Павел Горошков Все статьи автора
3 января 2016, 00:10 1073

"ДП" подводит итоги 2015 года: главные события арбитража

 В уходящем году продолжилась наметившаяся в прошлом декабре тенденция увеличения судебной активности бизнеса. Тотальные взаимные неплатежи спровоцировали настоящее цунами исков и следующий за ним вал банкротств. Ситуация дополнялась продолжавшейся весь год чисткой банковской системы.

К долговым конфликтам прибавились многочисленные корпоративные: давние деловые партнеры вдруг рассорились и стали выдавливать друг друга из бизнеса. Увы, это никогда не проходило для общего дела даром: даже на растущем рынке раздел бизнеса болезненно сказывался на компаниях, а в кризис внутренние дрязги и вовсе становятся фатальными. Практически ушла с рынка стройкорпорация "Элис", а ее враждующие совладельцы Вадим Штерцер и Андрей Брындиков делят остатки активов. На фоне войны акционеров закрывает десятки магазинов группа "Дети". А совладельцы холодильного склада "ИС–Лэнд" Сергей Проскурин, Александр Власов и Роман Евдокимов в борьбе за этот актив чуть было не довели склад до разморозки (вместе с хранившимися на нем 4,5 тыс. тонн мяса группы "Мираторг").

В конце года к общему "веселью" присоединились сотни банкротов–физлиц, которые с 1 октября потянулись в арбитражный суд в надежде избавиться от долгов и начать новую жизнь.

Личные банкротства

Долгожданный закон о банкротстве граждан, вступивший в силу с 1 октября 2015 года, открыл россиянам ранее недоступную возможность списания всех долгов. Апокалиптический прогноз, что граждане–банкроты наводнят суды, пока не сбылся. Зато благодаря новому закону на рынке правовых услуг буйным цветом расцвели антиколлекторские агентства.

За первые месяцы действия закона о банкротстве физлиц Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти принял около 400 заявлений о несостоятельности граждан. Подавляющее большинство (около 75%) исков поданы самими банкротами, около 20% — банками, остальные — другими кредиторами (как физическими, так и юридическими лицами).

До трех десятков исков возвращено заявителям из–за несоблюдения предусмотренных законом формальностей, остальные приняты к рассмотрению. Из них к середине декабря рассмотрено было всего 10: четыре гражданина признаны банкротами, еще четверо получили реструктуризацию своих долгов, а двоим в несостоятельности было отказано. Но это не значит, что они оказались платежеспособны: наоборот, их доходы не позволяют не только расплатиться с долгами, но даже заплатить единовременно 10 тыс. рублей за процедуру банкротства.

Из 60 исков о банкротстве граждан, поданных в Петербурге банками, в 22 истцом стал Сбербанк (самый известный должник — основатель группы JFC Владимир Кехман), в 16 — банк "Санкт–Петербург", в шести — "ВТБ 24". Прочие банкиры обкатывают новую процедуру на одном–двух кейсах. Юристы, работающие на этом рынке, уже предложили своим клиентам–бизнесменам новую услугу по избавлению от долгов по поручительствам за компании.

Коллекторы пока относятся к новому закону с осторожностью: с одной стороны, он позволяет оспаривать сделки физлиц, что повышает шансы взыскать с них хоть что–нибудь, с другой — он же дает должникам возможность относительно легко и законно навсегда избавиться от назойливых кредиторов. В чью сторону склонится в итоге чаша весов Фемиды, покажет практика 2016 года.

Санация банка "Таврический"

Коллапс банка " Таврический ", связанного с экс–сенатором Александром Сабадашем, чуть не стал причиной банкротства "Ленэнерго", но в итоге пришел банк "МФК" и всех спас. Процедура санации в банке "Таврический" была введена в апреле 2015 года после трехмесячного коллапса кредитной организации: она остановила все транзакции в январе.

В банке зависли почти 20 млрд рублей, принадлежащие "Ленэнерго" и "МРСК Северо–Запада", так как бывшее руководство обеих организаций имело очень тесные бизнес–связи с акционерами "Таврического", которые, в свою очередь, тесно сотрудничали с бывшим сенатором Александром Сабадашем.

Все эти взаимоотношения сейчас изучают следователи по уголовным делам, возбужденным по фактам выявленных злоупотреблений. Между тем именно эти злоупотребления, собственно, и послужили в итоге причиной, по которой банк решили спасать, а не банкротить: без зависших в нем денег следом за ним полетело бы в тартарары и "Ленэнерго".

Впрочем, 12,6 млрд так и не удалось вытащить: по условиям соглашения с санатором, банком МФК (принадлежит Михаилу Прохорову и супруге главы госкорпорации "Ростех" Сергея Чемезова Екатерине Игнатовой), эти деньги должны оставаться в банке в течение 20 лет на субординированном депозите. Досрочная их выдача прямо связана с возвратом денег по выданным "Таврическим" кредитам. Банк инициировал десятки дел о банкротстве должников.

Мировое соглашение Артура Кириленко

В апреле 2015 года девелопер Артур Кириленко, обанкротивший свой стройхолдинг "Строймонтаж", урегулировал все свои обязательства перед кредиторами. До 2008 года Артур Кириленко слыл одним из богатейших людей Петербурга, его состояние оценивалось в 30 млрд рублей. Но в разгар кризиса его "Строймонтаж" допустил дефолт по облигациям, после чего все банки–кредиторы предъявили к нему требования о досрочном возврате кредитов на общую сумму около 3 млрд рублей. Наиболее непримиримую позицию занял Балтийский банк, которому девелопер задолжал около 1 млрд рублей.

Юристы Артура Кириленко (его долгами занимается группа "Прайм Эдвайс") лишили банк залоговых прав на БЦ "Монблан" и затянули в суде дела о взыскании денег со "Строймонтажа". Тем временем холдинг достроил свои дома, раздал квартиры дольщикам и объявил о банкротстве.

В рамках дел о банкротстве юристы Кириленко сохранили своему заказчику активы, общая стоимость которых оценивается примерно в 7 млрд рублей. Дело завершилось в декабре 2014 года списанием долгов на 5 млрд рублей. А в апреле 2015 года было заключено мировое соглашение между Кириленко и двумя офшорами, которые выкупили у структур Балтийского банка личные обязательства бизнесмена.

Все это время сам девелопер жил в свое удовольствие в самых живописных уголках планеты. В этих разъездах в 2012 году он развелся с супругой, а в мае 2015 года, выйдя победителем из схватки с кредиторами, женился на жгучей гражданке Гаити. Теперь бизнесмен, говорят, подумывает о триумфальном возвращении в Петербург, где он в свое время достиг наибольших бизнес–успехов. В отличие от многих других девелоперов, он не создал проблем с дольщиками, а это ценят в Смольном.

Борьба за "Детей"

Крупнейшим корпоративным конфликтом уходящего года стала война акционеров группы компаний "Дети" (оборот в 2014 году — 27 млрд рублей). Кирилл Яворский и Алексей Угаркин (по 33?%) весь год боролись за контроль над бизнесом со своим бывшим партнером Николаем Кичиджи (34?%). Акционеры много раз договаривались об условиях выхода Кичиджи из бизнеса, но каждый раз соглашение по разным причинам срывалось. В ходе борьбы группа, в которую входят торговые сети детских товаров "Дети", "Здоровый малыш", "Мама детям", "Центр колясок", "Аптечка" и Orchestra, стала терять долю на рынке, где она до 2014 года занимала второе место после федерального «Детского мира». За год число ее магазинов сократилось на 20?% (до 160). При этом торговые сети группы задолжали более 2,3 млрд рублей поставщикам товаров, которые подали к ним более 450 исков в арбитражный суд. А один из основных кредиторов — Альфа–Банк уже инициировал банкротства структур группы. Одновременно уволившиеся топ–менеджеры группы открывают в городе свои торговые сети ("Детки", Reike).

"Санкт–Петербург" без Ирины Малышевой

В феврале 2015 года правление, а заодно и состав акционеров банка "Санкт–Петербург" покинула Ирина Малышева, долгое время отвечавшая в банке за проблемные активы. Официально бизнесвумен с почетом отправилась на пенсию по возрасту, однако сразу после ее ухода в банке началась активная чистка баланса, которая стала заметна даже снаружи.

Некоторые структуры инвестхолдинга "Ренорд–инвест", который как раз работал с активами должников "Санкт–Петербурга" (таких как "Осло марин", "Строймонтаж", "Севкабель", УИМП), получили иски о взыскании долгов, а затем и о банкротстве — как от самого банка, так и друг от друга. Причем первыми в процедуры банкротства вошли компании–цессионарии банка по проблемным долгам (ООО "Киперорт"), а также фирмы, участвовавшие в покупке имущества проблемных должников на аукционах (ООО "Соло").

Альфа–Банк против Андрея Исаева

Альфа–Банк, санирующий с 2014 года Балтийский банк, приступил к борьбе за активы бывшего совладельца кредитной организации Андрея Исаева, бенефициара девелоперского холдинга "Петербургское агентство недвижимости". На кону такие знаковые объекты, как Дом Зингера на Невском пр., 28, отель Kempinski на Мойке, 22–24; Малый Гостиный Двор на наб. канала Грибоедова; комплекс помещений на Конюшенной пл., 2, и другие. Общая стоимость активов оценивается в 12–15 млрд рублей.

Главный предмет борьбы — закрытый ПИФ недвижимости "Северная столица", на балансе которого находится большая часть объектов. Управляют ПИФом структуры Исаева, тогда как Балтийский контролирует большинство паев. Между тем Исаев, с которого банк взыскал около 1 млрд рублей в районном суде, получил сразу несколько исков о банкротстве от собственных компаний.

Шарапов без миллиарда

Кипрская фирма Expedionko Ltd, связанная с владельцем NAI Becar Александром Шараповым, подала 31 июля 2015 года иск к банку "Российский кредит" о взыскании с него 1,048 млрд рублей, которые разместила там на депозитах в марте 2015 года. За 3 дня до этого регулятор отозвал у "Российского кредита" (входил в банковскую группу Анатолия Мотылева) лицензию. Поэтому Арбитражный суд СПб и ЛО, изучив 20 октября иск Expedionko Ltd, оставил его без рассмотрения: ведь 13 октября банк был признан банкротом, и теперь все претензии к нему вкладчики–юрлица должны предъявлять в рамках дела о его несостоятельности. Сам Александр Шарапов, кстати, отрицает, что офшор (вместе с зависшими деньгами) принадлежит ему, но ряд косвенных признаков, а также источники на рынке недвижимости подтверждают эту информацию.

Новости партнеров
Реклама