Артем Члегов (artem.chlegov@dp.ru) Все статьи автора
29 января 2013, 15:51 4554

Петербургский Рыбный порт достался компании "РОК-1"

Фото: Trend/ Максим Змеев

Исландский бизнесмен Магнус Торстейнсон лишился денег, вложенных в покупку Морского рыбного порта. Должники обанкротились, а порт достался фирме "РОК–1".

В Арбитражном суде Санкт–Петербурга завершилась долгоиграющая история банкротства компании "Рыбпроминвест", задолжавшей исландскому бизнесмену Магнусу Торстейнсону 1,4 млрд рублей за акции Морского рыбного порта (МРП).

"Морской рыбный порт" подвели к банкротству

"Морской рыбный порт" подвели к банкротству

2139

Кредитору не удалось вернуть ни копейки из общей суммы долга, а МРП достался компании "Рыбообрабатывающий комбинат № 1".

Долговой уговор

Рыбный порт прилегает к причалам Угольной гавани, находящимся в городской собственности, и занимает 12 га на берегу Финского залива, где расположен складской терминал площадью 16 тыс. м2.

В 2006 году кипрская компания Fringilla Co. LTD, контролируемая, по данным участников рынка, исландским бизнесменом Магнусом Торстейнсоном (основателем пивной компании "Бочкарев"), одолжила $44 млн (1,4 млрд рублей) ООО "Рыбпроминвест" на покупку 81,1% акций Морского рыбного порта у Эдуарда Сергеева (в те времена директора "Рыбпроминвеста"). На момент сделки, согласно СПАРК, "Рыбпроминвестом" владели советник гендиректора ОАО "Сургутнефтегаз" Георгий Воронин и Михаил Антонов — юрист адвокатского бюро "Юст", основанного бывшим вице–губернатором Петербурга Игорем Метельским.

Последний, правда, впоследствии отрицал свое участие в делах фирмы на момент сделки.

Акции в обмен на ссуду

В обеспечение долга Fringilla Co. LTD получила 17% акций Морского рыбного порта, но вскоре после завершения сделки отношения между кредитором и должником испортились.

Капитан рыбного порта в Петербурге подозревается в получении взяток на 2 млн рублей

Капитан рыбного порта в Петербурге подозревается в получении взяток на 2 млн рублей

225

"Рыбпроминвест" перестал возвращать деньги кипрской компании. Что не помешало ему перепродать свой пакет акций МРП (81,1%) компании "Конмарк", аффилированной с Михаилом Сошником — руководителем и совладельцем Рыбообрабатывающего комбината № 1 (РОК–1).

По данным СПАРК, Михаилу Сошнику принадлежит 22% акций РОК–1, еще 40% находятся в собственности Европейского банка реконструкции и развития, остальные бумаги (38%) распылены между физическими лицами.

Неожиданное банкротство

Избавившись от актива, "Рыбпроминвест" запустил процесс собственного банкротства. Крупнейшим кредитором оказался офшор с Виргинских островов Zart Partners Corp, которому исландский бизнесмен продал часть своих требований в надежде хоть как–то компенсировать убытки.

Zart Partners Corp с суммой требований 1,3 млрд рублей получил большинство в собрании кредиторов, Fringilla Co. LTD требовала 0,6 млрд рублей.

В декабре 2012 года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти завершил конкурсное производство по делу о банкротстве "Рыбпроминвеста".

В ходе судебного процесса выяснилось, что все ценные активы выведены с баланса должника, от продажи оставшегося имуществе истцы выручили 230 тыс. рублей при сумме исковых требований 2 млрд рублей (с учетом процентов по долгу).

В эту сумму обошлись паи ООО "Рыбные терминалы", проданные на аукционе лицам, аффилированным с МРП.

Попытка не пытка

Fringilla Co попыталась оспорить сделку по продаже "Рыбпроминвестом" контрольного пакета акций рыбного порта. Однако безуспешно. Хотя кипрский суд поддержал Fringilla Co и отменил сделку по продаже акций МРП, Высший Арбитражный суд в октябре прошлого года отказался признавать решение иностранного суда в отношении российской компании.

В 2012 году дочка РОК–1 — ЗАО "РОК № 1–причалы" учредило новое ООО "Морской рыбный порт". Fringilla Co, как владелец 17%–ной доли МРП пыталась не допустить создания этой "дочки". В ответ новые собственники МРП потребовали в суде исключить офшор из состава учредителей.

Свое требование они обосновали тем, что офшор систематически нарушал свои обязанности, уклоняясь от участия в общих собраниях МРП, из–за чего порт якобы и оказался на грани банкротства.

Представители Fringilla отказались комментировать ситуацию. Михаил Сошник оказался недоступен для комментария.

Подобные схемы ухода от обязательств используются бенефициарами сплошь и рядом и различаются лишь сложностью. Главное, что может помочь истцу вернуть свои деньги, — правильный подбор юриста. Неквалифицированный специалист способен только затянуть время и окончательно упустить момент, когда еще можно вернуть деньги. Если банкротство компании завершено и в реестр внесена информация о его ликвидации, то в этот момент вернуть деньги уже невозможно. Но можно перевести вопрос в уголовную плоскость, чтобы надавить на должников.
Денис Лебедь
арбитражный управляющий
Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама