Светлана Франчук, Роман Романюк Все статьи автора
1 ноября 2011, 10:30 2557

Генеральный директор "Ленэкспо" Сергей Алексеев рассказал о любви к лошадям

Фото: Trend

Генеральный директор "Ленэкспо" Сергей Алексеев об объединении с "Экспофорумом", развитии выставочного бизнеса, игре на саксофоне и любви к лошадям.

В ноябре "Ленэкспо" окончательно объединится с компанией "Экспофорум". К чему это приведет, в интервью "ДП" рассказал Сергей Алексеев.

"ДП": Так что же произойдет с "Ленэкспо" в ноябре?

— С 1 ноября мы передаем все наши полномочия "Экспофоруму". Сейчас идет дискуссия по поводу названия объединенной структуры, но пока название так и остается — "Экспофорум". Опять же с ноября всеми вопросами организации выставок займется "Экспофорум", а "Ленэкспо" останется просто площадкой для проведения мероприятий. И, конечно, будет строиться новая конгрессно–выставочная площадка на Петербургском шоссе.

"ДП": Каков сейчас ваш статус в компании "Экспофорум" и есть ли уже конкретная должность?

— В "Экспофоруме" — еще нет, этот вопрос в стадии обсуждения. Я пока остаюсь генеральным директором "Ленэкспо" и буду представлять обе компании как на российском, так и на международном уровне, в частности в различных палатах и союзах, где я вхожу в органы правления.

"ДП": Какие перспективы у бренда "Ленэкспо"? Есть ли планы оставить его либо произойдет ребрендинг?

— Я думаю, что года через три "Экспофорум" захочет избавиться от бренда "Ленэкспо". Это их решение, но "Ленэкспо" мне больше нравится, оно исторически связано с Ленинградом — Петербургом.

"ДП": Но у вас были планы и по реновации нынешней территории "Ленэкспо"?

— Да, хотел, но не получилось. Несколько лет мы вели переговоры с банком "Голдман Сакс", 4 года назад договорились с ними об инвестициях порядка $500 млн, с ними же разработали программу "Ленэкспо 2020", в которой планировали расширить наши выставочные территории до 60 тыс. м2. Но, когда они пришли к тогдашнему губернатору Валентине Матвиенко, она не согласовала появление проекта на территории "Ленэкспо", а отправила инвесторов на намыв. Банкиры, конечно, были поражены, потому что год работали над этой программой. В итоге "Голдман Сакс" денег не дал, а у меня осталось чувство досады, ведь могла сбыться мечта поколений о том, что Петербург станет местом международных коммуникаций, как это и задумал в свое время Петр Первый.

"ДП": А есть примеры господдержки похожих проектов?

— Есть хороший пример в Милане: они продали часть старой территории и построили современный центр в районе Ро–Перо на окраине города. Где–то 1,2 млрд евро было вложено в саму стройку, и Сильвио Берлускони выделил еще 1 млрд евро на инфраструктуру.

Если говорить о нынешних перспективах территории "Ленэкспо", то я думаю, что у наших инвесторов есть желание ее развивать. Тем более что рядом ЗСД построят. Я знаю, что разные международные архитекторы уже приезжают к нам и советуются, как сделать этот проект.

"ДП": Сколько сегодня составляет площадь "Ленэкспо" и прилегающих территорий?

— Сейчас площади павильонов — 40 тыс. м2, общая площадь — 15 га. Хочу подчеркнуть уникальность нашего места как единственной в России площадки, расположенной на берегу моря. Сейчас будет осваиваться соседняя территория бывшей Военно–морской базы, расположенной на другом берегу ковша галерного фарватера. С нами также соседствует территория Морского вокзала.

"ДП": Когда будет принято окончательное решение о судьбе площадки "Ленэкспо"?

— Полагаю, "Экспофорум" будет думать до января 2014 года, когда должен быть введен новый конгрессно–выставочный центр на юге города. Но там главная проблема — транспортная инфраструктура, это крайне важно. Я бы за образец взял выставочный центр в Хельсинки. Даже одна из станций поезда "Аллегро" находится у выставочного центра — очень грамотно сделано.

"ДП": А зачем вы вообще решили объединяться с "Экспофорумом"?

— Я люблю "Ленэкспо", сам его создавал, 25 лет отработал, но, конечно, мы уступаем тем же московским комплексам. Одна из причин, по которым мы объединились, — нехватка инвестиций для создания современного конвеншн–центра, как, скажем, в Сингапуре, Кельне или Шанхае. Наши новые акционеры готовы вкладывать значительные средства в это направление. У нас появился шанс создать компанию мирового уровня. Поэтому я предложил использовать весь наш опыт и нашу структуру. Исходя из мировой практики в каждом городе находится только один выставочный центр. Если их будет больше, будут проблемы с заполнением и рентабельностью. У нас заполнение 30–35%, больше никак не продать, поскольку мы очень зависим от экономики региона.

"ДП": По вашему мнению, достаточно ли Петербургу "Экспофорума" как площадки?

