Дмитрий Циликин, театральный критик Все статьи автора
19 сентября 2014, 17:27 185

"Выходной Петербург". Звезды и артисты

Фото: muzcomedy.ru

Лицензионный мюзикл "Бал вампиров" в Музкомедии шел с громоподобным успехом, потому слова "от создателей "Бала вампиров" на афише нынешней "Голливудской дивы" выглядят логичным маркетинговым ходом. Ту же постановочную бригаду во главе с режиссером Корнелиусом Балтусом и сценографом Кетауром теперь бросили на шедшую в Вене в середине 1930–х оперетту Ральфа Бенацки.

Лицензионный мюзикл "Бал вампиров" в Музкомедии шел с громоподобным успехом, потому слова "от создателей "Бала вампиров" на афише нынешней "Голливудской дивы" выглядят логичным маркетинговым ходом. Ту же постановочную бригаду во главе с режиссером Корнелиусом Балтусом и сценографом Кетауром теперь бросили на шедшую в Вене в середине 1930–х оперетту Ральфа Бенацки. Дописали музыку, переписали пьесу и разыгрывают это по старым добрым музкомедийным законам. Которые от мюзикла отличаются следующим.

Воздействие мюзикла более технологично: в удачном спектакле ритм, динамика, трюковые изобретения складываются в мясорубку, которая рано или поздно тебя перемелет, и будешь сидеть разинув рот, полностью захваченный происходящим. При этом, хотя в том же "Бале вампиров" были мастерские актерские работы, личности исполнителей не так уж важны — достаточно точно и качественно выполнять профессиональные задачи, и результат получится убедительным.

Не то что в оперетте — там, кроме умений, надобно обладать такими энергетикой, заразительностью, легкостью, обаянием (из чего складывается старинное понятие "каскад"), чтобы это оправдало и сделало увлекательными неизбежные оперетточные глупости и нелепости.

Кинозвездища Глория Миллс любит авантюриста Тино Тациано, он ей изменяет, она изводит всю студию капризами, тем временем молоденький репортер Аксель Свифт выстраивает интригу, чтобы взять у недоступной дивы интервью, шикарный отель, дива хочет прыгнуть с балкона, бойкий Аксель удерживает ее, между ними искра, но тут гаснет свет, кража жемчуга, арест, суд, хеппи–энд. Всю эту хрень призваны анимировать постановочные приемы. К примеру, Свифт мечтает о журналистской карьере — и сцену занимает гигантская пишущая машинка, по клавишам которой выплясывает кордебалет; или он поет арию о Голливуде, увлекает Глорию в путешествие по киносъемочным чудесам, пляж, пальмы, все прямо в купальниках грузятся в настоящий белый лимузин, сзади видеопроекция — уносится шоссе… эффектно, ничего не скажешь. Эффектны декорации отеля с мерцающим за огромными окнами вечерним городом (опять видео). Эффектны костюмы (того же Кентаура) и свет. Но все–таки это гарнир, который должен прилагаться к зайцу.

Зайца нет.

На заглавную роль приглашена Ольга Дроздова. Она — лицо с обложки дамских журналов и телепрограммок, что, несомненно, полезно в рассуждении маркетинга, но надо ведь, кроме лица, предъявить еще что–то. Госпожа Дроздова предъявляет унылое манерничанье, неуклюжую "не сделанную" пластику и несмыкание голосовых связок, так что вопрос о качестве вокала просто не обсуждается. Публика любит семейные пары — и тут участие Дмитрия Певцова в роли Тино выгодно разве что для кассы, спектаклю его натужное комикование не помогает. Но, кроме московских звезд, заняты и настоящие артисты.

У Глории есть горничная Дайна — Агата Вавилова изображает лощеную staff с английским акцентом, а оставшись одна, оказывается эмигранткой — и задушевно поет о своей ненависти к манной каше made in USA и тоске по здоровым славянским продуктам. Сорвав овацию зала. Ветеран труппы Валентина Кособуцкая является в суд в виде гротескной русской княгини Евгении Болочковой ("урожденной Анастасии" — явно отсебятина самой актрисы), у которой украли тот самый жемчуг, — это, доложу вам, настоящая каскадная игра, местами смешно просто гомерически. Кособуцкую поддержали судья — Владимир Яковлев и адвокат — Иван Корытов, и тут спектакль, тянувшийся чередой рыхлых вялых эпизодов с провисами и сбоями ритма, наконец воспрянул.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама