Григорий Нехорошев Все статьи автора
3 октября 2014, 10:38 717

"Выходной Петербург". Призраки дешевой нефти

Фото: globallookpress

Как известно, российская экономика — всего лишь производная от цен на нефть, которые снижаются четвертый месяц подряд: сейчас черное золото дешевле уже почти на 20%, чем в июне. Оставив за скобками теорию мирового заговора, "ДП" попробовал разобраться в том, почему дешевая нефть — скорее всего, долговременный тренд.

"Пока в России есть нефть, в Милане есть я. Если в Милане есть я, значит, в России есть нефть", — читает рэп гламурная девушка из гламурного клипа, который собрал больше 2,5 млн просмотров на YouTube. Между тем наличие нефти само по себе России уже ничего не гарантирует: она стала слишком дешева.

Давно известно, что делать более–менее долгосрочный прогноз изменения цен на мировом рынке нефти — занятие довольно рискованное, и поэтому очень часто размышления аналитиков на эту тему звучат чрезвычайно туманно. Но в последние пару месяцев большинство аналитиков заявляют уверенно: если страны ОПЕК (Организации стран — экспортеров нефти) не примут на саммите в ноябре решение снизить добычу, мировые цены на основные марки нефти могут упасть вскоре ниже $85 за баррель.

Мировые цены на нефть начали снижаться во второй половине июня. К началу октября они упали уже почти на 20%. В последний раз такая дешевая нефть была в середине 2012 года.

Цены на североморскую нефть марки Brent — самую популярную в мире — упали в начале октября до $92,38 за баррель.

Даже несмотря на то что бойцы организации "Исламское государство" захватили несколько нефтеочистительных заводов в Сирии и Ираке, в Ливии продолжаются беспорядки, а отношения между Россией и Украиной вызывают в мире серьезную тревогу. Неспокойно и в других добывающих нефть странах — Нигерии, Йемене, Южном Судане.

Обычно даже легкая напряженность на Ближнем Востоке вызывает в мире озабоченность за надежность поставок нефти, и цены на нее поднимаются. К удивлению многих нефтетрейдеров, на этот раз подобного не случилось. Цены не выросли даже после того, как США и их союзники начали бомбить позиции "Исламского государства" в Сирии.

Американские политологи объясняют, что пока боевики "Исламского государства" орудуют в Восточной Сирии и на севере Ирака, беспокоиться не стоит. Основные нефтедобывающие мощности и инфраструктура по очистке нефти сосредоточены на юге Ирака. Боевики попытались прорваться туда, но им не удалось. А после начала бомбардировок тем более не стоит об этом беспокоиться.

В то же время Ливия возобновила поставки нефти в больших количествах. По данным агентства Reuters, сейчас Ливия поставляет на рынок 900 тыс. баррелей нефти в день, хотя всего 3 месяца назад производила всего 340 тыс. баррелей.

В ожидании

"Все, что я знаю, подсказывает мне, что предельно низкой цены на нефть я не увижу до конца жизни", — сказал на прошлой неделе премьер–министр Канады Стивен Харпер в телевизионном интервью главному редактору The Wall Street Journal Джерарду Бэйкеру.

"Конечно, никто не предсказывает крушения, которое приведет к ценам ниже $50 за баррель. Но все более жизненным становится сценарий, который предполагает снижение цен на сырую нефть до $70–75 на долгие годы", — пишет по этому поводу влиятельная канадская газета The Globe and Mail.

Наблюдатели сходятся во мнении: сейчас на мировом рынке нефти предложение значительно опережает спрос. По данным авторитетной консалтинговой компании Energy Aspects из Лондона, сотни нагруженных танкеров стоят сейчас на рейдах в ожидании повышения цен к наступлению холодов в Восточном полушарии, переполнены и наземные хранилища: 50 млн баррелей нефти могут "пролиться" из них на рынок даже при незначительном повышении цен. Но пока никто не уверен, будут ли повышаться цены, как традиционно бывает в конце осени.

Слабый спрос

Спрос на сырую нефть в мире упал из–за низких темпов роста экономик стран Евросоюза и многих других стран мира. Снижаются темпы роста экономики Японии. Даже в Китае — второй по величине экономике мира — сейчас наблюдается небольшой экономический спад.

Относительно высокие темпы роста показывает только самая большая экономика мира — США, и во многом как раз за счет резкого увеличения производства нефти и газа из нетрадиционных источников, сланцевых пород. США закупают сейчас все меньше и меньше нефти на Ближнем Востоке.

Из–за дешевого сланцевого газа и возросших экологических требований со стороны государства потребление угля для выработки электроэнергии снизилось в США до рекордного минимума, и цена на него упала на 50%. И дешевый американский уголь еще пару лет назад поехал в Европу, вытесняя нефть и газ из производства тепла и электричества.

Соответственно, укрепляется и американская валюта. Нефть торгуется в долларах, и когда доллар сильный, как сейчас, это повышает стоимость нефти за пределами США.

"Для Америки нефть дешевеет, но нефть дорожает для стран–потребителей со слабыми валютами, — говорит Брэд Макмиллан, главный инвестиционный директор американской финансовой компании "Коммонвелф Файненшл". — Я не удивлюсь, если спрос будет и дальше падать в Европе и Китае".

"Американский нефтяной ренессанс только начинается, — говорит Макмиллан. — Ближний Восток теперь уже не настолько влиятелен в установлении цен на нефть, как раньше".

В ближайшие 3 года США планируют обогнать по производству сырой нефти Саудовскую Аравию, сейчас мирового лидера добычи. В основном как раз за счет сланцевой нефти. Но не только. Не так давно правительство США объявило, что разрешит сейсмическую разведку нефти на шельфах южного побережья Атлантики.

Совсем скоро на рынок выйдет и нефть Мексики, у которой разведаны огромные запасы. В конце прошлого года мексиканцы изменили законодательство по нефтедобыче в пользу частного капитала, и деньги нефтяных гигантов уже потекли в страну.

Кроме этого, как показывают результаты многочисленных исследований, спрос на энергию в странах индустриального мира падает и в результате политики энергосбережения. Последние 5 лет в энергосберегающие технологии вкладывались значительные деньги в Европе, США, Австралии, Японии и Южной Корее.

"Мир становится значительно менее энергозатратным, — заявил на днях руководитель управления исследования глобальных сырьевых рынков банковского холдинга Citigroup Эдвард Морс. — Во всем мире традиционное историческое соотношение между экономическим ростом и спросом на нефтепродукты значительно ослабло, и мы думаем, что оно будет ослабевать и в будущем, по структурным причинам".

В зоне риска

Министр нефти Ирана Биджан Намдар Занганех 26 сентября призвал руководство ОПЕК к "совместной работе", чтобы остановить мировое падение цен на нефть. "Члены ОПЕК должны выработать подходы к регулированию производства, чтобы защитить цены от дальнейшей нестабильности", — заявил Биджан Намдар Зангане.

Но министр нефти Саудовской Аравии Али аль–Нуэйми через день после этого сказал, что он пока не видит никаких серьезных опасностей. Хотя газета "Гальф Ньюз" из Объединенных Арабских Эмиратов опубликовала в те же дни информацию Саадалла аль–Фатхи, бывшего руководителя Департамента энергетических исследований Секретариата ОПЕК в Вене, о том, что Саудовская Аравия еще в августе снизила добычу нефти на 400 тыс. баррелей в день, чтобы попытаться остановить падение цен.

По данным аналитиков Citigroup, в бюджете Ирана заложены цены на нефть — $130 за баррель, в бюджете Саудовской Аравии — $89, а в ОАЭ — всего $74.

"В контексте соперничества между Ираном и Саудовской Аравией в регионе Саудовская Аравия может получить уверенные геополитические преимущества в текущей ситуации, когда ее соперник не может переварить падение цен", — пишет английская Financial Times и делает вывод, что лидерам стран ОПЕК будет довольно сложно договориться о совместных действиях.

Решение об объеме добычи нефти может быть принято только на совместной встрече министров нефти стран ОПЕК, которая намечена на ноябрь. Сейчас страны ОПЕК поставляют на рынок 30 млн баррелей нефти в день. Генеральный секретарь ОПЕК Абдулла аль–Бадри предположил недавно, что на саммите в ноябре объем может быть снижен до 29,5 млн баррелей.

Саадалла аль–Фатхи рекомендует политикам стран Персидского залива начать переговоры о снижении уровня добычи нефти и со странами, которые не входят в ОПЕК. "С Россией переговоры проводить никто не рискнет, чтобы не заподозрили в поддержке ее политики на Украине", — пишет аль–Фатхи. Но есть еще Норвегия, Оман, Малайзия, Казахстан, Азербайджан — переговоры с ними могут быть плодотворными, считает аль–Фатхи.

В последний день сентября министр нефти и энергетики Норвегии Торд Лейн в интервью Reuters рассказал о своей обеспокоенности падением цен на нефть: "Мы видим технический предел падения цен. Он около или чуть больше $80 за баррель…" "Никогда раньше технического предела на рынке нефти не было. Раньше предел зависел от политических решений стран, лидирующих в добыче нефти", — добавил Торд Лейн. По его словам, это связано с резко возросшими затратами на разведку и освоение новых месторождений, серьезным удорожанием технологий добычи нефти, особенно на шельфах арктических морей, и с недовольством инвесторов низкими доходами от инвестиций в добычу нефти.

Серьезно озабочены ситуацией политики Канады. В конце сентября норвежская государственная нефтяная компания Statoil отказалась от крупного проекта освоения месторождения "тяжелой нефти" — битумных песков — на севере канадской нефтеносной провинции Альберта.

Чуть раньше от подобного проекта, с инвестициями $11 млрд, отказалась ведущая французская нефтяная компания Total SA.

Первые жертвы

В российском бюджете на 2014 год заложена цена нефти марки Urals $95 за баррель. С 20–х чисел сентября Urals торгуется уже дешевле. Директор департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина РФ Максим Орешкин заявил, что из–за падения цен на нефть Россия потеряла 2% ВВП: "Нужно было закладывать в бюджет более низкие показатели цены на нефть, тогда все было бы неплохо".

В бюджете следующего года цена нефти марки Urals заложена в $96 за баррель.

Не будем сейчас говорить о западных санкциях против России, которые как раз в первую очередь касаются нашей нефтяной промышленности. Это пока немного другая история. Любопытнее то, что даже возвращение цен к заветной отметке $100 не гарантирует долгосрочного успеха российской экономике.

Проблема на $100

"Разработка новых нефтяных скважин становится все более и более затратным делом. Большинство месторождений с легко извлекаемой нефтью уже открыты, и многие из них — под контролем национальных нефтяных корпораций в таких странах, как Россия, Иран и Венесуэла. Это означает, что западные нефтяные гиганты вынуждены искать нефть в отдаленных районах мира, разрабатывать трудноизвлекаемые запасы — от бразильских предсоляных ресурсов, которые находятся на глубине 2 км в океане, и еще через 2 км соляных отложений до месторождений в Арктике и в таких политически нестабильных странах, как Ирак", — пишет Майк Скотт в американском Forbes. Существуют еще месторождения с нетрадиционными запасами нефти, как, например, нефть битумных песков ("тяжелые пески"), которые требуют применения новейших технологических решений, более сложной системы обработки и более вредны для экологии.

Наконец, один из главных источников увеличения добычи в последние годы — нефть сланцевых месторождений в США — имеет тенденцию быстро иссякать, что требует постоянного бурения новых скважин. Как результат, капитальные затраты в разработку новых месторождений с 2005 года выросли очень значительно, но общий уровень добычи нефти в мире поднялся довольно скромно. Поэтому неизбежно возрастающая стоимость и сложность технологий требуют для окупаемости затрат и получения прибыли высоких цен на нефть.

Правда, при цене нефти $100 за баррель для инвесторов возникает другая опасность — конкуренция со стороны производителей альтернативных источников энергии, в основном ветряной и солнечной.

"Неожиданно возобновляемые источники энергии уже стали конкурентами для средних и небольших нефтяных компаний, и тенденция дальнейшего снижения себестоимости альтернативной энергии в следующие пару десятилетий не гарантирует инвесторам хорошей прибыли при высоких ценах на нефть", — говорится в только что опубликованном исследовании по устойчивому развитию базирующейся в Париже консалтинговой компании "Кеплер Шевро".

Для того чтобы гарантировать инвесторам хорошую прибыль, "нефтяные гиганты должны переосмыслить свой бизнес и стать энергетическими гигантами", — цитирует американский Forbes результаты исследований "Кеплер Шевро".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама