходит, что названная Ольгой Голодец цифра в 200 млрд составляет около 12% от всего объема накоплений, которые хранятся в НПФ.

Санкции и заморозка

Санкции и нестабильность, которым подвергся российский рынок в 2015 году, конечно, усложнили фондам работу и повысили риски инвестирования средств. И хотя обычно НПФ подходят к инвестициям консервативно и около 70% вкладывают в облигации, санкции привели к падению стоимости некоторых из них. Добавила масла в огонь и "заморозка" накоплений на 2016 год, ожидания ее продления на 2017 год. Ранее Национальная ассоциация негосударственных пенсионных фондов оценила ущерб от заморозки пенсионных накоплений в 30 млрд рублей.

Однако все фонды на тот момент показали положительную доходность. Средняя доходность по рынку за 9 месяцев составила 11,1%, посчитали ранее в "РИА Рейтинг". Ниже инфляции, в 10,4% за квартал, доходность наблюдалась у 29 фондов из 77 попавших в рейтинг. Для сравнения: в январе-сентябре 2014 года средняя доходность НПФ составляла 4,7% при инфляции в 6,3%. Исходя из этих данных, предположить, что названная цифра стала следствием лишь неэффективных инвестиций негосударственных пенсионных фондов, сложно.

Отзыв лицензий

Значительная часть этой суммы, скорее всего, была потеряна в фондах, которые потеряли лицензии. В прошлом году на этом рынке началась достаточно активная расчистка. Самой заметной стала серия отзывов у НПФ, связанных с финансовой структурой Анатолия Мотылева. В начале августа ЦБ отозвал лицензии у фондов "Адекта-Пенсия", "Уралоборонзаводский", "Солнце. Жизнь. Пенсия", "Защита будущего" и "Солнечное время", "Сберегательный" и "Сберегательный фонд солнечный берег". По состоянию на начало августа клиентами этих фондов являлись свыше 1 млн человек, а общий объем пенсионных накоплений, пребывающих в их управлении, составлял около 60 млрд рублей.

Правительство не станет продлевать сроки выбора НПФ для накопительной пенсии

Правительство не станет продлевать сроки выбора НПФ для накопительной пенсии

1140

ЦБ установил, что некоторые из этих фондов инвестировали средства в ипотечные сертификаты под залог земельных участков и в облигации компаний, которые вкладывали пенсионные накопления в собственные проекты, а компании, в свою очередь, действовали в интересах банка Анатолия Мотылева "Российский кредит". СМИ со ссылкой на источники писали, что из фондов группы Анатолия Мотылева было выведено около 40 млрд рублей и утеряно до 80% активов. Еще одной из причин, по неофициальной версии, считается отзыв в июле текущего года лицензии у банка "Российский кредит". Некоторые фонды имели счета в этом банке, которые после отзыва лицензии оказались заблокированными. На данный момент Анатолий Мотылев находится за границей, и большинство игроков рынка сомневаются, что средства, потерянные в подконтрольных ему фондах, когда-нибудь получится вернуть.

В целом в декабре прошлого года Ольга Голодец оценивала потери россиян в результате ликвидации нескольких негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в 90 млрд рублей. Тогда она пояснила, что эти деньги в систему Пенсионного фонда России придется возвращать правительству, при этом вице-премьер не была уверена, что эти деньги вернут гражданам.

Тяжело, но не смертельно

Итак, около 90 млрд рублей россияне потеряли из-за отозванных лицензий, 30 млрд рублей пропали из-за заморозки пенсионных накоплений, значительная часть исчезла из-за санкций и неразумных инвестиций. Однако даже с учетом всех перечисленных проблем на рынке названная Ольгой Голодец цифра в 200 млрд рублей выглядит непомерно большой, и точнее сказать, куда ушли деньги, можно будет при подведении итогов рынка за 2015 год.  

"Только неэффективное управление могло привести к столь серьезным потерям, ведь 200 млрд рублей — это очень много. Возможно, проблема в том, что НПФ вкладывают средства в активы с низкой доходностью, но это вложения с минимальными рисками, а значит, таких просадок быть не должно. Мы не исключаем, что в НПФ не обходится без коррупции", — предполагает заместитель директора аналитического департамента "Альпари" Анна Кокорева.

И хотя цифра выглядит внушительно, сокрушительным ударом ее назвать нельзя, отметил заместитель директора по продажам и развитию клиентов "БКС Брокер" Алексей Бушуев. "Это больно, тяжело, но не смертельно. Проблемы в пенсионной системе РФ, которая традиционно работает в "распределительном" (работающие платят пенсионерам), а не накопительном (каждый сам себе копит деньги) формате. И собирает на себя традиционные для таких систем проблемы — и демографические ямы (старение населения — больше получателей пенсии и меньше плательщиков)", — поясняет он.

Количество денег вкладчиков, потерянных вкладчиками банков, несопоставимо больше, но никто не говорит о несостоятельности банковской системы, и тем более о ее закрытии, что часто бывает с системой пенсионных накоплений, отмечает руководитель отдела розничных продаж УК Солид Менеджмент Сергей Звенигородский. "Пенсионная сфера сейчас похожа на усыновленного ребенка, на которого можно взвалить проблемы "родных" детей — банков и страховых компаний (плюс АСВ и ВЭБ), то есть у части правительства нет понимания, что пенсионные накопления граждан в стране будут играть роль банковской сферы (как в других странах) и поддерживать внутренний рынок", — говорит он.

"Возможно, речь идет о потере средств в фондах, которые лишились лицензии, — но  в этих фондах близко нет вообще такого объема накоплений, — удивляется аналитик ИК "Премьер" Илья Балакирев. — Тем не менее, даже если система действительно каким-то образом понесла такие потери, едва ли стоит говорить о ее состоятельности как таковой. Потому, что во-первых, если фонды управляют плохо, это в значительной степени заслуга регулятора, а не самих фондов, так как у них крайне ограничен выбор доступных активов. Во-вторых, государство систематически лишает фонды новых поступлений — и это более крупные суммы. А без пополнения средств этот институт не может показать себя в полной мере и стать весомым игроком на рынке капитала".

Известно, что в дополнение к существующим ограничениям НПФ хотят обязать возмещать вкладчикам потери из собственных средств. Речь об этом идет в законопроекте "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам регулирования деятельности негосударственных пенсионных фондов". В случае если такие фонды получают убыток или у них нет прибыли из-за недобросовестного исполнения обязанностей, фонды будут обязаны возмещать потери за счет собственных средств. Проект внесен Минфином РФ в феврале этого года.

При этом, по мнению экспертов, дальнейшее ужесточение контроля над системой НПФ, которое планируется, вряд ли может привести к уменьшению потерь. "Для того чтобы стать полноценным участником финансовой системы, как это происходит в развитых экономиках, пенсионные фонды должны быть гораздо крупнее, чем сейчас в России. Доходность же этой системы во многом зависит и от того, как управляется страна в целом, насколько эффективен менеджмент и сама экономика. И упрек в неэффективности пенсионных фондов — это в конечном итоге упрек в неэффективном управлении экономикой. Участники рынка постоянно указывают на то, что регулирование слишком жесткое, поэтому фонды не могут инвестировать в то, что хотят, или даже не инвестировать в то, во что не хотят", — говорит Илья Балакирев.

"Гарантией надежности НПФ выступает строгое регулирование фондов, поэтому проблема не в законодательстве, а, скорее всего, внутри отрасли. Плюс нужно сделать скидку на изменение конъюнктуры рынка за последние несколько лет в худшую сторону. В ближайшие годы существенная доля НПФ покинет рынок, не выдержав жестких условий работы и отсутствия притока новых средств. Останутся лишь самые мощные фонды при крупных корпорациях и структурах", — прогнозирует Анна Кокорева.

Новости партнеров
Реклама