Павел Солнышкин Все статьи автора
18 ноября 2012, 12:15 11359

В Министерстве обороны одних петербуржцев заменят на других

Фото: Trend/ Евгений Асмолов

Ключевые посты в Министерстве обороны Анатолия Сердюкова занимали не менее трех десятков выходцев из Петербурга. По мнению экспертов, свои посты потеряют от 50 до 100% ставленников бывшего министра, места которых займут питерские из команды Сергея Шойгу. "ДП" проследил, как одна петербургская элита будет менять другую.

За первые 10 дней после отставки петербуржца Анатолия Сердюкова с поста министра обороны РФ работы лишились четыре замминистра, три из которых — Александр Сухоруков, Елена Козлова и Дмитрий Чушкин — петербуржцы и коллеги экс-министра по Федеральной налоговой службе. Заявление об уходе, по данным СМИ, также уже написала Татьяна Шевцова, выпускница ФИНЭКа, отдавшая 16 лет жизни работе в фискальных органах РФ.

С разрешения Дмитрия Медведева Минобороны выделит 6,5 тыс. квартир петербургским военнослужащим

С разрешения Дмитрия Медведева Минобороны выделит 6,5 тыс. квартир петербургским военнослужащим

415

Между тем, как вполне справедливо злорадствуют СМИ всех мастей, в подвешенном состоянии сейчас находятся практически все петербуржцы, составлявшие костяк оборонного менеджмента Анатолия Сердюкова. В первую очередь это 15 начальников департаментов Минобороны (16-го руководителя аппарата министра Елену Кальную уже сменил москвич и выходец из МЧС Юрий Садовенко).

Смысл военных реформ Анатолия Сердюкова сводился к тому, чтобы оставить "армии армиево", то есть боевую подготовку и прочие тяготы и лишения, а все хозяйственные вопросы переложить на плечи частного бизнеса и гражданских госслужащих.

Под этим флагом в руки многочисленных созданных при министерстве ОАО были переданы гигантские массивы недвижимости, в ту же сторону перенаправлены мощные финансовые потоки, льющиеся через военное ведомство из бюджета. Контроль над этими потоками (1,2-1,9 трлн рублей в год) и над этим имуществом (стоимостью более 200 млрд рублей) взяли в свои руки земляки и соратники Анатолия Сердюкова. Эффективность того, как они этим всем распорядились, выясняет теперь следственный комитет. А мы попытались выяснить, кто находится в зоне риска увольнения в преддверии кадровых чисток нового министра. Впрочем, без работы эти эффективные менеджеры не останутся в любом случае: петербуржцы, покинувшие Минобороны в течение последнего года, нашли себе запасные аэродромы в Смольном, полпредстве по СЗФО, Законодательном собрании Ленобласти и "Газпроме".

В непосредственном подчинении Сергея Шойгу трудятся оставшиеся от предшественника директор департамента размещения госзаказа МО Дарья Морозова, директор правового департамента Марина Балакирева, врид (временно исполняющий должность. — Ред.) начальника хозяйственного управления Николай Рябых и директор организационно-инспекторского департамента Ольга Чернова. Все они — выходцы из ФНС, где работали в подчинении Анатолия Сердюкова до перехода в военное ведомство. Еще есть выходцы из Смольного: Олеся Подгорная, врид директора департамента имущественных отношений, и Екатерина Приезжева, директор департамента образования. Обе ранее трудились в КЭРППиТ Петербурга, а затем — в том же ФНС.

В подчинении у Татьяны Шевцовой работают выпускницы ФИНЭКа Анна Кондратова и Алла Яшина, возглавляющие соответственно департаменты финансового планирования и ценообразования. В той же команде трудится и петербурженка Ольга Васильева, возглавляющая департамент финансового обеспечения. Все три женщины до этого также были подчиненными Сердюкова по фискальной части.

Замминистра Дмитрий Чушкин до своего увольнения тоже имел земляков среди непосредственных подчиненных. Петербурженка Галина Семина возглавляет департамент жилобеспечения, а выходец из Северной столицы Виктор Ряснов — департамент IT и телекоммуникаций.

У уволенной вчера с должности замминистра Елены Козловой тоже были подчиненные из Петербурга: департаментом по санаторно-курортному обеспечению управляет петербурженка Елена Чуфырева. В то же время у не связанного ни с Петербургом, ни с налоговой замминистра Николая Панкова в подчинении целых два петербуржца: пришедшая из авиакомпании "Россия" Наталья Белоусова (она возглавляет управление по увековечению памяти погибших) и коренной ленинградец, поработавший в ФНС, Валентин Верещака (он в министерстве ведает кадрами).

Экс-глава КУГИ Петербурга Дмитрий Куракин возглавит департамент имущественных отношений Минобороны

Экс-глава КУГИ Петербурга Дмитрий Куракин возглавит департамент имущественных отношений Минобороны

975

Некоторые члены команды Сердюкова ушли из Минобороны задолго до отставки "шефа". Так, петербуржец Олег Коваль покинул пост начальника управления обустройства войск (оно превратилось в ОАО) и ушел в Законодательное собрание Ленобласти. Также еще в 2011 г. был уволен замминистра Михаил Мокрецов (он теперь работает помощником полпреда по СЗФО Николая Винниченко), а за ним и заступившая на его место "та самая" Евгения Васильева.

Подведомственными Минобороны по сей день остаются три федеральные службы и одно федеральное агентство, из них петербуржцы рулят двумя: Спецстроем и Рособоронпоставкой. Спецстрой с конца 2011 г. возглавляет Григорий Нагинский, совладелец концерна "Титан-2" (подрядчика ЛАЭС) и экс-сенатор от Ленобласти, успевший при Анатолии Сердюкове поработать советником, а затем и первым заместителем министра по вопросам строительства.

В команде Григория Нагинского еще три петербуржца: бывшая судья Леноблсуда Марина Чубкина, член совета директоров ОАО "Северное управление строительства" (еще одного подрядчика ЛАЭС) Евгений Каминский и экс-топ-менеджер Росэнергоатома Александр Алканеев. Рособоронпоставку возглавляет Надежда Синникова из питерской налоговой.

До недавнего времени Министерству обороны подчинялась еще одна федеральная служба — Рособоронзаказ, возглавлявшийся петербурженкой-налоговичкой Людмилой Воробьевой и ее заместителем, земляком-налоговиком Игорем Голиковым. Именно эта служба контролирует процедуру гособоронзаказа, объем которого с 2010 г. вырос с 1,2 трлн рублей до 1,6 трлн.

Но в августе 2012 г. Голиков написал заявление по собственному желанию и вскоре был назначен председателем КЭРППиТ Петербурга. А уже в сентябре 2012 г. была отстранена от должности и Воробьева. Ее место в октябре занял протеже вице-премьера Дмитрия Рогозина (а с ним — и извечного оппонента Минобороны — оборонно-промышленного комплекса) Александр Потапов, после чего в одночасье Рособоронзаказ превратился из подконтрольной структуры Минобороны в реально контролирующую. В результате монополия команды Анатолия Сердюкова на распределение ежегодных 1,5 трлн рублей была разрушена.

Ахиллесовой пятой бывшего министра обороны его злопыхатели считают деятельность ОАО "Оборонсервис", через которое у Минобороны были отчуждено энное количество недвижимости, техники и материальных средств. Ущерб государству, на сегодня исчисляющийся несколькими миллиардами рублей и уверенно склонный к росту, подсчитывают следственные органы, которые уже приступили к допросам свидетелей и подозреваемых.

У руля "Оборонсервиса", объединяющего девять субхолдингов с совокупными чистыми активами 10 млрд рублей, которые занимаются всей хозяйственной деятельностью Вооруженных сил, тоже находятся петербуржцы. Возглавляет компанию Сергей Xурсевич, бывший питерский налоговик. В совет директоров входят также земляки-коллеги Александр Сухоруков, Ольга Васильева, Елена Кальная и Алла Яшина.

Есть "наши люди" и в менеджменте субхолдингов. Правда, не всех, а только четырех: ОАО "Воентелеком" возглавляет Николай Тамодин, бывший гендиректор петербургского ЗАО "Ниеншанц"; ОАО "Оборонстрой" и ОАО "Красная звезда" подчинены выпускнице юрфака СПбГУ Ларисе Егориной.

Другие субхолдинги потеряли своих петербургских руководителей задолго до отставки Сердюкова: еще в июне 2011 г. совет директоров ОАО "Агропром" покинул бывший руководитель ЗАО "ОДЦ "Охта" Тарас Липницкий, а в 2012 г. возглавлявшего ОАО "Военторг" петербургского налоговика Евгения Вечко сменила москвичка Марина Лопатина.

Мнения экспертов касательно первых увольнений при новом министре обороны разделились. "Эта тенденция, явная что при старом, что при новом министре, когда при смене первого лица на ключевые позиции в ведомство приходят десятки его земляков и однокашников, коррупционна по сути, — считает политолог Владимир Васильев. — Даже когда министр назначает двоих-троих замов из своей старой команды, это вызывает цепную реакцию аналогичных назначений по всей должностной вертикали: замы назначают двух-трех "своих" начальников департаментов, каждый из тех — двух-трех начальников отделов и так далее". Так что, по словам эксперта, самому министру даже не придется выискивать по сусекам Минобороны сторонников его предшественника, это сделают сами его подчиненные, которым тоже хочется работать со знакомыми людьми. "Самый большой минус этой практики — то, что закрывается доступ для карьерного роста внутри системы, и в результате многие талантливые и высокопрофессиональные менеджеры, отработавшие многие годы в своем ведомстве, остаются не у дел, — говорит эксперт. — Это уничтожает конкурентность и пресекает доступ во власть новых людей".

Между тем независимый военный аналитик Александр Гольц не склонен драматизировать ситуацию. По его мнению, чистки хотя и пройдут, но билетом "на вылет" будет вовсе не питерская прописка. "Команда Сердюкова — это люди, которые переходили из одного ведомства в другое вслед за своим шефом, и это никак не связано с местом их рождения. Будут ли вычищены из недр Минобороны все люди из этой команды — вопрос открытый. Чистка уже идет, это очевидно. Но по какому принципу она будет продолжаться — пока нельзя сказать однозначно". Аналитик признает, что в России нормально, когда новый шеф приводит с собой всю команду со старого места. "Но в то же время, заметьте, первыми Шойгу уволил отнюдь не петербуржцев и не налоговиков, не женщин из финансового сектора, а кадровых военных Макарова и Сухорукова, — отмечает он. — И на их места назначены люди в соответствии с общепринятыми канонами военной карьеры".

По мнению Игоря Елисеева, советника генерального директора оборонного концерна "Системы управления", у питерских оборонщиков второго и третьего ряда есть все шансы остаться на местах: если они являются профессионалами своего дела и при этом мотивированы не на личное обогащение и не на соблюдение интересов бывшего шефа, а на плодотворную работу на благо Вооруженных сил, гнать их новое руководство не будет. Что касается фигур первого ряда — замминистров, руководителей департаментов, директоров предприятий, то их участь, скорее всего, решена. "В таких серьезных организациях, как Минобороны, ключевые фигуры у министра должны быть свои. Иначе твои подчиненные из прошлой команды тебя же подставят. Поэтому однозначно всех ключевых игроков команды Сердюкова из Минобороны вычистят".

Что касается новых назначений Шойгу, то Игорь Елисеев не скрывает своего восторга перед профессионализмом министра. "Насколько адекватных, реально профессиональных людей он находит! — удивляется эксперт. — Ведь взять того же Борисова. У Шойгу есть люди гораздо ближе его, гораздо лояльнее. Но лучшего профессионала в вопросах гособоронзаказа найти сложно".

"Дело не в каких-то существенных профессиональных отличиях военных дам экс-министра Сердюкова от мужчин министра Шойгу, — возражает экспертам сенатор от Архангельской области Константин Добрынин. — И те, и эти профессиональны. Дело в руководителе. Сердюков позволял своим подчиненным непозволительное и с этической, и с юридической точки зрения. У генерала армии Шойгу иной подход и стиль. Так что если коллегам Филимонову и Куракину доведется поработать в Минобороны, то армии от этого будет плюс, а вот с них петербургский лоск может сойти".

Впрочем, в отношении команды Сердюкова Игорь Елисеев не склонен сгущать краски. "Он был исполнителем стратегии, которую придумали умные люди. Его задача была — сломать те ржавые конструкции в военном ведомстве, на которые у кадровых военных рука бы не поднялась, — говорит он. — А за это был дан карт-бланш, которым тот воспользовался в полной мере. Теперь мавр сделал свое дело. Если вычистить ту коррупцию, которая царит сегодня в Минобороны, у нового министра будет очень эффективное ведомство. В свое время рейдеры, при всей их отрицательной сути, вырвали наш оборонно-промышленный комплекс из рук неэффективных красных директоров.

А потом пришло государство и вернуло себе те предприятия, которые ему реально нужны. Кто-то сел, а у руля предприятий встали эффективные менеджеры. Возможно, то же самое сегодня происходит и по ту сторону Гособоронзаказа".

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама