Рейтинг самых "обременительных" топ–менеджеров Петербурга и Ленобласти

Автор фото: Рюмин Александр/ТАСС

Зарплата топ–менеджмента часто является наиболее обременительной частью бюджета фирмы. Особенно перед  банкротством. "ДП" составил рейтинг зарплат и премий, начисленных себе директорами, которые были оспорены в арбитраже их акционерами и кредиторами.

Трудовые договоры генерального директора или президента компании, их заместителей и главных бухгалтеров периодически оказываются предметами спора в арбитражном суде, что снимает с них завесу тайны, гарантированную законом о защите персональных данных. А все потому, что предусмотренные этими договорами размеры оплаты труда указанных топ–менеджеров нередко оказываются настолько обременительными для фирм–работодателей, что их акционеры (а после банкротства — кредиторы) настаивают в суде на возвращении полученных работниками денег, которые рассматриваются как прямые убытки компании. "Деловой Петербург" проанализировал все споры такого характера, рассмотренные Арбитражным судом Петербурга и Ленобласти в 2014 году, и составил своеобразный рейтинг самых "обременительных" топ–менеджеров.

Первое место

Самым дорогим для своей компании в 2014 году оказался бывший генеральный директор ОАО "Пролетарский завод" Арам Арутюнян. В феврале 2014 года арбитражный суд удовлетворил иск завода и взыскал с бывшего руководителя убытки в размере 36,8 млн рублей. Арам Арутюнян возглавил предприятие в декабре 2008 года. Тогда завод, производящий судовое оборудование, входил в Восточно–Европейскую финансовую корпорацию (ВЕФК) Александра Гительсона. При назначении на должность гендиректор получил должностной оклад 180 тыс. рублей с ежемесячной 50%–ной премией (итого: 270 тыс. рублей в месяц). В мае 2009 года (незадолго до дефолта банка ВЕФК, который в августе 2009 года попал под санацию АСВ) зарплата была поднята до 50 МРОТ (итого с премиями: 324 тыс. рублей в месяц), а в мае 2010 года — до 100 МРОТ (650 тыс. рублей в месяц). Плюс ежегодно — бонусы в размере 100% годового дохода.
Владельцы ВЕФК долго уводили акции Пролетарского завода от охотившегося за ними АСВ. Наконец в 2011 году Гительсон продал завод Объединенной судостроительной корпорации. До июня 2012 года предприятием еще руководил Арам Арутюнян, но затем новые собственники сместили его, выплатив золотой парашют 3 млн рублей.
Год спустя, в апреле 2013 года, юристы завода пришли в арбитражный суд с иском к бывшему директору о взыскании всех выплаченных ему за время работы денег. Суд первой инстанции иск удовлетворил, но Арам Арутюнян выиграл дело в апелляции и в кассации. Сейчас Пролетарский завод дошел уже до Верховного суда РФ.

Второе место

Второе место в рейтинге своим честным трудом заработал Евгений Кякк, гендиректор ЗАО "Сити". 10 октября 2014 года арбитражный суд удовлетворил иск компании к нему о взыскании 8,8 млн рублей убытков. Компания, управляющая грузовым контейнерным терминалом в Гатчине, принадлежит супругам Евгению (51%) и Людмиле (49%) Кякк, которые учредили ее еще в 1992 году. В 2007 году Евгений Кякк подписал с компанией трудовой договор с окладом 35 тыс. рублей. В 2010 году, когда компания получила чистый убыток 6 млн рублей, директор премировал себя на сумму 543 тыс. рублей.
В 2011 году размер премий (881 тыс. рублей) превысил размер чистой прибыли компании (592 тыс.).
В 2012 году "Сити" получила чистую прибыль 3,7 млн рублей. За это в ноябре 2012 года гендиректор Евгений Кякк своим приказом начислил себе материальную помощь в размере 689 тыс. рублей, а также поднял себе зарплату до 60 тыс. рублей в месяц.
В 2013 году директор поднял себе зарплату уже до 300 тыс. рублей в месяц с формулировкой "за добросовестное исполнение трудовых обязанностей", а также выплатил себе премию в размере 3,2 млн рублей (что снова превысило размер чистой прибыли).
В июне 2014 года супруга и бизнес–партнер Людмила Кякк подала иск в интересах компании о взыскании с гендиректора убытков в виде всех выплат, не согласованных с ней как с акционером. Несмотря на то что юристы самой компании иск не поддержали, суд его удовлетворил. Евгений Кякк подал апелляцию.

Третье место

На третьем месте оказалась Наталья Смелова, главный бухгалтер ОАО "Комплект–плюс".
С должностным окладом 320 тыс. рублей в месяц и золотым парашютом 10 млн рублей она по общему размеру фактических выплат (6,9 млн рублей) обогнала даже гендиректора Владимира Рошала (5,9 млн рублей), чей оклад был больше (600 тыс. рублей в месяц и 10 млн рублей увольнительных).
Завод "Комплект" с бизнес–центром "Комплект–плюс" задолжали банкам более 200 млн рублей. Банкиры переуступили долги стороннему инвестору Виктору Горлачеву, чьи юристы после двухлетней борьбы сумели отстранить Владимира Рошала от руководства заводом и взяли контроль над процедурой его банкротства. Теперь назначенный ими конкурсный управляющий оспаривает все подозрительные сделки компании, в том числе дивиденды, зарплаты и золотые парашюты.

У нас прошел все инстанции спор с бывшим президентом холдинга "Севкабель" Геннадием Макаровым и его детьми, вице–президентами холдинга, о выплате им зарплат и золотых парашютов. Мы после 3 лет судебных разбирательств признали недействительными соответствующие положения трудовых договоров в пределах сроков оспаривания, благодаря чему минимизировали долги компании–банкрота перед бывшими руководителями. В итоге вместо 25 млн рублей мы им остались должны всего около 11 млн, а фактически выплатили и того меньше.
Евгений Зернюков
руководитель проекта АКГ "Прайм Эдвайс"
Обжаловать сделки — это обязанность управляющего. Если не обжалует — значит, бездействует, и за это его самого можно привлечь. Золотые парашюты — это первое, на что обращают внимание, потому что директора, пользуясь положением, стараются утащить как можно больше. Если не хватит денег на расчеты с кредиторами, то появляется реальная перспектива для директора быть привлеченным к субсидиарной ответственности. Так что терять голову нельзя, даже если твоя компания движется к банкротству. За все придется отвечать.
Ольга Ставер
арбитражный управляющий