— Во Всемирной ассоциации выставочной индустрии (UFI) рассчитывают необходимую площадь выставочного центра исходя из регионального валового продукта: берешь РВП, переводишь в доллары, делишь на 2 — получается нужное количество метров. По моим расчетам, для Петербурга это 60–100 тыс. м2. В качестве иллюстрации связей нашего бизнеса с экономикой могут служить следующие данные: больше всего продается выставочных площадей в Америке (в год 25 млн м2), на втором месте Китай, на третьем — Германия. В России же ежегодно продается лишь 3 млн м2.

"ДП": Есть ли предпосылки того, что конгрессно–выставочная деятельность станет отдельной отраслью экономики?

— Она уже ею является. Мы получили коды госстатистики. Люди на конгрессы ездят, чтобы познакомиться и хорошо провести время. Безусловно, Петербург может привлекать тем, что это один из самых красивых городов мира, но он не так богат. Возьмем для примера Петербургский экономический форум — это крайне дорогое мероприятие, но там большая поддержка государства и спонсоров. Наша задача — сделать более рентабельными конференции. Но у нас ни за один конгресс участники не платят, очень сложно заставить человека заплатить $500–1000 за участие. Опять же бизнес–климат у нас пока не так хорош, не говоря уже об инфраструктуре приема гостей: к вокзалу не подъехать, в аэропорту летом непонятно вообще что творится. У нас визовые проблемы и административные барьеры.

"ДП": Чего удалось добиться за 25 лет работы в "Ленэкспо"?

— Когда я сюда пришел, выставок в современном понимании не существовало. В 1989 г. мы объединили площадку на В.О. и на пр. Просвещения и создали "Ленэкспо" с помощью Владимира Ходырева, который тогда был председателем исполкома горсовета. Мы полностью перестроили старые павильоны и прилегающую территорию. В 1990 г. построили павильон №6, в 1995 г. — №4, в 2005 г. — №7, а в 2007 г. за 4 месяца — уникальный многофункциональный конгресс–зал №8А. И если в 1980–х мы делали одну–две, максимум три выставки в год, то сейчас только выставок 70, плюс конференции, конгрессы. За 2010 г. мы заработали 30 млн рублей, годовой оборот составляет 500–600 млн рублей.

"ДП": Расскажите подробнее о себе.

— Родился в октябре 1947 г. в Ленинграде. Мне 64 года, но чувствую себя на 25. У меня было тяжелое послевоенное детство. Отец инвалид войны был, большую часть жизни я прожил на Васильевском острове, здесь закончил ПТУ, работал на заводе им. Козицкого слесарем по ремонту оборудования. Потом поступил в Ленинградский горный институт. При этом окончил музыкальную школу, играл на саксофоне. Со всей нашей джазовой элитой знаком.

"ДП": В каких местах в то время можно было играть на саксофоне?

— Клуб ликеро–водочного завода на Синопской — это было одно из самых топовых мест. Я, пожалуй, единственный из игравших там музыкантов, который не спился, потому что учился. Также во всех ресторанах играл, самой выгодной при этом была гостиница "Европейская". Тогда запрещено было играть еврейские песни, а мои друзья–евреи мне их заказывали и платили по 25 рублей. На наши деньги это, наверное, $250 будет. В кафе "Сонеты" на Караванной играл. А сейчас там "Корова–бар". В 1969 г. я попал на комсомольскую работу и отработал до 1979 г., а потом перешел в Смольный — в горком партии.

"ДП": С кем и когда из известных ныне личностей вы пересекались?

— С Валентиной Матвиенко — она была секретарем Петроградского района по молодежи, а я был заведующим Ждановского отдела. Мы были соседями,  часто общались и даже были вместе в комиссиях. Она тогда уже была очень активная, пошла в рост. Потом я в армии годик послужил, играл в духовом оркестре. Приходилось носить жмуров — покойников то есть. У нас поговорка даже была: как только 200 жмуров отнесешь, пора на дембель.

В 1980 г. окончил Высшую партийную школу. Со времен комсомольской юности занимался выставками — видимо, судьба. В 1986 г. всем стало понятно, что началась перестройка, и меня перевели в будущее "Ленэкспо". Тогда это была дирекция иностранных выставок всесоюзного общества "Экспоцентр" при Торгово–промышленной палате СССР. Народ к моему приходу в этой структуре работал обалдевший. Видимо, видя во время выставок иностранные банки с пивом, они здесь с ума сходили и воровали в итоге все что можно. Неудивительно, что их попросту отдали под суд.

"ДП": С кем из известных иностранных лиц сотрудничали?

— Во время проведения в середине 1990–х гг. Игр доброй воли Тед Тернер, основатель CNN, должен был организовать телетрансляцию состязаний. Приехал он в петербургский телецентр на ул. Чапыгина и сказал: это что, музей? Тогда мы привели его к себе в "Ленэкспо" и бесплатно предоставили павильон под пресс–центр. В результате американцы помогли нам и кредит получить, и через конверсию техникой и оборудованием кое–каким обзавестись (с бывшей американской базы под Франкфуртом). Но главное, что они сделали, — это реклама. Полгода на CCN наша реклама бесплатно шла. Какая компания может себе это позволить? Это так дорого, что просто нереально. А у нас выходил клип 30–секундный каждые полчаса. Это был мощный толчок для развития конгрессно–выставочной деятельности в Петербурге.

"ДП": А с руководством страны и города как отношения складывались?

— Я знаком с Владимиром Путиным еще с тех времен, когда он был вице–мэром Петербурга и отвечал за международные связи, много нам помогал. Одно время нами руководил Анатолий Чубайс, который был замом председателя исполкома Ленсовета. Первый мэр Петербурга Анатолий Собчак много для нас сделал. А вот с губернатором Владимиром Яковлевым не получилось сотрудничество, это у него впервые возникла идея выселить нас в Шушары. При Валентине Матвиенко удалось павильоны №7 и 8А построить, но, пусть не обижается, в конечном итоге она начала нас тормозить и не давала "Ленэкспо" развиваться. Что и говорить, когда по телевизору смотрю заседание российского правительства или Euro News, то с гордостью могу сказать, что почти со всеми этими людьми я когда–то общался.

"ДП": Расскажите о вашей консульской деятельности.

— После ухода Андрея Фурсенко (ныне главы Минобрнауки) на госслужбу мне позвонил почетный консул Таиланда Юрий Ковальчук и предложил сменить Андрея на посту почетного консула Филиппин. Сложно было отказать такому человеку (улыбается. — Ред.).

Дипломатия — совершенно особенное занятие, но работа эта интересна и очень расширяет кругозор. Филиппины — страна сложная, ее главный экспорт — рабочая сила, около 1 млн человек выезжает ежегодно. Там прекрасные места, развивается туризм, и, кстати, большинство людей исповедуют христианство. Но с филиппинцами делать бизнес нелегко. Например, предлагали им тунца продавать в России, но не хотят они напрямую с нами торговать, предпочитают отправлять рыбу в США и Японию, откуда она все равно в Россию приходит.

"ДП": Удалось что–то выучить из филиппинского языка?

— Мабухай! (в переводе — "на здоровье!") (смеется).

"ДП": Вы яхтсмен, какой волной вас занесло в парусный спорт?

— Собственной яхты у меня нет, но есть катер, на котором можно ездить в центр города, когда пробки. К сожалению, в России искаженное понимание того, что такое парусный спорт. Я, как все мальчишки, увлекался лодками и, придя из армии, решил осуществить свою мечту — немедленно пошел в центральный яхт–клуб. Там мне удалось попасть на легендарную яхту, которая называется "Сольвейг". И вот уже почти 40 лет я хожу под парусом, потому что меня это очень захватило. Я мастер спорта и чемпион СССР.

Яхтинг — это коллективный вид спорта. Мы все яхты до сих пор ремонтируем сами, потому что, когда в море идет давление на паруса в несколько тонн, ты должен быть уверен, что за 100 миль от берега у яхты ничего не отвалится. Яхтинг можно сравнить с альпинизмом, поскольку это еще и романтический вид спорта.

"ДП": Еще вы конным спортом увлекаетесь?

— Лошади — это чудо! Конный спорт очень гуманен и прививает людям такие качества, как забота, доброта. Наше общество, увы, очень черствое, у нас ведь если человек на земле лежит и ему плохо, то большинство проходит мимо, никто не стремится помочь, всем не до этого. Чего нам не хватает — так это заботы и гуманности, а без этого Россия вообще погибнет.

Биография Сергея Алексеева.

Родился в 1947 г. в Ленинграде. Окончил Ленинградский горный институт им. Г. В. Плеханова по специальности "инженер–гидролог"(1973 г.). С 1986 г. — глава "Ленэкспо". С 1991 г. избран президентом Российского союза выставок и ярмарок (РСВЯ). Увлечения: игра на саксофоне, яхтенный и конный спорт. Женат, сын Леонид Алексеев — дизайнер одежды.

Справка об ОАО "Ленэкспо": Как выставочная структура создано в 1968 г. Состоит из восьми павильонов общей площадью 40 тыс. м2. Выручка за 2010 г. — 486 млн рублей. Основные акционеры (данные СПАРК на 30.06.2011 г.): ООО "Газ–энергопром Девелопмент" (25%), ООО "Астрион–Финанс" (23,9%), ООО "Балт–Клин–Комплект" (23,7%), ООО "Вариант–Северо–Запад" (13,3?%), Сергей Алексеев (3,03%).

Справка о ЗАО "Экспофорум": Создано в 2008 г. Занимается созданием конгрессно–выставочного центра, который откроется в 2013 г. на Петербургским шоссе. $1 млрд — общий объем инвестиций в проект. Общая площадь будущего комплекса — 56 га.

Основные совладельцы (данные СПАРК на 18.05.2011 г.): ООО "Газэнергопром Девелопмент" (51%), ООО "Балт–Клин–Комплект" (49%).

Новости партнеров
Реклама