Российские власти планируют изъять у банков избыток валюты

Автор фото: photoxpress

Власти собираются изъять избыток валютной ликвидности у банков. Для этого планируется выпустить специальные облигации. "ДП" разбирался, зачем банки удерживают валюту и насколько мы близки к сценарию принудительной конвертации вкладов в рубли.

Российские власти обсуждают, как избавить банки от слишком высокого уровня долга в валюте, заявил в пятницу глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. "Сейчас банки испытывают избыток валютных пассивов. Необходимы меры, чтобы этот избыток снимать", — сказал Алексей Улюкаев. По его словам, есть конкретный вариант решения проблемы —  выпуск специальных бондов, номинированных в валюте. Однако предполагаемого эмитента министр не назвал.
Идея выпуска специальных валютных облигаций не нова: она появилась на внутреннем рынке в сентябре прошлого года как вариант помощи Внешэкономбанку. Тогда речь шла о размещении бумаг на сумму $3,5 млрд среди экспортеров и банков. Помимо возможного выпуска бондов, номинированных в валюте, ЦБ обсуждает еще одну меру — создание дополнительных резервов по валютным вкладам, вероятнее всего, это коснется вкладов юрлиц.
Объем привлеченных средств юрлиц и физлиц в иностранной валюте и драгоценных металлах, по данным ЦБ, в период с 1 декабря 2014 года по 1 декабря 2015-го вырос на 33% (+4,6 трлн рублей). "Однако важно помнить, что это оценка в рублевом выражении, и такой рост вызван исключительно девальвацией рубля, на деле же в валютном эквиваленте суммы остались практически неизменными. Таким образом, утверждения властей о значительной избыточности валютной ликвидности звучат несколько лукаво", — отмечает аналитик "Алор Брокер" Антон Ванин. "Ситуация с валютной ликвидностью российских банков в моменте комфортная", — говорит глава управления рыночных исследований и аналитики Росбанка Юрий Тулинов.
Источник: данные ЦБ
Тем не менее ранее госбанки ВТБ и Сбербанк признавались в излишках валюты. В частности, ВТБ объявил, что направит этот излишек на выкуп своих евробондов с рынка, чтобы эффективнее управлять активами. Тогда аналитики предполагали, что избыток валютной ликвидности связан с тем, что россияне в связи с обострением геополитической обстановки переводят свои сбережения в российские банки, и поэтому российская банковская система получила слишком много валюты за последний год.

Валюта больше никому не нужна

Валютные облигации могут помочь тем банкам, которые реально испытывают избыток валютной ликвидности, говорит директор департамента финансирования банковских операций ЮниКредит Банка Кирилл Панов.
"После резкого ослабления рубля в 2014-2015 годах и банки, и заемщики осторожнее относятся к займам в валюте. В условиях плавающего курса рубля заемщики стали трезво оценивать свои возможности расплачиваться в иностранной валюте, а банки более консервативно оценивают риски по таким кредитам", — объясняет руководитель валютно-финансового департамента Ситибанка Денис Коршилов.
Из-за этого, по его словам, объемы валютного кредитования снижаются, в то время как вклады в валюте по-прежнему остаются популярным инструментом сбережений. Банки используют профицит валютной ликвидности для увеличения портфелей еврооблигаций, покупая их на открытом рынке. "В то же время Минфин для финансирования растущего дефицита бюджета собирается в этом году выходить на рынок еврооблигаций с новыми заимствованиями. В данной ситуации довольно логично было бы предложить инструмент и для локальных игроков, у которых есть интерес к активам в иностранной валюте. Таким образом, Минфин может снизить объем внешнего долга, а может быть, и стоимость своих заимствований", — считает Денис Коршилов.
Целью правительства может быть желание заставить эти деньги работать, говорит аналитик FxPro Александр Купцикевич. "Ухудшение макроэкономической конъюнктуры заставило банки гораздо осторожней выдавать кредиты. К тому же ЦБ ведет нешуточный бой с мелкими банками, обвиняя их в плохом качестве активов. Этому также способствует увеличение просрочки по кредитам со стороны заемщиков. Банки рискуют оказаться между ЦБ и МЭР как между молотом и наковальней", — говорит аналитик.
"Избыток валюты это пассив, неработающие деньги. Чтобы на них зарабатывать, банк должен их как-то где-то разместить, но кому сейчас нужна валюта в России? Кредиты валютные никто не берет, на межбанковском рынке — тоже. Потому, чтобы не потопить весь банковский рынок, излишки надо убирать", — соглашается территориальный директор "БКС Премьер" Вадим Исаков.
При этом банки могут удерживать валюту не только из-за того, что они не находят ей места: в условиях высокой волатильности валютных курсов и необходимости соблюдения нормативов ЦБ банки придерживают ее в качестве "подушки безопасности", считает Александр Егоров. Но все-таки, по его словам, сейчас брать кредиты в валюте становится очень рискованным для потенциальных заемщиков, и такое предложение решает ряд вопросов с оптимизацией использования избыточной валютной ликвидности.

Наказание для спекулянтов

Торгуя валютой, банки оказывают спекулятивное давление на рубль, они "раскачивают" рынок. Планы властей изъять у них избыток валютной ликвидности можно объяснить как раз попыткой снизить это давление, говорит заместитель директора аналитического департамента "Альпари" Дарья Желаннова. "В условиях снижения цен на нефть, которое происходит уже достаточно давно и вызывает соответствующую волатильность на валютном рынке, для банков открываются широкие возможности для заработка. Это усиливает давление на курс рубля", — поясняет она.
Представители государства уже не раз заявляли о намерении дестимулировать валютные операции банков, поскольку скачки курса негативно сказываются на показателе достаточности капитала/стоимости обслуживания пассивов, вспоминает Юрий Тулинов.
"Станут ли заменой операциям с валютой операции с бондами — это вопрос, но, вполне возможно, таким образом будет снижена непосредственно спекулятивная составляющая валютных операций", — говорит аналитик группы компаний TeleTrade Александр Егоров.
Правительство также может опасаться того, что банки, которые сейчас обладают избытком валютной ликвидности, могут начать агрессивную игру на повышение национальной валюты, если подтвердится тенденция к укреплению нефти, предполагает аналитик ИК "Премьер" Сергей Ильин. Это может привести к опережающему росту рубля — и этот сценарий опасен для бюджета, так как доходы бюджета подстраиваются под ситуацию на рынке нефти с опозданием.

Ждать ли принудительной конвертации

Власти могут принудить переводить вклады в рубли, только если цены на нефть будут очень серьезно падать: тогда волатильность на валютном рынке будет слишком высокой — более 5%, говорит Дарья Желаннова. "Ситуация в обозримом будущем не может стать настолько плохой, чтобы оправдать введение контроля над капиталом или принудительную конвертацию", — добавляет Александр Купцикевич. В обозримом будущем — это до конца года, уточняет аналитик.
Принудительная конвертация вызовет панику на финансовом рынке, массовое бегство вкладов и будет означать очередной мощный удар по банковской системе, которая и так остро нуждается в поддержке, поэтому такой сценарий вряд ли будет реализован, предполагает Сергей Ильин.
"Что касается расширения перечня валютных активов для банков — это выглядит вполне реальным, так как позволит связать валютную ликвидность в банках без выраженных последствий для системы. Однако это повышает риски для бюджета в случае дальнейшего снижения национальной валюты. Поэтому ЦБ играет в довольно опасную игру", — добавляет Сергей Ильин.