Лев Лурье, историк Все статьи автора
16 февраля 2013, 12:31 802

Издательство "Барбарис" выпустило книгу записок и рисунков художницы Алисы Потер

 Известный историк Лев Лурье рассказывает, что в новом московском издательстве "Барбарис" вышла книга "Алиса Порет. Записки. Рисунки. Воспоминания" - типичное порождение предреволюционного Петербурга.

Так издают средневековые иллюминированные летописи и хроники. Слева текст, справа факсимильная, иллюстрированная от руки рукопись. Очень красивое издание: глава издательства Ирина Тарханова — знаменитый книжный дизайнер. Обещают три тома, в первом — прежде никогда не публиковавшиеся "Записки".

Алиса Порет — типичное порождение предреволюционного Петербурга: полуфранцуженка–полушведка. Из "приличной", просвещенной семьи: отец, расстрелянный в 1924–м, заведовал больницей Путиловского завода. В 1917–м Алисе 15 лет, она успела поучиться в гимназии, прекрасно разбиралась в музыке и играла на рояле, знала языки. В 1920–е окончила Академию художеств. Училась у Константина Петрова–Водкина, потом примкнула к "Мастерам аналитического искусства" Павла Филонова. Входила в блестящий круг ленинградских художников (Владимир Лебедев, Николай Тырса, Владимир Конашевич), занимавшихся иллюстрацией детских журналов ("Еж" и "Чиж") и книг, выходивших в руководимой Самуилом Маршаком детской редакции Госиздата. Именно там печатались ставшие близкими друзьями художницы Даниил Хармс и Александр Введенский. Она дожила до 80, счастливо избежала репрессий и известна нам всем по иллюстрациям к первому изданию "Винни Пуха".

Алиса Порет обладала, как тогда говорилось, пикантной внешностью, была кокетлива и умна. Хармс дал ей прозвище Маркиза. Мужья, поклонники, любовники сменяли друг друга. Время (1920 – 1930–е) — это не только террор, но и сексуальная революция. Россия благодаря советской власти уравняла права мужчин и женщин. К тому же жили как последний раз: со всяким могло случиться то же, что и с Хармсом (ссылка, смерть в тюремной больнице) или Введенским (ссылка, расстрел).

"Записки" Алисы Порет — запись много раз проговоренных устных рассказов, которые Анна Ахматова называла "пластинки". В XIX веке их называли анекдотами. У Пушкина такие истории собраны в прелестных "Table Talk". Этот жанр относительно короткого отрывка преобладал в сюрреалистической прозе Даниила Хармса.

Из "Записок": "Одно лицо. Моя подруга Ру идет продавать банки и бутылки после бала и через 2 часа (make–up) идет на прогулку.

Лифтерша: Скажите, пожалуйста, как вы похожи на вашу мамочку — одно лицо.

Ру (удивленно): У меня нет…

А лифтерша (перебивает): Ну как же! Я ее видела. Она утром шла с посудой, конечно, возраст, но как похожа, прямо одно лицо".

Персонажи "анекдотов" Порет — ее знакомцы и поклонники: Петров–Водкин, Соллертинский, Шостакович, Брауде, Введенский, Хармс. Они постоянно шутят, пишут смешные экспромты, влюбляются, разыгрывают друг друга. Много смешных эпизодических персонажей: пассажиры трамвая, кошки, собаки, няньки, дети, домработницы. Никаких пятилеток, чекистов, передовиков. Единственный недостаток книги — жалкие по объему и неточные комментарии.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама