Анжелика Тихонова Все статьи автора
8 июля 2014, 10:56 722

"Деловой Петербург". Временные недоступны

Фото: Andrey Kulikov

В 2016 году в РФ вступает в силу закон о заемном труде. Намерения депутатов защитить права работников могут привести к тому, что многие работодатели вообще откажутся от временного персонала, так как нормы нового закона увеличивают затраты компаний.

Пока же компаниям–работодателям сделать это не удалось. В нынешней редакции закон действительно гарантирует права работников, что, безусловно, правильно, замечает исполнительный директор петербургского представительства Американской торговой палаты (АТП) в России Мария Чернобровкина. "Однако при этом пожелания предприятий разработать закон с учетом современных бизнес–процессов были учтены не в полной мере, а это негативно скажется и на работодателе, и на работнике", — добавляет она.

Что ждет работодателей в 2016 году

Что ждет работодателей в 2016 году

2087
Анастасия Жигач anastasia.zhigach@dp.ru

Претензии к закону

У работодателей немало претензий к новому закону, но есть несколько самых главных. Во–первых, они указывают на неоднозначность определения того, что запрещено и что разрешено. "Законодатель запретил так называемый заемный труд и разрешил (правда, в очень ограниченном числе случаев) использовать предоставление персонала. При этом определение и запрещенного заемного труда, и разрешенного предоставления почти совпадают, — замечает Евгений Рейзман, советник международной юридической фирмы Baker&McKenzie. — Это может привести к значительным перекосам в правоприменительной практике, особенно с учетом норм ФЗ № 421, который с этого года существенно облегчил процедуру установления фактических трудовых отношений". То есть любая компания–работодатель, которая даже работает по разрешенному договору о предоставлении персонала, может быть признана проверяющими органами фактическим работодателем со всеми вытекающими последствиями в виде ответственности. В результате, по его словам, в любой момент могут пострадать именно законопослушные работодатели, поскольку нарушители, которые и раньше не очень оглядывались на закон, найдут другие способы не соблюдать права работников. "У бизнеса однозначно возникнут проблемы с расширительным толкованием при правоприменении. А проверяющие органы не заставят себя долго ждать, чтобы воспользоваться предложенной им коррупционной схемой", — добавляет Ольга Банцекина, первый заместитель председателя правления Ассоциации европейского бизнеса в России, глава представительства Coleman Services.

Другая претензия касается срока, на который можно привлекать временный персонал, — не более 9 месяцев. "Если речь идет об открытии производств, запуске новых программ, введении крупных инженерных систем или внедрении сложного оборудования, то такого срока может оказаться недостаточно, — говорит генеральный директор Kelly Services CIS Екатерина Горохова. — В этом случае временных работников придется отзывать. К слову, во Франции, Испании, Нидерландах, Польше, например, бизнес может привлекать персонал на срок до 1,5, 2 или 3 лет. Кстати, с этой точки зрения принятый законопроект ущемляет интересы не только работодателей, но и работников". "При сроке 9 месяцев актуальность запуска новых проектов с привлечением на временные позиции по договорам о предоставлении персонала сводится к нулю", — разделяет опасения коллег юрист кадровой корпорации ManpowerGroup Рипсиме Оганесян.

Кроме этих претензий, замечает Ольга Банцекина, есть еще и ряд недоработок. "Из закона выдернули классический секондмент (предоставление персонала между дочерними, аффилированными, зависимыми структурами. — Ред.), сделав ссылку на закон, которого пока нет еще и в проекте, что создает дополнительную правовую неопределенность и риски для многих иностранных компаний, которые направляют своих специалистов в Россию", — поясняет она.

Также в законе не указано, как работать с персоналом, чьи функции не являются профильными для компании, нуждающейся в заемном труде, добавляет Екатерина Горохова. Речь идет о бухгалтерах, уборщиках, IT–специалистах. "Получается, что какая–нибудь производственная компания при расширении бизнеса сможет привлечь со стороны агентств только персонал, имеющий непосредственное отношение к производству, а, к примеру, поваров для обеспечения их питанием — уже нет", — поясняет эксперт.

Потери бизнеса

Сколько работодатели потеряют в деньгах от введения нового закона, эксперты оценить затруднились. Все очень индивидуально, замечает Рипсиме Оганесян. Но нет сомнений, что потери, по мнению Ольги Банцекиной, будут ощутимые. "Учитывая, что большая часть крупнейших промышленных предприятий использует механизм привлечения временного персонала в пиковые сезоны, повышение общеотраслевого уровня издержек способно оказать дополнительное инфляционное давление в размере от 1 до 4% в зависимости от отрасли", — поясняет она. Принятый закон, по мнению Марии Чернобровкиной, повысит и без того растущую в России как на дрожжах себестоимость ведения бизнеса. По некоторым оценкам, чтобы привлечь в российскую экономику иностранных инвесторов на ближайшие 5 лет, уже сегодня необходимо снизить себестоимость ведения бизнеса как минимум на 20%. А она, напротив, растет. "Рост себестоимости обусловлен не только высокой стоимостью рабочей силы, но и появлением новых нормативных актов, не соответствующих требованиям современных бизнес–процессов. Закон о заемном труде не исключение", — говорит эксперт.

Председатель комитета по вопросам кадровой, социальной политики и профессиональному образованию Торгово–промышленной палаты Петербурга Анна Филоненко напоминает, что заемный труд позволяет работодателям сократить производственные издержки, гибко менять количество работников при колебаниях на рынке, оперативно привлекать рабочую силу для выполнения проектных задач. Новый закон, по ее мнению, может сделать привлечение временного персонала невыгодным. "Но самый большой риск, — говорит она, — содержится в норме субсидиарной ответственности агентств, привлекающих персонал, и работодателей, где этот персонал трудится фактически. Это, конечно, дополнительные гарантии для работника, но и повышенный риск для фактического работодателя, поскольку если агентство начнет нарушать условия трудового договора с заемным работником, то выплаты будет осуществлять компания, которая использует заемный труд". А это неправильно, так как работодатель не имеет возможности проверять агентства по предоставлению персонала.

"Если ранее работодатель мог сосредоточиться исключительно на бизнес–процессах, а работу с персоналом передать под управление консалтинговой компании (документооборот, решение юридических и бухгалтерских вопросов), то при нынешней редакции закона придется делать все самостоятельно, что, несомненно, отразится на качестве и эффективности работы предприятий. Особенно это касается транснациональных компаний, работа которых строится на разделении фронт– и бэк–процессов", — добавляет президент HR–ассоциации Петербурга и Ленинградской области Надежда Коротовских.

Все эти опасения экспертов не напрасны. Уже сегодня некоторые компании пересматривают кадровую политику из–за нового закона. Так, на конференции по заемному труду, прошедшей в начале июля в Петербурге, представитель российского филиала "Бош Сименс" заявил, что если в прежние годы компания в пиковые периоды загрузки предприятия нанимала временный персонал, соблюдая все нормы ТК, то теперь из–за положений нового закона, требующих затрат, она будет вынуждена отказаться от временного персонала. Покрывать дефицит товара будут продукцией, сделанной в европейских филиалах компании. "Так экономически целесообразней", — пояснил он. О планируемом отказе от услуг временного персонала заявил и представитель компании "Ниссан".

Сомнительная актуальность

Вообще серьезной необходимости в этом законе не было, уверена Ольга Банцекина. "Рынок временного персонала в нашей стране сложился давно, регулировался ТК и Гражданским кодексом, — поясняет она. — Конечно, нарушения, к огромному сожалению всех законопослушных участников этого рынка, были. Но к еще большему нашему сожалению, закон, запрещающий целый сектор рынка занятости, никак не повлияет на серые и черные схемы, используемые недобросовестными компаниями".

Надежда Коротовских поддерживает коллегу: "Многие считают заемный труд большим злом, аргументируя тем, что его использование якобы позволяет работодателю уходить от ответственности перед сотрудником, например, не заключать трудовой договор и платить меньшую заработную плату, чем работнику, состоящему в штате компании. В реальности к заемному труду это не имеет никакого отношения, поскольку неблагонадежный работодатель может при действии любых законов работать по двойным стандартам, и запрет на заемную рабочую силу в таких случаях не спасет".

"На рынке труда существуют куда более заметные проблемы, решение которых позволило бы сократить ущемление прав трудящихся, — добавляет председатель комитета по труду и занятости Петербурга Дмитрий Чернейко. — Например, нужно предпринимать меры, чтобы невыгодной стала нелегальная занятость. Ведь при серых схемах трудоустройства за злоупотребления и нарушения прав работников, как правило, даже спрашивать не с кого, поскольку нет никаких юридически оформленных обязательств. И эта проблема в Петербурге касается от 5 до 15% всех трудящихся, в то время как проблема заемного персонала — менее 0,5%. К тому же большинство проблем в сфере заемного труда могут быть решены за счет норм права, которые действуют уже сегодня".

Будут ли лучше соблюдаться права трудящихся граждан, по мнению главы комитета по труду, станет понятно только после вступление закона в силу. "Любой закон сам по себе не может сделать ситуацию в этой сфере лучше или хуже, — говорит он. — Тут многое зависит скорее от уровня активности самих работников, права которых нарушаются, и качества контролирующей работы таких органов, как Государственная инспекция труда и прокуратура".

Надежда на диалог

Несмотря на то что закон принят, работодатели не оставляют надежды все–таки достучаться до законодателей. Вопрос в том, случится это до 2016 года или после. По словам Ольги Банцекиной, и российские, и иностранные бизнес–ассоциации, работающие в России, все годы существования законопроекта о запрете заемного труда пытались донести свою объединенную точку зрения до законодательных органов. Не все из этого было услышано. "По–прежнему надеемся, что нас все–таки услышат, и в закон будут внесены соответствующие поправки до вступления его в силу", — говорит она. "Еще есть время для возможных корректировок закона посредством диалога компаний, власти и профсоюзов, — убеждена Надежда Коротовских. — Это важно, потому что в Петербурге сосредоточено большое количество производственных предприятий, а также филиалов транснациональных компаний, которые пользуются услугами агентств по предоставлению персонала. В противном случае от закона в нынешнем виде пострадает, с одной стороны, потребитель, который недополучит нужную услугу, а с другой стороны, большое количество работников, попавших под сокращение".

Другие эксперты полагают, что до 2016 года изменить вряд ли что–то удастся. "Полагаю, что скорректировать только что принятый закон возможно только в процессе его применения на практике", — говорит Анна Филоненко.

"Применение закона сразу же отразится в цифрах на экономике предприятий и, соответственно, с цифрами в руках бизнесу будет проще аргументировать необходимость снятия некоторых ограничений", — надеется Мария Чернобровкина.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама