суббота, 27 ноября 2021
$

Новый виток антикоррупционной кампании в России: комментарии экспертов

Автор фото: Trend/ Павел Долганов

Борьба с коррупцией вышла на новый уровень: уголовные дела уже коснулись федеральных экс-министров и региональных глав комитетов. Эксперты говорят, что здесь больше экономики, чем политики: ресурсы сокращаются, аппетиты элит растут, и внутриэлитная борьба обостряется.

На этой неделе антикоррупционная кампания вышла на новый уровень. В Петербурге прошли обыски в квартире главы комитета по энергетике Владислава Петрова. В Москве следователи говорят, что у них есть материал для уголовного дела экс-министра сельского хозяйства Елены Скрынник. Не исключается и допрос экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. И это только самые заметные события.
Эксперты выделяют три главных аспекта происходящего. Во-первых, никто не сомневается, что коррупция имела место, вопрос только в том, почему о ней заговорили лишь теперь. Во-вторых, есть мнение, что антикоррупционной кампанией власти пытаются вернуть утраченное доверие к себе. В-третьих, есть уверенность в том, что операция "Чистые чиновники" в значительной степени объясняется внутриэлитной борьбой.
В четверг МВД объявило о проведении расследования в отношении организованной группы, участники которой подозреваются в хищениях средств из бюджета Петербурга. Речь идет о деньгах, выделенных на строительство и капитальный ремонт объектов тепло- и водоснабжения. По предварительной оценке, ущерб составил 3 млрд рублей.
К хищениям денег, по версии следствия, причастны чиновники комитета по энергетике, а также ремонтной госкомпании. В результате использования мошеннических схем в Петербурге были проложены 600 км некондиционных труб. В квартире председателя комитета по энергетике Владислава Петрова прошел обыск, изъято 18 млн рублей, $100 тыс. и 100 тыс. евро.
Возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество). Из Москвы в Петербург для участия в расследовании командировано более 200 оперативников, следователей и бойцов СОБР. Проведено уже более 30 обысков.
Параллельно получила развитие история экс-министра сельского хозяйства Елены Скрынник. Во вторник первый залп по экс-министру выпустил канал "Россия-1". Информаторы журналистов, включая действующих чиновников, рассказывали, что Скрынник во время пребывания на постах главы "Росагролизинга" и Минсельхоза нанесла бюджету ущерб на 39 млрд рублей.
Скрынник признала, что нарушения были, но своей вины не признала – по ее словам, вопросы нужно задавать экс-премьеру Виктору Зубкову. В ответ следователи сообщили, что в отношении Скрынник накоплено немало материалов, на основании которых может быть возбуждено уголовное дело. Отдельно сотрудники правоохранительных органов рассказали о зарубежных счетах и недвижимости находящейся сейчас за пределами России Скрынник.
Параллельно продолжается расследование многоуровневого уголовного дела "Оборонсервиса" и Министерства обороны. Следователи выявляют все новые факты хищений, общая сумма уже приближается к 7 млрд рублей. В среду представители СК недвусмысленно заявили, что экс-министр Анатолий Сердюков – такой же гражданин, как и все остальные, и, если понадобится, будет допрошен.
Политолог Борис Вишневский согласен с тезисом о том, что антикоррупционной кампанией власти пытаются вернуть доверие к себе. "Это классический способ отвлечения общества от других вопросов. Они хотят делать что-то, что будет восприниматься как борьба с коррупцией. Хотя сама по себе такая борьба - это, конечно, хорошо".
Используя борьбу с коррупцией для улучшения собственного имиджа (a-la 2000 год), власти рискуют: утверждать, что коррупция носит только частный характер и встречается только "местами", можно только до определённого времени. Рано или поздно становится понятно, что речь идет о системном вопросе.
Рано или поздно чиновники, "попавшие под раздачу", решат с этим не мириться и "сдать" все остальных. Елена Скрынник уже стремится разделить эту "честь" с Виктором Зубковым. Никто не может быть уверенным в том, что Владислав Петров по ее примеру не решит вспомнить кого-нибудь из вице-губернаторов или еще более высокопоставленных чиновников.
Власти этого не боятся, потому что контролируют и прокуратуру, и суд, отмечает Борис Вишневский: "До условной Валентины Ивановны цепочка дотянется только в том случае, если будет принято решение о том, что она должна дотянуться. Говорить подозреваемые могут все что угодно. Важно, что из этого будут слушать следователи".
Директор Института современных медиа Кирилл Танаев, в свою очередь, уверен, что проблемы рейтинга власть интересуют очень слабо: "Им что, переизбираться скоро? В ближайшие годы этот вопрос вообще не стоит".
Антикоррупционная кампания объясняется именно внутриэлитной борьбой, и в основе ее лежит экономика, а не политика, убежден эксперт: "На мировых рынках ситуация непростая. Ресурсов становится меньше, а борьба за эти ресурсы обостряется".
Наблюдатели отмечают еще один аспект проблемы: Владимир Путин, который все 12 лет своего пребывания у власти выступает в роли примирителя и медиатора разных групп влияния, то ли дистанцируется от этой внутриэлитной борьбы, то ли уже не может контролировать эти группы. Безразличие первого лица, в свою очередь, еще больше обостряет эту борьбу.
"А заинтересовано ли первое лицо в сохранении сложившейся системы? – вопрошает Кирилл Танаев. – В этом есть сомнения. Об этом свидетельствует и создание "Народного фронта", и недоверие к "Единой России". Возможно, Путин не возражает против изменений. И сам он в любом случае останется над схваткой".

Видео: "Вести".